Нападение на офис венгерской диаспоры на Украине, направленное на дальнейшую дестабилизацию и без того сложных отношений между Киевом и Будапештом, было совершено сотрудником приднестровского КГБ.


Этот случай стал ярким примером того, как самопровозглашенная республика Приднестровье стала инструментом российской политики. А что в такой ситуации делает Украина?


Прежде всего, с 2015 года был введен запрет на транзит российских войск через территорию Украины — шаг, направленный на прекращение поставок оружия и людей для незаконных российских сил в сепаратистском регионе.


Кроме того, Киев и Кишинев согласовали масштабную программу совместных контрольно-пропускных пунктов вдоль приднестровского периметра молдавско-украинской границы. Первый из них — в Кучургане — был открыт в 2017 году.


Совместный пограничный контроль — это важный шаг для мониторинга миграционных потоков в регионе и содействия деятельности предпринимателей из сепаратистского региона. Теперь Молдавия гораздо лучше знает, кто въезжает на ее территорию и покидает ее, что чрезвычайно важно в контексте государственной безопасности.


Но достаточно ли этих шагов? Чтобы ответить на вопрос, какого курса следует придерживаться Киеву, нужно понять, какие факторы влияют на Приднестровье.


Новые лица в Кишиневе и Тирасполе


Смена администрации в Приднестровском регионе в 2017 году привела к власти так называемого президента Вадима Красносельского, представителя бизнес-группы «Шериф», который также контролирует местный парламент.


Это сделало местный режим более открытым для переговоров, но не для уступок, ведь Красносельский, хотя и позиционирует себя как практичного и бизнес-ориентированного человека, все же не рискует пересекать красные линии, проведенные Россией.


Внутренние условия в Молдавии также изменились. Демократическая партия во главе с Владом Плахотнюком, который отвечал за принятие ключевых решений в течение последних четырех лет, руководила всем государством. Имея сложные отношения с Россией, Плахотнюк взялся за приднестровскую проблему, надеясь, что это послужит мостом в решении конфликта с Москвой.


Для этого Влад Плахотнюк присоединился к подписанию пяти протоколов между администрациями Кишинева и Тирасполя, согласованных с Виктором Гушаном, главой «Шерифа» и фактическим лидером региона. Пять протоколов, подписанных в 2017 году, включают:


— утверждение молдавским Министерством образования дипломов, выданных университетами Приднестровского региона;


— устранение препятствий в сфере телекоммуникаций, то есть прямая связь между стационарными, мобильными и интернет-сетями;


— устранение препятствий для функционирования румыноязычных (с латинским алфавитом) школ в Приднестровье;


— разрешение для фермеров на использование земли вдоль трассы Тирасполь-Каменка в Дубоссарском районе (Приднестровье);


— открытие моста Гура Бакулуй через Днестр.


Несмотря на подписание протоколов, меры по их практической реализации еще почти не приняты, а результаты только ожидаются.


Дополнительно, хотя это не зафиксировано в каком-либо формальном соглашении, Молдавия продолжает покупать электроэнергию с приднестровской Кучурганской электростанции (Молдавской ГРЭС), которая является вторым по объему налогоплательщиком в бюджет Приднестровья и инструментом легализации российского финансирования через поставки природного газа.


ОБСЕ на стороне россиян


В 2003 году Россия и Молдавия тайно согласовали пакетное соглашение под названием «План Козака». Этот план предусматривал, среди прочего, образование на территории Молдавии асимметричной федерации, что привело бы к «приднестровизации» Молдавии и легализации российского военного присутствия.


Тогда этот план не сработал, но он до сих пор не исчез с повестки дня; теперь он разделен на части, которые будут имплементироваться пошагово под такими красивыми названиями, как «маленькие шаги» или «меры по укреплению доверия».


Но самая большая проблема заключается в попытках легализации элементов приднестровской «государственности», что будет иметь политические последствия в долгосрочной перспективе.


Ситуация осложняется тем, что по неизвестным причинам в течение последних трех лет ОБСЕ настойчиво продвигает решения, подрывающие как независимость, так и суверенитет Молдавии.


Такие действия являются прямым нарушением мандата ОБСЕ в Молдавии, который состоит в «содействии достижению длительного и всестороннего политического урегулирования конфликта в Приднестровье, а также консолидации независимости и суверенитета Молдавии».


С начала российской агрессии на Украине в Приднестровье было проведено более ста военных учений. Новая особенность этих учений заключается в том, что российские оккупационные силы в Приднестровье также участвовали в учениях вместе с приднестровскими вооруженными силами и российским миротворческим контингентом, пытаясь запугать Молдавию имитациями пересечения Днестра с помощью военных мостов.


В этом контексте очевидный вопрос заключается в том, как российские миротворцы, которые должны сдерживать любую военную деятельность в зоне безопасности, могут противостоять российским оккупантам, если они проводят совместные военные учения?


Впрочем, в ответ на такие провокационные действия ОБСЕ даже не осудила эскалацию в регионе. Для сравнения, один дипломат признался, что если бы миссия ОБСЕ на Украине вела себя так же, как в Молдавии, ее мандат был бы прекращен «уже завтра».


ОБСЕ «поражает» не только на локальном уровне. Италия, которая сейчас председательствует в ОБСЕ, назначила своим представителем в Приднестровье бывшего министра иностранных дел Италии Франко Фраттини, который уже показал себя как один из самых ангажированных посредников в истории ОБСЕ. В частности, Фраттини неоднократно поддерживал Россию в своих выступлениях, подчеркивая «нереалистичность» ожиданий, что РФ выведет свои войска из Молдавии.


Назначение такого опытного дипломата и друга России неслучайно. Оно имеет целью продемонстрировать «прогресс» в урегулировании приднестровского конфликта с точки зрения России. Этот «прогресс» должен показать конструктивную позицию Москвы в решении проблем в Молдавии. Конечно, не упоминая о том, что именно Россия спровоцировала конфликт и сегодня спонсирует его.


Приоритеты для Украины


Приднестровское урегулирование непосредственно влияет и на Украину. Ведь предложенные идеи по урегулированию этого конфликта направлены не только на удержание Молдавии в сфере влияния России, но и на формирование дискуссии по урегулированию конфликта на Украине.


Если Россия (вместе с ОБСЕ) сможет «продать» нарратив о том, что прогресс в урегулировании приднестровского конфликта реалистичен через прямые переговоры с сепаратистским регионом, это также будет иметь последствия для украинского досье. Дискуссия сосредоточится вокруг идеи, что «Украина блокирует прогресс в решении конфликта на Донбассе, поскольку, как показывает пример соседней Молдавии, при желании можно достичь прогресса».


Именно поэтому Украине следует поддержать процесс решения приднестровского конфликта, но исключительно в модели, схожей с процессом решения проблемы ОРДЛО.


В то же время Украина должна поддержать усилия Кишинева по установлению полного контроля по периметру украинско-молдавской границы и настаивать на выводе российского вооружения и войск с территории Молдавии, которые находятся там нелегально.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.