Российский президент начинает свой нынешний президентский срок после демонстраций, состоявшихся в субботу, когда были арестованы около 1,6 тысяч человек. Это напоминание о беспокойстве, которое ширится в российском обществе.


Норвежские эксперты разделились во мнении о том, что означают демонстрации:


«Это важнейшие демонстрации, которые мы наблюдаем с 2012 года. Тогда путинский режим отреагировал жестко, в поиске поддержки он отвернулся от города и повернулся к деревне. Это потрясающе, что тысячи людей продолжают митинговать, хотя рискуют быть брошенными в тюрьму без суда и следствия», — написал в «Дагбладет» (Dagbladet) Ивер Б. Нойманн (Iver B. Neumann), директор «Нова» (Nova — Норвежский институт исследований проблем детства и юношества, благосостояния и старения — прим. ред.).


Сотрудник Научно-исследовательского института Вооруженных сил Норвегии Тур Буккволл (Tor Bukkvoll) настроен менее оптимистично:


«Не думаю, что демонстрации будут иметь большое значение. Мы уже и раньше видели нечто подобное, и ни к чему особенному это не привело. Навального, который организовывал демонстрации, арестовывают регулярно. Демонстрации показывают, что протест имеет потенциал, но этого мало по сравнению с той поддержкой, которую Путин получил на выборах», — говорит он в беседе с Dagbladet.


В отсутствие чего-либо другого


В отсутствие чего-либо другого стагнация вот-вот станет политической целью в России. Цель такая: не стало бы хуже, а в экономические реформы, которые в первые годы путинского правления были предпосылкой успеха путинизма, больше уже никто не верит.


Перестали делать ставку на малый бизнес, который, по мнению экономистов, мог бы дать гораздо больший экономический рост. Ставка в экономике будет делаться, по мнению «Блумберг» (Bloomberg), в рамках государственного контроля в таких областях, как инфраструктура, здравоохранение и образование. Именно это и сам Путин упомянул в своем обращении к нации 1 марта, еще до президентских выборов.


«Если Путин не осуществлял структурные реформы в лучшие времена, то сейчас он совершенно точно их проводить не будет», — пишет Павел Колесников, старший научный сотрудник Центра Карнеги в Москве, в статье «Перманентная стагнация: невидимая путинская повестка дня для четвертого срока».


Внутреннее противоречие


18 марта Путин выиграл свои четвертые президентские выборы с убедительными цифрами. Почти 77% голосов и высокая явка избирателей, составившая более 56% — эти цифры, которые привели улыбающегося и явно счастливого Путина на встречу с своими ликующими избирателями в ночь после победы. Путин вновь выдержал шторм.


Но всего через две недели появились цифры, которые быстро отрезвили Кремль. На вопрос о том, верят ли избиратели в то, что Путин «может решать важные национальные проблемы», утвердительно ответили лишь 47,1%. По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения, ВЦИОМ, по сравнению с прошлым годом, когда цифра составила 55,3%, это был спад.

 

Вопрос на тысячу крон состоит в том, как победа Путина на выборах 18 марта, 76,6% голосов, может сочетаться с тем, что всего лишь 47,1% тех же избирателей через две недели сказали, что Путин может решать важные национальные проблемы. Часть ответа заключается в том, что некоторые голоса на выборах были фальшивыми голосами за Путина, следствием попытки некоторых организаторов выборов подбавить проценты как явки, так и поддержки Путина. Но в главном ответ заключается в том, что многие голосуют за Путина, хотя не верят в то, что это ответ на задачи, которые стоят перед Россией. Цифры показывают, что более чем каждый третий избиратель, голосовавший за Путина, не верит в то, что он может решить задачи, стоящие перед страной. А если учесть и фальсифицированные голоса, то цифра станет еще выше.


«Они думают, что имеет место саботаж со стороны системы»


«Когда люди голосуют за Путина, это вовсе не обязательно потому, что они верят, что он может изменить то, что следует изменить. Это потому, что они не видят никаких иных альтернатив. Но люди также благодарны за прогресс, достигнутый при Путине, многие чувствуют, что он возродил Россию как сверхдержаву», — говорит Буккволл и продолжает:


«Существует представление, что у президента все могло бы получиться, если бы все зависело только от него, но есть коррумпированная бюрократия, которая мешает осуществлению (реформ). Часть населения оправдывает президента, эти люди считают, что система саботирует то, что он пытается сделать. Отчасти эти люди правы. В русской бюрократии очень многое не срабатывает, но вот достаточное ли это основание, чтобы оправдывать Путина — об этом можно поспорить».


Путин и избиратели правы


Причина той противоречивой картины, которую демонстрируют цифры, заключается в том, что прав и Путин, и избиратели; внушающей доверие альтернативы Путину в сегодняшней России нет. Об этом Путин позаботился сам со своей «вертикальной демократией», когда все потенциальные реальные политические соперники либо высмеиваются в управляемых государством СМИ, либо им отказывают в праве участия в выборах, как лидеру оппозиции Алексею Навальному.


И хотя никаких реформ не ожидается, предполагается, что Путин представит план того, на что он потратит следующие шесть лет. По мнению Bloomberg, Путин в ближайшие дни после инаугурации объявит, что правительство потратит $162 миллиарда на меры государственной поддержки, в попытке повысить, хотя наиболее реалистично — сохранить жизненный уровень простых людей. Сохранение поддержки основных избирателей имеет решающее значение для того, чтобы Путин не утратил свой политический авторитет.


Буккволл считает, что в последующие шесть лет мы будем наблюдать практически то же самое.


«Может статься, что будут какие-то инициативы экономических реформ, но систему это не поколеблет. Что касается отношения к Западу, тут мало что указывает на улучшение. Многое будет решать экономическое развитие в будущем. Руководство понимает, что Россия не может быть сверхдержавой без эффективного экономического развития, но внутри руководства нет единого мнения по поводу того, как это делать».


Избиратели на это покупаются


Путин уже начал большое сокращение военных расходов, которые в прошлом году, по данным Стокгольмского института исследования проблем мира SIPRI, были на 20% ниже, чем в 2016-м. Правда, произошло это после нескольких лет рекордных инвестиций в оборону. Вопрос в том, откуда он возьмет остальные деньги. По внутренним данным, на которые ссылается Bloomberg, речь идет о введении налога на добавленную стоимость в 4% и увеличение подоходного налога с 13% до 15%.


Сейчас Путин вступает в четвертый период своего президентства, будучи уже более 18 лет лидером страны, и складывается впечатление, что обещания экономической и политической стагнации — лучшее из того, что Путин может предложить избирателям. И пока опросы общественного мнения показывают, что избирателей это устраивает.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.