Президентские выборы в Черногории запланированы на 15 апреля. Воспользуются ли этим новым шансом противники евроатлантического пути Черногории и попытаются ли привести к власти президента, который был бы против интеграции Черногории в Европейский Союз и НАТО? Возможно ли создать такие условия, чтобы Черногория вернулась на «исходную позицию» — оспорить членство Черногории в НАТО, а также изменить ее внешнюю политику, то есть помешать интеграции Черногории в Европейский Союз? Совершенно ясно, в особенности после событий вокруг парламентских выборов в 2016 году (сейчас в этой связи ведется судебное разбирательство), что цель противников евроатлантической интеграции — позиционировать Черногорию как союзника, точнее политического вассала России и Сербии. Заявления Сергея Лаврова, министра иностранных дел Российской Федерации, — прекрасный материал для аналитиков, поскольку в них ясно считывается российская политика на Балканах. Россия стремится остановить Черногорию, Македонию и Боснию и Герцеговину на их пути в Европейский Союз и НАТО. Россия использует Сербию и сербов, чтобы блокировать интеграционные процессы и провоцировать кризисные ситуации.


Уже предпринималась попытка (на парламентских выборах) государственного переворота в Черногории, и было совершено покушение на Мило Джукановича. В Черногории действуют российские шпионы, связанные с просербскими партиями. Кроме того, была предпринята попытка насильственного захвата македонского Собрания с участием агентов сербского «Агентства информационной безопасности» (БИА) с целью не позволить Зорану Заеву демократическим путем прийти к власти в Македонии. Россия контролирует Милорада Додика в Боснии и Герцеговине. Додик связан с пророссийскими партиями в Черногории. Все это лишь некоторые операции и примеры стремления спровоцировать кризис, которые являются частью стратегии России, а также Сербии на Балканах. В начале января 2018 года в интервью изданию «Дойче велле» Сергей Лавров, говоря о роли России в мире и, в частности, на Балканах, посетовал, что Россию «обвиняют везде», а Сербию «обвиняют во всем, что происходит на Балканах». Давненько российский министр не говорил ничего более точного и правильного. И это не случайно.


Итак, что, учитывая все выше сказанное, ожидает Черногорию на президентских выборах?


<…>


Российское вмешательство


Может ли Черногория, а также другие государства региона, прежде всего Босния и Герцеговина и Македония, защитить себя от российского вмешательства так же, как это делают (или уже сделали) представители руководства Франции и США? Словенский Международный институт Ближнего Востока и балканских исследований (IFIMES) в своем исследовании под названием «Меньшинства и хакеры решают, кто будет президентом в Черногории?» предупреждает о риске хакерского вмешательства в предстоящие выборы. Конечно, в целом балканские страны не способны защитить себя от таких ударов, в особенности если учесть, что даже мировые державы, вроде США и Франции, испытывают проблемы и подозревают Россию во вмешательстве в их выборы. Поэтому нынешние выборы в Черногории, возможно, станут самым серьезным вызовом за всю ее историю — вызовом не только для черногорского государства, но и для всех тех представителей мирового сообщества, кто призывает к защите суверенных прав любого государства.


В начале апреля 2018 года британское издание «Гардиан» в авторском материале Айвора Робертса, бывшего посла Великобритании в СФРЮ, под названием «Запад не должен оставлять Балканы в российских объятьях» предостерегает нас. По его словам, Россия скрывает факты, точнее делает все для того, чтобы «православные страны бывшей СФРЮ» не вступили в НАТО, а оставались буферной зоной между Грецией и ее союзниками по НАТО и Россией. В качестве примера Робертс приводит покушение на Мило Джукановича, совершенное для того, чтобы помешать вступлению Черногории в НАТО. Робертс приходит к выводу, что Вашингтон и Лондон совершают ошибку и идут на риск, оставляя эту часть Европы без своего доминирующего влияния.


Выступая перед комитетом американского Сената в марте 2018 года, командующий силами НАТО в Европе генерал Кертис Скапаротти (Curtis Michael Scaparrotti) заявил, что усиление российского влияния в Европе является серьезнейшей проблемой, а главная проблема на Балканах — это Сербия именно из-за распространения российского влияния.


Единственный боснийский кандидат


Зарегистрировано семь кандидатов в президенты Черногории, и каждый из них обещает лучшее будущее для страны, а также клянется побороть преступность и коррупцию. Некоторые кандидаты ведут себя так, будто речь идет о местных, точнее муниципальных выборах. Тем не менее факт в том, что на нынешних президентских выборах главную роль играют геополитические и международные интересы. Возможно, они даже важнее других тем, так как избиратели должны сделать принципиальный выбор между пророссийской и прозападной Черногорией, то есть между Европейским Союзом и НАТО, с одной стороны, и Россией и покровительством Сербии, с другой. И в этом заключается важнейшее различие между кандидатами в президенты Черногории.


Судя по тому, как ситуация развивалась до сих пор, самые большие шансы стать президентом Черногории — у Мило Джукановича. Выставив сразу несколько кандидатов, оппозиция оказала ему услугу. Она надеется на второй тур, в котором попытается общими усилиями продвинуть своего кандидата. Джуканович призвал членов Социал-демократической партии (SDP) голосовать за него, памятуя о прежней коалиции его Демократической партии социалистов Черногории (DPS) с SDP. Политические партии, которые представляют хорватское и албанское меньшинство, поддержали Джукановича, как и боснийско-мусульманские политические партии и организации. Правда, между боснийскими лидерами произошел раскол. Некоторые из них выразили свою поддержку единому боснийскому кандидату в президенты Хазбия Калачу, председателю Партии справедливости и примирения, которую основал в Белграде бывший муфтий (Санджака) Муамер Зукорлич. В конце прошлого года Калач заявил, что «Муамер Зукорлич является подлинным и главным лидером боснийцев в регионе».

© AP Photo, Risto Bozovic
Вице-президент США Майк Пенс в Черногории

На президентских выборах в Сербии в 2017 года Зукорлич поддержал Александра Вучича, который (пока) является величайшим узурпатором стабильности на Балканах. Тогда Зукорлич заявил: «Мы расцениваем свою поддержку Александра Вучича как поддержку не его лично, а наших политических целей и проектов. Поэтому мы и призвали боснийцев голосовать за Вучича. Мы полагаем, что это очень поспособствует стабильности, миру и улучшению обстановки, в которой боснийцы смогут почувствовать себя равноправными гражданами и решить свои накопившиеся проблемы». Тогда Зукорлич считал, что эта поддержка является «важным элементом в будущем диалоге боснийцев и сербов». Так он считает и сегодня.


Седьмой батальон


В этой кампании интересно то, что 20-летняя политическая (сербская) оппозиция, рассуждая о мнимых злодеяниях Джукановича, первым делом вменяет ему в вину его роль в войне. Оппозиция призывает боснийцев-мусульман голосовать не за Джукановича, а за «своего кандидата», то есть за Хазбия Калача, и называют тех, кто голосует за Мило Джукановича, «потурченцами». В части исламского сообщества все это вызвало большой резонанс. В ходе предвыборных выступлений просербская оппозиция заявляла: «Боснийцы постоянно говорят о том, что, голосуя за Мило, выбирают меньшее зло. Но теперь у них есть Хазбий Калач, который является не злом, а добром. Боснийцы должны голосовать за своего национального кандидата. Не может быть, чтобы вор был им дороже уважаемого боснийца Хазбия Калача». Хотя все понимают, что у него нет никаких шансов, и речь идет только о дележке боснийских голосов.


Очень примечательна официальная поддержка кандидатуры Джукановича собранием, правлением, председателем и попечительским советом Мусульманской матицы Черногории, несмотря на заявления и напоминания о невыполненных обещаниях черногорской власти: «Вам известно, что коренное мусульманское население проживает в Черногории уже более 560 лет, однако до сих пор в образовательные программы и учебники начальных и средних школ не включены разделы об их истории, культуре и национальном своеобразии, хотя для других национальных меньшинств это было сделано. Конституция 1992 года гарантирует это право представителей этнических общин и групп, но за 15 лет своей работы Министерство образования так и не выполнило это обязательство. Конституция Черногории 2007 года тоже гарантирует это право, как и закон о нацменьшинствах и свободах. Правительственная стратегия политики в отношении нацменьшинств от 2008 года дала Министерству образования срок продолжительностью четыре года на реализацию этого права, но ничего так и не было сделано».


Черногорская церковь оказывала и оказывает поддержку Мило Джукановичу, вопреки Сербской православной церкви, которую возглавляет Амфилохий Радович. Митрополит Черногорский Михайло называет его «седьмым батальоном, который провоцирует беспорядки в Черногории». Сербская православная церковь во главе с Иринеем и Амфилохием отрицает геноцид в Сребренице, тогда как Черногорская церковь признает его. Сербская православная церковь и Амфилохий пользуются немалым влиянием, и именно они оказывают основную помощь пророссийскому и сербскому блоку в Черногории.


Ясно, что голоса боснийцев-мусульман могут сыграть ключевую роль на президентских выборах. Также совершенно очевидно, что именно на них нацелены все внутренние, региональные и геополитические действия, в особенности в рамках российско-сербской политики. Боснийцы-мусульмане без колебаний поддержали независимость Черногории, так что вряд ли теперь захотят возвращаться назад (под крыло Белграда и Москвы). Однако именно из-за важности нынешних выборов, боснийцы-мусульмане превратились, вероятно, в наиважнейший фактор, влияющий на продолжение евро-атлантического пути Черногории. Хорватия и Словения уже являются членами Европейского Союза и НАТО. Черногория вошла в НАТО, а Босния и Герцеговина горит желанием попасть в НАТО и ЕС. Сербия, судя по всему, остается связанной, как и Сирия, с Российской Федерацией и будет, даже если войдет в ЕС, единственным государством, которое самопровозгласило свой нейтралитет. Факты говорят о том, что Сербия остается частью российской международной политики и влияния. Главный вопрос на предстоящих выборах в Черногории для всех: черногорцев, албанцев, сербов, боснийцев-мусульман, хорватов и всех остальных, — какой выбор сделает страна, пойдет ли она по западному пути с ЕС и НАТО или войдет в союз территорий и государств с российскими и сербскими олигархами во главе.