Стивен Коэн, почетный профессор российских исследований в Нью-Йоркском и Принстонском университетах, и Джон Бэтчелор продолжают обсуждение новой американо-российской холодной войны.


Коэн отмечает, что в течение более десяти лет Россия — государство и его руководство — подвергается все большей демонизации, а, следовательно, и делегитимизации со стороны американского политико-медийного истеблишмента. Все началось с очернения лично президента России Владимира Путина, а затем переросло в общее русофобское обвинение всей страны в целом и любого из ее граждан. Из не стихающих на протяжении практически двух лет обвинений по делу «Рашагейт», которые все еще остаются недоказанными, следует, что «контакты» с кем-либо, «связанным» с российскими правящими кругами, будь то прямо или косвенно, по природе своей как минимум подозрительны, а то и расцениваются как предательство. (Обратите, например, внимание на заявления Джона Бреннана и Джеймса Клэппера.) По словам бывшего вице-президента (и потенциального президента) Джозефа Байдена, современная Россия, которая «беспардонно покушается на самые основы западной демократии по всему миру», представляет, по-видимому, не менее гнусную угрозу, чем коммунистическая советская Россия.


Совсем недавно приписываемые Кремлю «преступления» в Великобритании и Сирии (также еще не доказанные) вывели масштаб порицания за пределы привычных обвинений против СССР. Таким образом, министр иностранных дел Великобритании, вторя Вашингтону, обвиняет сегодняшнюю Россию в ее «злонамеренном поведении во всех его проявлениях… будь то кибервойна, дезинформация или попытки покушения». 20 апреля Национальный Комитет Демократической партии США пошел еще дальше, подав в суд на российское правительство за сговор с предвыборным штабом Трампа с целью лишения Хиллари Клинтон ее законной победы на президентских выборах 2016 года. Центральные фигуры этого «акта беспрецедентного предательства» — лишь немногие иные деяния могут считаться более тяжкими преступлениями — считаются связанными с Россией.


Из этого, конечно, следует, что такая преступная Россия — часто ее называют «мафиозным государством», что тоже неправильно — не может иметь никаких законных национальных интересов нигде, даже на собственных границах, а, возможно, даже внутри собственной страны. С таким государством не пристало иметь никаких гражданских отношений, в том числе дипломатических, только военные. В этих широко распространенных рассуждениях забывается или не учитывается то, почему в течение 40 лет эпохи холодной войны Россию считали столь существенным для национальной безопасности США фактором, что результатом стали бесчисленные формы сотрудничества и даже официальные эпизоды разрядки, которые не дали опасному конфликту перерасти в нечто гораздо более страшное. Причины относятся также и к современной России. Изложим их кратко:


— Наиболее экзистенциальную причину наверняка знают даже школьники. Россия, подобно Соединенным Штатам, обладает огромными арсеналами оружия массового уничтожения, в том числе ядерного. Война между этими странами с применением обычных вооружений — на грани которой обе стороны балансируют в Сирии и которая вскоре может начаться на Украине или в Балтийском регионе — может легко скатиться к ядерной войне. В этой связи на недавнем заседании авторитетного вашингтонского Центра национальных интересов несколько осведомленных экспертов сочли, что на сегодняшний день по шкале от одного до десяти шансы на войну с Россией оцениваются в 5-7. Единственной гарантией является, конечно, наивысшая форма сотрудничества: дипломатия. Более того, нынешняя холодная война несет в себе новую экзистенциальную опасность в виде международных террористов, гонящихся за радиоактивными материалами с целью совершения неизмеримо более разрушительных нападений и их долговечных последствий. (Представьте, например, что 11 сентября на борту самолетов находились бы радиоактивные материалы.) Полномасштабное антитеррористическое сотрудничество с Россией, которая пережила множество террористических атак и создала особую разновидность разведки, является важной мерой предупреждения против такого рода бедствий.


— Не менее важной является причина, которую обычно называют «геополитической». Даже после распада Советского Союза Россия остается крупнейшей страной мира и обладает непропорционально большой долей природных ресурсов планеты: от энергии, железной руды, никеля, древесины, алмазов и золота до пресной воды. Также она является одним из ведущих мировых экспортеров оружия и к тому же находится непосредственно между двумя конфликтующими цивилизациями Востока и Запада, являясь при этом частью обеих. Много месяцев назад Коэн поднял вопрос о возможности того, что Россия может «покинуть Запад», движимая новой холодной войной или собственным выбором. Такая возможность, по словам одного из ведущих кремлевских советников и идеологов, неизбежна. В этом заключается еще одна ошибка, постоянно повторяемая американскими СМИ: находящаяся под санкциями Россия «изолирована от международного сообщества». Но это лишь англо-американо-европейские фантазии. Многоплановые отношения между «путинской Россией» и незападными странами вроде Китая, Ирана, Индии и других стран БРИК, процветают. А ведь именно там располагается бóльшая часть мировых территорий, людей, ресурсов и развивающихся рынков. Говоря простым языком, если бы Россия покинула Запад, разговоры о «глобальном лидерстве» Америки стали бы еще более пустыми. Какой стала бы «глобализация» без России и ее партнеров?


— Учитывая все ведущиеся в американском политико-медийном истеблишменте разговоры о войне, необходимо помнить также об обновленном военном потенциале России или, как любят говорить стратеги, ее «способности демонстрировать свою мощь». Нет никаких оснований сомневаться в том, что 1-го марта Путин провел опись новых систем вооружения. Односторонняя отмена США договора по противоракетной обороне в 2002 году спровоцировала новую гонку ядерных вооружений, и Москва, скорее всего, вышла из нее победителем. Даже если это не так, Россия продемонстрировала более чем равные военные возможности, лишив ИГИЛ (запрещена на территории РФ) контроля над Сирией после вмешательства в сентябре 2015 года, хотя многие американские и другие эксперты ошибочно утверждают, что это было американским достижением. В условиях военного паритета между Вашингтоном и Москвой, как было во время предыдущей холодной войны и как происходит сейчас, наступает время сотрудничать. В противном случае, как любил говорить решивший пойти навстречу Кремлю президент Рональд Рейган, победителей не будет вообще.


— С положительной стороны, однако, находятся возможности Москвы по урегулированию конфликтов, включая (но не только это) ее голос в рамках Совета Безопасности ООН, где должно иметь место абсолютное дипломатическое сотрудничество. Примеры можно приводить самые разнообразные, но помните о существенной роли России в соглашении по ядерному оружию с Ираном; ее сегодняшней закулисной роли в попытках разрешить конфликт с Северной Кореей; ее потенциале как ключевого партнера в установлении мира в Сирии; и той роли, которую она, вероятно, сыграет, когда Соединенные Штаты решат, наконец, покинуть Афганистан. При наличии возможности Россия может стать жизненно важным миротворцем, и есть все основания полагать, что Кремль к этому готов, если Вашингтон снова пойдет ему навстречу.


Во время первой холодной войны, когда Коэн впервые развил «отношения» и «связи» с российским обществом и даже с кремлевскими чиновниками, он часто говорил, что «дорога к американской национальной безопасности проходит через Москву». Данное утверждение не потеряло своей актуальности и сегодня. По часто обсуждаемым им причинам новая холодная война опаснее своей предшественницы. Между тем, американо-российское сотрудничество кажется более чем маловероятным, особенно на фоне столь безжалостного отношения к России со стороны американской политико-медийных элиты. С другой стороны, 24 апреля посол президента Трампа в России Джон Хантсман публично заявил следующее: «Мой президент неоднократно говорил, что стремится к тому, чтобы между нашими странами были более эффективные отношения. Он хочет лично взаимодействовать с Владимиром Путиным… Можете называть это стремлением к разрядке». Если это так, то инициативу президента поддержать необходимо, пусть даже только эту.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.