Любой политик к западу или востоку от нас ставит свою страну на первое место, отмечает бывший кандидат в президенты и президент Союза оборонной промышленности Йиржи Гинек (Jiří Hynek). «Нашим политикам стоит вести себя так же, то есть на первое место ставить интересы граждан нашей страны. Их выбирают не американцы и не россияне, а наши местные люди, поэтому политики несут ответственность перед ними и ни перед кем другим», — заявил в интервью ParlamentníListy.cz Йиржи Гинек.


ParlamentníListy.cz: В связи с ударом США, Великобритании и Франции по Сирии, который стал ответом на химическую атаку в городе Дума, выяснилось, что внешняя политика Чешской Республики несколько неопределенна. Дело в том, что часть политиков (оппозиционеры, а также министры иностранных дел и обороны в отставке Мартин Стропницкий и Карла Шлехтова) приветствовала вмешательство наших союзников, а вторая часть политиков, включая президента Милоша Земана, довольно резко осудила этот удар. Как Вы смотрите на этот странный раскол в чешской политике?


Йиржи Гинек: Положение странное. Я уже говорил перед выборами, что Чешская Республика должна занимать одну четкую позицию. Сегодня согласия нет даже между министрами одного кабинета. Один министр говорит, что знал об ударе, а другой, что не знал. Это плохо. Я думаю, что, учитывая исторические связи, мы должны занимать в сирийском вопросе нейтральную позицию. Кроме того, там работает наше посольство, и у нас очень хорошие взаимоотношения с Сирией. Никакой внешний военный удар вообще не может улучшить ситуацию, а тем более в Сирии.


— Но не был ли он, скорее, предупреждением? Ведь удар был в целом символическим. Жертв не было. То есть Россию, несомненно, тоже заранее предупредили, чтобы США избежали столкновения с российскими вооруженными силами.


— Вы правы, но не стоит ли соблюдать Устав ООН, согласно которому все операции подобного типа должны быть согласованы на уровне этой организации или как минимум обсуждаться заранее. Несмотря на то, что в операции приняло участие несколько стран-членов НАТО, она была индивидуальной. А Сирию мы должны по-прежнему воспринимать как суверенное государство. Даже если случается такое, что режим подозревается в применении химических веществ, то первое, что нужно сделать, это все детально расследовать. Только после этого могут последовать какие-то санкции или иные шаги.


— Вы упомянули Устав ООН, но, как выясняется, Совет Безопасности ООН порой оказывается парализован из-за права вето некоторых стран, к примеру России. Так было и в данном случае. Кроме того, россияне и сирийская армия долгое время не позволяли независимой следственной комиссии попасть в Думу и выяснить, применялось ли там химическое оружие. Не сложно ли в такой ситуации найти убедительные стопроцентные доказательства?


— Конечно, это трудно. В жизни все непросто. Это то же самое, что осудить подозреваемого без суда и следствия. Мы тоже можем сказать, что кое-кто затягивает суды, придумывает уловки, но все-таки существует некая процедура, и ее надо соблюдать. Иначе возникает недоверие. Действительно ли там применялось химическое оружие? Не был ли инцидент только предлогом? Вопросов масса. И я говорю не лично о себе, а об общественности. Из-за того, что не были представлены доказательства, и что речь шла только о подозрениях, люди перестают верить как западным политическим лидерам, так и нашим. И это плохо. Так складываются благоприятные условия для роста разных экстремистских партий, и обстановка дестабилизируется. Доверие — один из важнейших столпов демократии, а когда его нет, общество само разлагается.


— Однако доверие также является важнейшим столпом союзничества. Так не должны ли мы доверять нашим союзникам: Соединенным Штатам, Великобритании и Франции — и поверить, что у них были достаточные основания для нанесения военного удара? Если мы не будем верить даже своим союзникам по Североатлантическому альянсу, с которыми связываем свою безопасность, то кому же нам еще верить?


— Хорошо, но я говорю об общественности. Любой подобный удар и то, что наша политика не едина и не понятна, приводит к тому, что люди у нас и на Западе перестают доверять политикам.


— То есть, по-Вашему, вместо того, чтобы доверять союзникам, нам следовало бы дождаться результатов расследования того, что на самом деле произошло в сирийской Думе? Вы думаете, что будет убедительно доказано, кто применил химическое оружие? Другая сторона все равно будет все отрицать. Вспомните, как, например, Россия отрицала участие своих вооруженных сил в событиях в Крыму и на востоке Украины, как ставились под сомнение результаты расследования крушения малазийского боинга над Украиной. Или вспомните хотя бы дело об отравлении агента Скрипаля. Не получится ли так, что тот, кто не захочет, все равно не поверит даже представленным доказательствам?


— Я снова возвращаюсь к тому, что важно. И западные, и наши политики должны уметь представлять общественности достаточные доказательства, поскольку если какие-то действия будут предприниматься, только исходя из подозрений, то людей это не убедит, и таким образом мы просто подорвем собственную систему. Неважно, правда это или нет, но важно, чтобы общественность кто-то умел убеждать. Когда я разговариваю с людьми, то мне кажется, что никто не верит в атаку. Ведь нам сказали: «Да, применялось химическое оружие», — и немедленно был нанесен удар. Было бы интересно, если бы кто-нибудь провел серьезное исследование на тему общественного мнения на этот счет…


— Отношения с нашими союзниками обсуждались в Палате депутатов, где прошло голосование о предложении, выдвинутом главой депутатского клуба партии ТОР09 Мирослава Калоусека. Он потребовал, чтобы правительство уверенно поддержало союзников. Как Вы относитесь к тому, что от правительства требуют чего-то подобного, и к тому, что депутаты отклонили это предложение?


— Я думаю, что Мирослав Калоусек ведет свою политическую игру, делает себе хороший PR. Я не могу себе представить, чтобы я выдвигал такие предложения в Палате депутатов. Тут, скорее, речь идет о публичном шоу.


— По-Вашему, эта постоянно растущая напряженность, постоянное обострение конфронтации между Западом и Россией приведут к холодной войне или даже к мировому вооруженному конфликту?


— На самом деле холодная война никогда не заканчивалась. У нее просто бывает разная интенсивность. Возможно, сейчас она растет, однако самой большой угрозой западной цивилизации является она сама. Она угрожает себе тем, что отрицает традиционные ценности, уничтожает патриотизм; люди уже не хотят отдавать жизнь или что-то делать для своей страны; недооценивается оборона и безопасность. А ведь может появиться некий враг. Он может быть сильным, непредсказуемым, но Запад будет не готов к встрече с ним. Мы относимся как раз к этому неподготовленному Западу. Вот так.


— А не повышает ли нашу готовность то, что мы постоянно лавируем между Западом и Востоком? Ведь мы являемся частью евроатлантических структур, таких как ЕС и НАТО, однако некоторые политики, даже наш президент, тянут нас обратно на Восток.

Глава Чешской Республики Милош Земан на Российско-чешском деловом форуме в Екатеринбурге. 24 ноября 2017

— Нам все время кажется, что мы должны относиться либо к Западу, либо к Востоку. Но мир не черно-белый. Мы входим в НАТО, но, возможно, стоит почитать, к примеру, Североатлантический договор. Лучше всего — преамбулу и первую статью, где говорится о том, что все конфликты нужно решать мирным путем. Я думаю, что высокопоставленным руководителям западных стран тоже стоит прочитать то, что когда-то они подписали. Мы живем в Центральной Европе и должны заботиться о собственной безопасности. Мы должны стараться и поддерживать хорошие отношения с нашими соседями, поскольку с ними мы переживаем и хорошее, и плохое. То, что мы являемся буферной зоной между влиянием России и таких крупных держав, как Германия, Франция, Великобритания и Америка, с другой стороны, может стать нашим преимуществом или недостатком. Все зависит от нас самих. От наших политиков зависит, чтобы наше положение внутри буферной зоны было выгодным для нас. Мы должны понять, что (так всегда было и будет) у держав никогда не бывает друзей — у них только сферы их интересов. Поэтому мы должны делать то, что будет выгодно для наших граждан.


— Нечто вроде «Чешская Республика прежде всего»?


— Конечно. Любой политик к западу или востоку от нас ставит свою страну на первое место, и только мы не понимаем, что нашим политикам стоит вести себя так же. То есть на первое место они должны ставить интересы граждан нашей страны. Все остальное — вторично. Наше руководство выбирают наши местные люди, а не американцы и не россияне. Поэтому политики несут ответственность перед нашим народом и ни перед кем другим.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.