В эпоху, которую определяют неистовство президента США Дональда Трампа, ревизионизм президента России Владимира Путина и несдерживаемые амбиции председателя КНР Си Цзиньпина, мир становится всё более беспорядочным, нефункциональным и даже опасным. Как мы дошли до такого положения? И как мы можем выйти из него?


Вплоть до недавнего времени эпоха, последовавшая за Второй мировой войной, была периодом благотворного либерального интернационализма. Послевоенный порядок начал обретать форму ещё в 1941 году, когда президент США Франклин Рузвельт и премьер-министр Британии Уинстон Черчилль составили проект «Атлантической хартии» на борту корабля, бросившего якорь в канадской бухте Пласеншиа-Бэй. Гитлер побеждал на полях сражений в Европе, но Черчилль и Рузвельт уже были решительно настроены не только разгромить нацизм, но и заложить фундамент будущего мира и демократии.


Успех превысил, наверное, любые их представления о возможном. Вслед за «Атлантической хартией» появились ООН, институты Бреттон-Вудса, глобальная торговая система, «Всеобщая декларация прав человека» и многое другое. Послевоенные десятилетия деколонизации привели к возникновению множества новых стран, а бывшие враги объединились в рамках новых альянсов и всеобъемлющей интеграционной структуры.


Великое «открытие» Китая и крах СССР в 1991 году знаменовали собой начало четверти века глобального прогресса, причем действительно выдающегося. Судя по стандартным экономическим, политическим и социальным индикаторам, это, наверное, были самые лучшие 25 лет в человеческой истории. Не было крупных войн между супердержавами, мировая торговля расширялась и способствовала росту экономики, бедность сократилась более чем вдвое, а быстрый прогресс в науке и технологиях принёс благо во все уголки мира.


Однако в последние годы мир вступил в новую фазу. Политику идеализма и надежд сменила политика самоидентичности и страха. Эта тенденция укореняется в одной за другой западных странах, но наиболее ярко она проявилась в двух англо-саксонских государствах, благодаря которым собственно и стал возможен предыдущий период невероятного прогресса.


Трагично наблюдать за сегодняшними сбивчивыми политическими дебатами в Великобритании. После референдума о Брексите в июне 2016 года Британия безуспешно пытается найти иллюзорную концепцию суверенитета, которая помогла бы ей предотвратить колоссальную потерю международной власти и влияния, ожидающую страну после выхода из ЕС. На смену глобальному государственному подходу, который Британия когда-то подарила миру, пришли местнические склоки.


Но последствия беспорядочной политики Белого дома Трампа даже более серьёзны. Десятилетиями Белый дом был источником глобального лидерства, а сегодня он стал источником воинственной риторики, в которой даже формально не поддерживается идея глобального порядка. Более того, официальная «Стратегия национальной безопасности» администрации Трампа представляет усилия США по защите мирового порядка как контрпродуктивные и бессмысленные. Будущее, которое в ней описывается, будет целиком определяться конфликтами между суверенными странами.


Ревизия стратегического позиционирования Америки могла бы стать разумной реакцией на агрессию и нарушение правил Россией (особенно в Восточной Европе) и на растущую напористость Китая на мировой арене. Однако первым инстинктом президента США должна быть защита международного порядка от возникающих угроз с одновременной коррекцией политики в ответ на новые реалии. Решение проблем, связанных с изменением климата, ростом миграции, революции в информационных и коммуникационных технологиях, потребует новых, всеобъемлющих международных соглашений для защиты интересов суверенных государств.


К сожалению, заявления Белого дома Трампа выглядят нацеленными на уничтожение порядка; расчёт делается на то, что США выйдут победителями из этой гоббсовской борьбы за тотальное глобальное доминирование. Согласно этой логике международная торговля должна регулироваться не правилами и институтами, а односторонними протекционистскими мерами и политикой выкручивания рук. Институты, подобные ЕС, которые стремятся обеспечить порядок и стабильность с помощью интеграции, воспринимаются с безразличием, если не сказать — с презрением.

Президент РФ В. Путин принял участие в саммите АТЭС


Для Китая гоббсовская концепция администрации Трампа может оказаться привлекательной, конечно, при условии, что экономика этой страны продолжит расти, и что она избежит серьёзных внутренних социальных или политических потрясений. Когда число глобальных правил уменьшается, у Китая остаётся меньше препятствий для утверждения своего растущего влияние за рубежом.


В этом сценарии проигравшим, без сомнения, станет Запад, причём в широком смысле, то есть не просто Европа, но и такие страны, как Индия, которые по-прежнему верны либеральной демократии, экономической открытости и ценностям, на которые опиралось чудо четверти века после окончания холодной войны.


Даже если удастся избежать худшего сценария, Запад ждёт новый мир, в котором новые претенденты будут предъявлять новые требования по поводу будущего. Это означает, что для западных держав отказ от идей и институтов, которые обеспечивали процветание и стабильность в предыдущие десятилетия, может стать роковой ошибкой. И в первую очередь, именно те две страны, которые в наибольшей степени ответственны за создание послевоенного международного порядка, не должны сейчас поворачиваться к нему спиной.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.