«Будущее — это история» — так называется потрясающая книга русско-американской журналистки Маши Гессен. Она прославилась своей острой, как лезвие, критикой двух злейших близнецов нашего времени — Владимира Путина и Дональда Трампа. В своей книге она описывает Россию, которая на протяжении жизни одного поколения воссоздала Советский Союз.


Не совсем этого мы ожидали, когда в 1989 году пала Берлинская стена, а в 1991 была похоронена империя зла. Тем не менее, если поразмыслить, события развивались довольно логично. Россия не была больна из-за своей системы. Это больная система просто-напросто отражала Россию.


Было иллюзией полагать, что история неумолимо стоит на стороне открытого общества. Сегодня мы, напротив, видим, как сама открытость угрожает свободе посредством интернет-революции, как избирательное право угрожает демократии, а рыночная экономика угрожает экологии и социальной сплоченности.


Парадоксы догоняют нас. Один из величайших парадоксов в действительно длительной перспективе — это то, что экономически отсталая Россия представляется политически и культурно сверхсовременной страной.


Как произошло, что эта страна третьего мира с нефтью и ядерным оружием в качестве единственных инструментов власти смогла так устроиться? Украина, Сирия, Трамп, Брексит — Москва везде приложила свою руку. Президента Путина и министра иностранных дел Лаврова, так раздувает от тестостерона и диверсионных планов, что они вам выдадут все что угодно. Чем больше ложь, чем более довольный у них вид.


Чтобы понять контекст, нужно отмотать картинку на тысячу лет назад. Россия переняла византийскую высокую культуру без письменного наследия античности. Вместо слова, фундамента образования, в центре внимания оказались иконы и мистика.


Когда США получают лидера, который всю информацию черпает с телеканала «Фокс Ньюс» (Fox News), а у молодежи важнейший источник — это «Ютуб» (Youtube), западный мир тут явно догоняет Россию. Теперь важно визуальное восприятие, а не истина в сколько-нибудь объективном смысле этого слова. Картинка давит слово. Будущее, похоже, за ортодоксальностью.


Как политический театр эта манера непобедима. Отсюда наша одержимость этими румяными господами. Отсюда истеричное, смешанное со страхом восхищение СМИ, когда критика становится развлечением, а развлечение приносит деньги за рекламу.


Возможно, нам следовало бы похоронить этот спектакль замалчиванием и больше внимания уделять реальным людям. После падения Советского Союза Россия пережила настоящую катастрофу со здоровьем граждан невиданного масштаба. Средняя продолжительность жизни упала, спивалось целое поколение.


Удивительно и символично, что сегодня мы наблюдаем нечто подобное в США. Несмотря на высочайшую конъюнктуру, несмотря на формально низкую безработицу и уникальное накопление богатств, средний американец ощущает себя гадко.


Статистика заставляет ахнуть. Каждый третий американец, то есть более 90 миллионов человек, сидит на болеутоляющих опиатах. 3% населения, примерно 7 миллионов человек, преследуются судом, третья часть их сидит в тюрьме. Средняя продолжительность жизни впервые падает, не в последнюю очередь из-за продовольственной промышленности, которая прививает им просто адские пищевые привычки.


Пожалуй, самая страшная характеристика состояния нации — это статистика самоубийств. За 2016 год 45 тысяч американцев покончили с собой, причем более половины из них — с помощью огнестрельного оружия. Массовые расстрелы в школах, может, и доминируют в новостях по теме насилия с применением оружия, но не стоит забывать, что две из трех трагедий с огнестрельным оружием в США связаны с нанесением вреда самому себе.


Социальная и медицинская реальность больше говорит о том, куда мы движемся, чем опереточные фигуры на мировой сцене. И, к сожалению, сейчас вообще все указывает в одном направлении.


Никлас Экдаль — писатель и колумнист, ведет ежемесячную колонку в «Аффэрсвэрден».