В СССР в пропаганде всегда были перегибы. Как в концентрации ненависти, шовинизма и лжи. Чтобы скрыть отставание в развитии, интеллекте, морали, цивилизационных витках и прочих важных аспектах жизни, в СССР всегда «Запад загнивал, а коммунизм наставал». Для того, чтобы скрыть нищету, нужно показать того, кто еще беднее, для того, чтобы заставить любить нищету, нужно показать, что государство заботится о тебе и побеждает всех твоих врагов.


Система пропаганды в ОРДЛО (отдельные районы Донецкой и Луганской областей — понятие в административно-территориальном устройстве Украины, введенное 17 марта 2015 года на основе линии разграничения между вооруженными силами Украины и противостоящими им вооруженными формированиями самопровозглашенных Донецкой и Луганской Народных Республик, — прим. ред.) построена на прошлом. Поэтому будущего в ОРДЛО нет. Система пропаганды России построена не только на прошлом, но и на постоянной агрессии, поэтому Россия будет продолжать войну, а ее население любую агрессию своей страны будет поддерживать. Система пропаганды в ОРДЛО и России имеет одни корни — ФСБ. Поэтому «Запад загнивает, Украина замерзает, Россия — вперед», а о самом ОРДЛО нет ни слова. Основным лейт-мотивом пропаганды избрано прошлое, победоносное прошлое — День Победы.


Здесь шлифуется все, вернее, вышлифовывается ложью вся история. Всего 4 года и в ОРДЛО, ни взрослые, ни дети не знают, что была Вторая Мировая война, что СССР помогали и оружием, и деньгами, и продуктами союзники, что в Ленинграде работали предприятия, на которые привозили комплектующие и вывозили производимое, многого в ОРДЛО из истории уже не знают. Каждый второй житель ОРДЛО, не колеблясь, скажет, что в 1945 году победила Россия, которая тогда была СССР. О том, что СССР — это не страна, а союз независимых республик, включенных в этот самый союз не по своей воле, в ОРДЛО вообще никто не знает.


В Свердловске (Луганской области — прим. ред.) возле КПП «Красная могила» стоит камень-памятник бойцам Красной армии, погибшим в боях с белогвардейцами и донскими казаками. В прошлом году его «переписали». Теперь это памятник карателям, погибшим в боях с освободителями — донскими казаками, офицерами Белой Гвардии. А в церкви в ОРДЛО царь Николай, расстрелянный коммунистами, стоит рядом с красным знаменем с серпом и молотом, и молятся здесь о монархе Путине, великом Сталине и царе-мученике Николае с родственниками.


Я много пишу о пропаганде в ОРДЛО. Это важно! Очень! Нам нужно это знать, чтобы понимать, как будут относиться к нам эти «новороссы» после деоккупации, как они воспримут возвращение Украины, будет ли угрожать со спины нашим солдатам отравленная пропагандою молодежь, решившая стать героями-мучениками-партизанами. Мы должны быть готовы.


Меня многие переселенцы, особенно из Донецка, имеющие в ОРДЛО родню и свободу ездить туда-сюда, ведь не все так публичны, как я, и не все высказывают свое «фи» оккупанту-террористу открыто, обвиняют в нагнетании. Мол, о Донбассе нужно писать мимими-истории, вызывать чувство жалости, а все вот эти посты о пропаганде в школе настораживают и вызывают негативную реакцию. Мотив таких требований прост: мы все жили в СССР и были подвержены пропаганде, писали сочинения о дедушке Ленине, но вот же выросли… То, что выросло из СССР, с трудом вырывалось из меня, лично мною. И страх, и несвобода, и преклонение, и должны-обязаны, и это ваше государство, и знай свое место, и взятка, и блат, и сотни эсэсэровских низззя. Все это я в течение жизни вырывала из себя, чтобы, не дай Бог, не передать в наследство своим детям. А все ли это смогли? Вырвать из себя не свободу совка?


То-то же. На март 2014 года 85% жителей Донбасса было за отделение от Украины. Агрессивных участников митингов, блокировки техники было чуть больше 15% от количества жителей городов Донбасса. На проукраинские митинги выходило 15% от общего количества живших на Донбассе. Силы в принципе, были равны. Но, вот незадача, основное большинство просто тихо сидело и ждало решения России «как в Крыму», не выдавая себя. Это 85% совка — «мы ничего не решаем», «может, будет лучше», «назад в СССР», «Путин введи», «наши мальчики из Беркута», «Донбасс всех кормит», «деды воевали».


Дети растут. И тем, кому в 2014 году было 14, сейчас 18. Новое пополнение «армии» ОРДЛО. В 2014 году пропаганда в телевизоре, СМИ и от чиновников из России и внутри Донбасса была направлена на взрослое население. «Не отдавать кредиты, колбаса по 2-20, забрать и поделить, льготы, большая пенсия, закон, порядок, сила государства, всех неугодных расстрелять» — это могли понять 30 — 85 летние, но не дети. С 2015 года пропаганда в ОРДЛО разделена:


— взрослое население получает дозы «Запад загнивает, на Украине еще все хуже, скоро Россия всем покажет, республика развивается»


— несовершеннолетние получают другую картинку «нас хотят убить, но Россия выиграла войну с фашизмом и защитит нас еще раз, украинцы — это зло, с ними воюет Россия за вашу защиту, не забудем-не простим, мстить».


В ОРДЛО растет количество НВП-военных часов, пропагандизма в школьных и дошкольных учебных учреждениях, православия и ненависти. А еще там российская система образования с искаженной историей, где нет УССР, а только СССР. А еще там гендерное обучение: девочки отдельно от мальчиков. А еще каждая вторая школа ОРДЛО имеет кадетский корпус. Присяга Родине, не забудем — не простим… 9 мая в ОРДЛО каждый день. Здесь не ждут Дня Победы, не видят в нем скорби и переосмысления, здесь каждый день мечтают убивать. В школах ОРДЛО проводятся торжественные линейки, посвященная акции «Знамя Победы». Цель данной акции — патриотическое воспитание молодежи. В ходе акции организованы общешкольные линейки с последующей передачей Знамени Победы от школы к школе.


«Не забудем — не простим, если нужно повторим» — чеканят школьники. Война — это, прежде всего люди. В ОРДЛО война будет идти до последнего человека, который сможет держать в руках оружие. Русское оружие. Война — это, прежде всего люди. Которые могли отказаться брать в руки оружие, отказаться блокировать украинскую военную технику, едущую защищать наши границы, отказаться участвовать в триколорадных митингах, отказаться орать «путин введи». Война — это, прежде всего люди. Люди, которые могли выгнать русских провокаторов из городов, поставить на место чиновников-пропагандистов, выйти к русской границе и громко сказать «Донбасс — це Україна, руцькие — гоу хом». Но, люди промолчали. Люди поверили русской пропаганде. Люди хотели «по богатому». Люди взяли русское оружие и русские деньги и пошли воевать за русские идеи и пропаганду. Теперь они «разочаровались», люди. Им бы «как до войны», ведь они ни при чем.


Может пора перестать быть беспечными и осознать, что пропаганда это еще одна грань войны. И проговаривая проблему, мы не ставим перед собой цель вызвать эмоции. Наша цель вызвать обдуманное решение в контрпропаганде. Ведь видя проблему, можна увидеть и ее решение.


Донбасс будет украинским. И даже вчерашние «путинвведисты» перекрасяться быстрее, чем затихнет шум наших танков. А вот дети, воспитанные в пропаганде, мимикрировать не смогу. Они эмоционально-честны. И вот проговаривая контрпропаганду и пропаганду, рассматривая все эти «не забудем-не простим», мы работаем над тем, чтобы после поднятия украинского флага над Донбассом, война действительно прекратилась. И чтить память предков, это не значит повторять, это значит — не допустить! Но, вряд ли в ОРДЛО это понимают.