Последнее военное обострение на Ближнем Востоке порождает разговоры о прямом столкновении армий России и США. Напряженные отношения между Европой, Америкой и РФ напоминают начало новой холодной войны и гонки вооружений. Угроза «ядерной кнопки» все больше накаляет ситуацию в мировом сообществе. На фоне сложившейся ситуации встает вопрос: а не ведет ли это человечество к Третьей мировой войне? Об этом «Обозреватель» выяснил у капитана 1-го ранга военно-морских сил США, экс-начальника штаба Военной миссии связи НАТО в Москве Гарри Табаха.


«Обозреватель»: Агрессивная политика президента РФ Владимира Путина привела к жесткой санкционной и дипломатичной политике Запада и США в отношении России. Экономическая ситуация в РФ ухудшается, политики и эксперты предрекают развал российской «империи». Путин остановится?


Гарри Табах: Он не обращает внимания на нынешнее сопротивление Запада. Ведь как он еще может консолидировать Россию? Экономика-то плохая, изоляция полная. Он ведь болен тем же, чем и Гитлер, и Сталин, и любой диктатор — у него начинается паранойя, ему кажется, что кругом одни враги. А население России — это даже народом не назвать — оно легко поддается этим посылам: что они хорошие, но все против них, им не дают встать с колен, им в подъезде здесь нассали — это кто-то, не они. Тем временем власти начинают искать врагов внутри — вскоре начнут сажать людей, обвинять их в измене родине. Потом будут убийства политических оппонентов и всех остальных за границей. Все это уже было, и ничего нового Владимир Владимирович не придумал. Все прекрасно понимают, что он делает и как он делает.


Но сейчас, мне кажется, ситуация усложнится тем, что суд в Нидерландах решит, что это Россия виновата в сбитом самолете над Украиной. А это приведет к дополнительным санкциям, что еще больше ухудшит ситуацию. Ведь россияне начнут все отрицать, обвинять Америку в проплачивании такого решения. А из-за этого будут нарастать сложности: Россию будут все больше и больше изолировать, а она будет все жестче реагировать.


— Оккупация Донбасса, сбитый самолет… Но такое единение Запада против Путина — санкции, высылка дипломатов — произошло именно после отравления Скрипаля. Почему так?


— Скажу чисто по-русски: потому что задолбал он всех уже. Ему говорят: ну хорошо, на это мы не обращаем внимание, мы это замнем, остановись, мы не хотим Третьей мировой войны. Мы хотим, чтобы Россия была цивилизованной странной, просто спокойно доживи свой век. Но он ведь не останавливается, и с каждым разом делает все хуже и хуже. На дворе не позапрошлый век, когда можно было спрятать и скрыть — сейчас у всех все на виду. И Путину говорят: ты не можешь такой огромной махиной управлять в полной секретности. А он продолжает гнуть свое и уже пересек красную линию.


Почему? Потому что народ в Британии начал спрашивать у своего правительства: а почему у русских здесь замки? Почему русские здесь устраивают беспредел, гоняя на рэндж роверах и посылая полицию (далее нецензурно — прим. ред.)? Почему русские у нас тут все время умирают? А теперь еще и британцы стали умирать и страдать из-за этого. Подождите, а что это — а это, оказывается, химическое оружие? Оказывается, мы знали, что у них есть секретная база, где они продолжают разрабатывать химическое оружие и испытывать его, причем на британцах?


Исторически у Британии и России всегда были сложные отношения, а тут еще много этих российских оппозиционеров-миллиардеров, прячущих деньги в Великобритании. А тут уже беспредел: тут и дети идут, и семьи, и семью берут в заложники, и детей травят, убивают — поэтому, наверное, санкции и высылка дипломатов и были инициированы Терезой Мэй: она перезвонила всем своим коллегам, сказала, что так и так, у меня есть разведывательные данные, у меня есть доказательства — и доказательства с Андреем Луговым (обвиняемый в убийстве Александра Литвиненко — прим. ред.). Но это беспредел, потому что с Луговым уже было все доказано в суде: кто принес, что принес, как отравили, записи, видеозаписи, все — и суд приговорил его. А Россия, кстати, сделала из него героя и сенатора — человека, издающего законы, следящем за законом в России. И вот это показывает, кто там у власти — бандиты.


— Запад перестает бояться Россию — ведь раньше мы видели, как он сюсюкался с ней, а сейчас наблюдаются последовательные действия: высылка дипломатов, санкции. Какими еще в таком случае методами Европа и США могут давить на РФ?


— Многими. Могут запретить торговлю ценными бумагами, долгами российскими, могут в конце концов отключить SWIFT.


— Но ведь уже не раз грозились?


— Все же идет по нарастающей: сразу ты не можешь все это сделать, потому что это неправильно — у нормальных людей есть надежда, что все исправится, все изменится. Но с каждым днем этой надежды становится все меньше и меньше. То же самое с Россией: с ней пытаются говорить: великая, хорошая, Владимир Владимирович, вы такой умный и такой торс у вас красивый, чего вы себя так ведете? Вас везде приглашали — и в «восьмерки», и в «двадцатки», а вам все мало и мало, вы все больше уважения к себе хотите. Вам и гранты давали, и инвестиции в вашу страну шли, и золотой дождь на вас лился с этой нефтью, а вам все мало.


Ну и в конце концов собрались цивилизованные страны и повыгоняли дипломатов — это такое же унижение, как будто, 28 солдат накинулись на одного и избили, темную ему устроили. На дипломатическом уровне они показывали ему: «Мы не согласны с тобой, ты ведешь себя неправильно». И сейчас командир вызывает его к себе в кабинет, чтобы устроить ему там групповое самоизнасилование.


— Сейчас Россию очень активно загоняют в угол. Может ли она вследствие этого пойти в наступление — и, возможно, военное?


— Вы знаете, я не думаю, что Россию загоняют в угол — Россия сама себя загоняет.


— Но считает, что загоняют.


— Ну да, Путину ведь не дают встать с колен, его боятся. Но все наоборот — ему показывают, что никто тебя не боится, ты сам себя загнал в угол и не знаешь, как из него выйти, потому что ты уже потерял контроль над своей страной, своими подчиненными. Тебе говорят то, что ты хочешь слышать. У тебя ни друзей, ни семьи, ты сидишь, как Сталин — совершенно одинокий, куришь трубку и подписываешь, что с кем сделать, кого как наказать, кого приблизить и кого удалить. Мне кажется, что ему никто не говорит, что происходит в мире — он живет в мире параллельном.


Путин ведь не так, как Трамп, на которого сыплятся каждый день миллионы ударов и обвинений, а он не успевает даже их все прослушать. К Путину приходят и говорят, какой он замечательный и красивый, и народ его обожает и любит — обыкновенная российская история.


Конечно, он может психануть — у него ядерная кнопка — и натворить много бед. И в такой то ситуации это может само по себе это произойти. В России горят здания, погибают люди, с помойкой разобраться не могут. ХХІ век, таких свалок уже нет ни в одной цивилизованной стране — наоборот, они приносят прибыль: потому что из них извлекают газ и остальные нужные вещи. А в России даже с помойкой не могут разобраться.


Так почему вы думаете, что в посольствах другие люди сидят? Вот кокаин — пожалуйста. Там сидят такие же люди, как и те, что управляют и этими помойками, и министерствами, и вооруженными силами. Почему вы думаете, что в российской армии что-то другое происходит? Там может и рвануть что угодно. В стране — неуправляемость и коррупция, которые идут от самого верха. А все, кто это понимают — сидят на должностях. Потому что они за эти должности заплатили — и у них нет никакого интереса что-то делать для народа. Только собрать дань и передать ее выше — вот в чем заключается их служба отечеству. Поэтому опасность, что там что-то рванет, большая. Но конечно, это ведь будут происки иностранцев. Но это не поможет людям.


— Есть мнение, что Третья мировая уже началась — но не в военном плане, а в политическом. В военном плане побаиваются, что это приведет к ядерной войне. Все ведь понимают, что тогда мир и люди исчезнут с лица Земли. Мы видим сейчас переход к новому варианту войны — по принципу холодной или гибридной?


— Я человек военный и поэтому я всегда думаю о войне. В моей голове война может произойти всегда — когда ты ее не ждешь, когда ты о ней не думаешь. Вдруг может разгореться война всемирных масштабов. Так что, да, это, конечно не только Россия — мир сейчас раскалывается на разные лагеря, на разные союзы. И даже в НАТО идет раскол.


Но во всем этом традиционно участвует Россия — она вначале создает проблему, а потом говорит: вы ее без меня решить не можете, потому садитесь за стол и договаривайтесь. Их стратегия — создавать проблемы, которые потом нужно решать. Но эти проблемы не решаются — как не может решится проблема с Северной Кореей, которую создал Советский Союз, и не может решится проблема с Ираном, на Ближнем Востоке, где большинство проблем было создано Советским Союзом. Эти террористические группы, созданные в СССР, в текущее время являются нерешаемыми проблемами.


И вот сейчас Россия говорит: мы будем вам помогать с ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.) решать проблемы, с ХАМАС. Палестинская освободительная армия была создана в СССР — и это все исходит из него. Но они, в России, говорят: мы будем помогать решать — а ведь это не решается. И поэтому создается такой, что ли, альянс: Россия, Иран, Северная Корея, Венесуэла и сейчас Турция к ним подходит. А Турция — член НАТО. И есть официальный договор, что Россия будет делать атомную станцию для Турции.


А мы ведь знаем, что эти мирные ядерные станции, которые Россия делала в Северной Корее, Иране — они все в конце концов превращаются в военные ядерные производства. И это создает серьезное напряжение. Я думаю, многие не заметили, что когда в Израиле были беспорядки на границе —израильтяне пытаются откинуть террористическую организацию ХАМАС от своих границ, — там убили несколько террористов. Израильтяне пытаются свою границу защитить от ХАМАС, от Газы. Понятно, что в ООН сказали: там была не пропорциональная сила использована против палестинцев. Но я не знаю, что такое пропорциональная сила — так же можно сказать, что Советский Союз использовал непропорциональную силу против немцев. Во время боевых действий не существует такого понятия. И три страны осудили Израиль: Турция — понятно, Иран — понятно. И Россия. А за несколько дней до этого Израиль стал единственной цивилизованной страной, демонстративно не «выкинувшей» российского дипломата.


Израиль продемонстрировал солидарность с Россией, а Россия через несколько дней обвиняет Израиль. Не промолчала даже. Потому эти коалиции и продолжают создаваться: Россия понимает, что Израиль против США ничего не скажет. Что он может промолчать касаемо ее ибо да, многое зависит от того, что она делает в этом регионе. И Россия создала очень опасную ситуацию, которая может разгореться в Европе, на Дальнем Востоке, на Донбассе, в Приднестровье, той же Абхазии. Россия создала очень опасную ситуацию, которая может разгореться в Европе, на Дальнем Востоке, на Донбассе, в Приднестровье, той же Абхази. Она может легко начать эту войну.


— И Третья мировая может начаться?


— Конечно. Мир стал очень заполитизированным.


— А прямое столкновение России с США возможно?


— У нас уже были прямые столкновения, но они были на третьей территории — будь то Корея, будь то Вьетнам, Афганистан, вот сейчас в Сирии у нас были прямые столкновения с россиянами. Но это мелкие столкновения. Если же будет прямое столкновение России с США, то, мне кажется, миру придет конец. Ведь обе страны имеют ядерное оружие. И если оно будет использовано — нашу маленькую планету просто сшибет. Если же будет прямое столкновение России с США, то, мне кажется, миру придет конец. Ведь обе страны имеют ядерное оружие


— К чему это напряжение в мире в итоге приведет?


— Все, конечно, может привести к катастрофе. Мы живем в высокотехнологическом мире, в котором всегда могут произойти сбои с компьютерами, с роботами, с чем угодно. И мы все разные — у нас у всех есть огромные недостатки, страхи, комплексы из-за которых мы можем натворить много бед. Ведь самый страшный враг для нас — это мы сами. Из-за наших комплексов, слабостей.


Были случаи, когда американцы думали, что россияне запустили по ним ядерные ракеты — и были случаи, когда россияне думали, что американцы запустили. И сдерживающим фактором было только то, что президент поднял трубку и сказал: «Это ошибка, это не мы». Это было на доверии. Но я не уверен, что сейчас этот подход может сработать. Опять же, могут быть сбои — но нет веры. Потому что Путин все время врет. Мне кажется, Трамп дает ему шанс, говорит: «Слушай, если будут какие-то опасности, мы же все равно должны договариваться. Если опять какая-то ошибка или сбой произойдет — я же тебе не поверю, когда ты скажешь: «Это не я запустил». Потому что ты чокнутый и все время врешь». А Путин скажет: «А я тебе не поверю — потому что я маленький, у меня маленький рост, комплексы, и я не захочу, чтобы меня так унижали».


Но в чем тебя унижают — непонятно. Может быть, какая-то ошибка. Даже эта ситуация с ЧВК «Вагнер» — ведь наш министр обороны позвонил командующему российских войск и сказал: «Ваши там есть? Если есть прикажите им всем разворачиваться и идти обратно, мы их уничтожим». Они сказали: «Нет, наших там нет» — думая, что не будут же американцы убивать там всех. Ну раз вас там нет — значит, там вас и не будет — и убили всех. Вранье, аврал.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.