Участники V Форума Свободной России, который прошел в Вильнюсе 11 — 12 апреля, согласились, что поражение Кремля в Сирии станет наиболее болезненным ударом по репутации российского президента Владимира Путина и может оказаться роковым для его режима.


Важным сигналом, что сирийская кампания может быть проиграна, для России должна была стать гибель по меньшей мере 200 россиян из ЧВК «Вагнер» вблизи города Дейр-эз-Зор в результате американского ракетного обстрела в начале февраля этого года. Тогда газета «Вашингтон пост» (Washington Post) написала со ссылкой на американскую разведку, перехватившую переговоры российского миллиардера Евгения Пригожина с подконтрольными военными из «Вагнера», что тот пытался захватить месторождения нефти в этой сирийской провинции. В какой степени подобное участие России в сирийском конфликте ради частных интересов способно привести к прямому столкновению на Ближнем Востоке?


На этот вопрос эксперты отвечали уже после того, как истек ультиматум Дональда Трампа, а обещанный удар так и не был нанесен. Американский президент пообещал в понедельник 9 апреля в течение 48 часов принять решение по Сирии в ответ на газовую атаку в анклаве Дума под Дамаском, где погибло несколько десятков человек, включая детей.


Нет Черчиллей — одни Чемберлены


«Ситуация становится взрывоопасной, — уверен политик и глава Совета «Фонда защиты прав человека» Гарри Каспаров. — С одной стороны, Путин, как и любой диктатор, не может выглядеть слабым, а, значит, плавный отход российский войск из Сирии невозможен. Именно поэтому российское телевидение уже начало готовить россиян к худшим сценариям и рассказывать о том, какие продукты лучше хранятся в бомбоубежище». С другой стороны, по мнению Каспарова, и Дональд Трамп оказался в «непростой ситуации у себя дома».


Расследование о вмешательстве Кремля в американские президентские выборы заставляет Трампа искать пути, поэтому у него есть очевидный политический интерес проявить в этой ситуации силу. Каспаров убежден, что если бы не слабость в свое время предыдущего хозяина Белого дома Барака Обамы, то, возможно, сегодня не было бы ни войны в Сирии, ни на Украине.


«В феврале 2014 года, когда зеленые человечки появились в Крыму, в высоких кабинетах в Европе и США, к сожалению, не оказалось Черчиллей — одни Чемберлены», — согласился с ним украинский политолог и председатель «Фонда национальных стратегий» Тарас Березовец. По его мнению, сегодня уже недостаточно и решения частично бойкотировать Чемпионат мира по футболу, который пройдет предстоящим летом в России (Великобритания после отравления Сергея Скрипаля заявила, что на чемпионат не поедет официальная делегация и члены королевской семьи — прим. ред.). Сравнив нынешнюю ситуацию с ситуацией вокруг Олимпийских Игр 1936-го года в Германии, Березовец напомнил, что те игры проходили до того, как Гитлер повел открытую экспансионистскую политику. Нынешний же чемпионат проводится уже после агрессии против Грузии (2008), аннексии Крыма и развязывания войны на востоке Украины (2014) и активного участия России в войне в Сирии на стороне Башара Асада.

 

Частная армия в гибридной войне


Можно ли считать войну в Сирии — частной войной Путина? Гарри Каспаров вывел свою формулу нынешней власти: «Все расходы национализируются, а доходы приватизируются». В этой системе группы лиц, узурпирующих власть, придумывают различные схемы для зарабатывания денег, представляя при этом свои интересы как национальные. И ЧВК «Вагнер», по его мнению, отражение одной из таких схем, на участие в которой обычные россияне подписываются от безысходности.


Однако с ним не согласился военный журналист Аркадий Бабченко, который считает, что «Вагнер» — это не ЧВК, а настоящее воинское подразделение регулярной армии. Он утверждает, что частную армию сегодня фактически невозможно оформить юридически и что в современной России были только две такие армии: у нефтяной компании ТНК-BP (поглощенной компанией Игоря Сечина Роснефтью) и у президента Чечни Рамзана Кадырова. Все остальные группы военных, называемые ЧВК, лишь представляются таковыми, поскольку это удобный способ вести гибридную войну, считает Бабченко.


«Я вообще бы не стал разделять в России национальные и частные интересы. Сейчас в России нет нации, нет народа. Если людям скажут идти воевать в Сирию, пойдут туда, если в Литву, значит пойдут воевать в Литву, не задавая вопросов», — прокомментировал Бабченко.


Скрытность vs тщеславие


Гибридную войну очень удобно вести, прикрываясь ЧВК и проводя секретные операции, соглашается с Бабченко Тарас Березовец. Украинский политолог уверен, что склонность Путина к секретным операциям определяется его юридическим образованием и работой в спецслужбах. Но, как ни странно, именно этим он отличается от своего кумира Юрия Андропова, руководителя СССР в 1982 — 1984 годах. «Советские руководители не пытались уйти от ответственности. Они прямо демонстрировали, что советские войска находятся там, куда их ввели, — говорит Березовец. — Путин же как юрист пытается размыть собственную ответственость. При этом оставляет множество зацепок, которые потом можно использовать, чтобы оправдаться». При этом, отмечает эксперт, российский президент не лишен тщеславия: «Ему хочется, чтобы все знали, что за этими операциями стоит именно он. Отсюда его признание в документальном фильме «Возвращение. Крым», что именно российские военные, а не неизвестные «зеленые человечки» захватили полуостров.


Дороги назад нет


Аркадий Бабченко со свойственной ему прямолинейностю констатирует: «…Все поняли, что с ним (Путиным — прим. ред.) разговаривать бесполезно. Режим будет окукливаться, а народ сплачиваться вокруг своего «фараона». А закончится все просьбами прислать „ножки Буша“».


Не менее пессимистичный прогноз для Кремля и у Гарри Каспарова. Он уверен, что геополитичское поражение может оказаться для путинского режима смертельным. «Сейчас мы даже уже говорим про военное поражение. Если режим Асада рухнет в результате американского вмешательства, и Путин не сможет этому противодействовать, вся истерия вокруг образа Путина, якобы способного решать любые мировые проблемы и «пережимать» западных лидеров, закончится. Мыльные пузыри всегда в итоги лопаются», прокомментировал Гарри Каспаров нынешнюю ситуацию в интервью Delfi.


Впрочем, у политика родилась и другая аллегория из русской сказки — игла Путина в яйце: «К яйцу подобрались, осталось разбить скорлупу. У американцев в Сирии достаточно материальных военных ресурсов, чтобы ситуацию переломить».


По мнению Каспарова, в этой ситуации уже не важно, испугается или нет российский президент этих ресурсов, поскольку он сам уже обречен — «у него нет дороги назад». Вопрос, на взгляд Каспарова, в другом: дошла ли российская военная и бюрократическая верхушка до состояния такой же паранойи, когда они полностью себя ассоциируют с диктатором. Каспаров, как и Березовец, проводит параллель с гитлеровским режимом: «Это еще Германия 1939 года или уже 1944? Готова ли эта верхушка идти до конца или она понимает, что это смертельный риск с нулевыми шансами на успех? Я все же надеюсь, что когда Путин будет нажимать кнопки, то на другом конце провода в какой-то момент не найдет того, кто будет готов выполнять его приказы».