Отравление двойного агента Сергея Скрипаля и его дочери было фальшивым, как и химическая атака в Сирии. Об этом в интервью порталу Е15 заявила российский профессор политологии Оксана Гаман-Голутвина. После столь категоричных заявлений президент Российской Ассоциации политической науки добавляет, что «точно нам ничего не известно». Гаман-Голутвина работает в Московском государственном институте международных отношений и приехала в Прагу по приглашению Академии наук Чешской Республики на конференцию о европейско-российских отношениях. Вину за их ухудшение она возлагает, прежде всего, на Запад.


Е15: Россия и Европа перестали понимать друг друга?


Оксана Гаман-Голутвина: Похоже, Европа и Россия столкнулись с недопониманием. Проблема заключается в том, как Европейский Союз относится к России, например, вводит против нее санкции под надуманными предлогами.


Другой пример — мнимое и фальшивое отравление агента Сергея Скрипаля и его дочери в Солсбери в Великобритании. Нет никаких доказательств того, что именно Россия организовала это отравление. И тем не менее Европейский Союз и США ввели против нее огромное количество санкций, даже выслали больше сотни российских дипломатов.


— Вы назвали отравление двойного агента Сергея Скрипаля и его дочери фальшивым. Вы могли бы уточнить?


— Само отравление, возможно, и произошло, но точно нам ничего не известно. До сих пор мы не услышали ни отца, ни дочь, которые сказали бы: «Да, это русские отравили нас». Глава британского Центра по изучению ядовитых веществ Портон-Даун заявил, что невозможно доказать, что примененный яд «Новичок» был изготовлен в России. Швейцарские эксперты заявили, что яд мог быть произведен в нескольких странах, но не в России, поскольку там такой яд не производится. Кроме того, чешский президент Милош Земан сообщил, что в Чехословакии хранился яд «Новичок».


То есть кто их отравил, нам неизвестно. Дочь Скрипаля выписали из больницы, но где она сейчас? Она российская гражданка, однако никто из российского консульства ее не видел. Где она?


— Сейчас она под защитой британских властей и скрывается.


— Мы не имеем ничего против защиты. Пусть ее окружает хоть сотня телохранителей. Но мы хотели бы просто ее увидеть и убедиться, что она все еще жива. Однако у нас нет такой возможности. У российского консульства нет такой возможности. (В апреле Юлия Скрипаль отказалась от консульской помощи России — прим. авт.)


— На конференции Вы также упомянули отравление агента Александра Литвиненко, а также о химической атаке в сирийском городе Дума, назвав их мнимыми. Почему они мнимые?


— Нет никаких доказательств того, что атака в Сирии на самом деле произошла. Фильм, который об атаке сняли «Белые каски» (добровольческая гуманитарная организация, которая официально называется «Сирийская гражданская оборона» — прим. ред.), был фальшивым. Люди из Думы, которые фигурировали в фильме, например отец с сыном, свидетельствовали, что никакой химической атаки не было, и что на видео — всего лишь актеры. 17 человек из Думы обратились в Организацию по запрещению химического оружия и подтвердили, что в фильме показана инсценировка, организованная «Белыми касками».


— Зачем им это инсценировать?


— Потому что кто-то с удовольствием обвиняет Россию в химической атаке и под этим предлогом бомбит Сирию. Ведь Россия стоит на стороне Сирии. Возможно, завтра кто-нибудь снимет очередное фальшивое видео о химической атаке в России, чтобы воспользоваться им как предлогом для бомбардировок Москвы.


— Значительное недопонимание между Европой и Россией возникало также в моменты, когда Россия вторгалась на территории других государств. Речь не только об Украине. Вскоре мы в Чешской Республике будем отмечать круглую дату — годовщину августовского вторжения войск Варшавского договора в 1968 году. Усугубляют ли подобные события атмосферу недоверия?


— Мне просто смешно слышать подобные мнения. Эти два события произошли в совершенно разные эпохи и в разных странах. Отправить советские танки в Прагу в 1968 году было ошибкой, и российские власти за последние 50 лет не раз это признавали. Но я бы хотела напомнить, что это были те же советские солдаты, которые освободили Чехословакию от фашистов в 1945 году.


Кстати, мой дед был среди этих солдат и воевал вместе с генералом Людвиком Свободой. Я также хочу напомнить еще одну годовщину: 80 лет назад Адольф Гитлер подписал с Великобританией и Францией Мюнхенское соглашение, и тем самым они предали Чехословакию. Однако в чешских СМИ я не могу найти об этом ни одного упоминания.


По поводу Украины. Не было никакого российского вторжения на Украину. Не было никакой аннексии Крыма. Жители Крыма на референдуме, в котором приняло участие 96% населения, решили возродить союз с Россией. Разве это не демократический акт?


— Но российские солдаты вступили на территорию Украины без приглашения.


— Крым — историческая часть России. Это автономный регион, и его население решило возродить отношения с Россией. Их решение было свободным.


— Но разве не украинское правительство должно решать судьбу своих регионов?


— Напротив, это в 1956 году был нарушен закон, когда Украина аннексировала Крым. В 2014 году справедливость была восстановлена. Жители Крыма боялись за свою жизнь. В тот момент к ним направлялись так называемые «поезда дружбы», полные вооруженных людей, которые хотели убить крымчан. Поэтому они попросили Россию защитить их. Вы же видите, что происходит на Восточной Украине, где людей уничтожают бомбами с самолетов и танками. Население Крыма хотело избежать такой участи.


— Но на востоке Украины Россия поддерживает одну сторону конфликта, поставляя ей оружие.


— Перед распадом СССР Украина вместе с Россией и Белоруссией была крупным производителем оружия. И до сих пор на Украине остается много складов с советским оружием. Самые большие оборонные заводы размещались на Восточной Украине, а ее запад был, скорее, аграрным регионом. Так что Восточной Украине не нужно оружие из России.


— То есть Вы утверждаете, что Россия не вооружает мятежников на Украине?


— Я не военный эксперт, но, насколько мне известно, большая часть вооружений там еще советская.


— Еще один камень преткновения в отношениях западных стран и России — это выборы. Несколько стран, включая Соединенные Штаты, обвинило Россию во вмешательстве в их выборы.


— Специальная комиссия, созданная американским Конгрессом, на протяжении нескольких месяцев искала доказательства российского влияния на выборы, но так ничего и не нашла. А вот сомнительная компания Cambridge Analytica воспользовалась личными данными 90 миллионов человек для создания целенаправленной политической рекламы.


— Ваши аргументы очень похожи на доводы российских властей и российских политиков.


— Я говорю как политолог. Я не политик. Я высказываю свою собственную точку зрения, позицию и выводы. Я не слушаю ни наше правительство, ни экспертов. У меня самой есть ряд вопросов к нашему правительству.


— Например?


— Например, о темпах экономического развития, которые должны ускориться. Но после мартовского обращения президента Владимира Путина к Федеральному собранию я поняла, что с 2004 года большие деньги направлялись на производство нового оборонного вооружения. Я бы хотела подчеркнуть, что речь идет об оборонных системах. Нам приходится тратить огромные деньги на оборону. Мы вынуждены думать о безопасности.


— Как Вы оцениваете роль Владимира Путина в геополитике?


— Я думаю, что Путин считает своей роль защитника Российской Федерации. Россию обвинили в отравлении агента Скрипаля, в поддержке химической атаки в Сирии, а завтра Россию обвинят еще в каком-нибудь преступлении, фальшивом преступлении. И этим могут воспользоваться как предлогом для бомбардировок России. И, как мне видится, Путин считает своей задачей защиту российского суверенитета и территории государства.


— И поэтому он пользуется такой популярностью среди избирателей? Недавно он снова победил на президентских выборах.


— Я думаю, да. За свою историю России пришлось давать отпор многим захватчикам: татаро-монголам в восьмом веке (так в оригинале — прим. ред.), полякам и шведам в 18 веке, Наполеону в 19 веке и фашистам в 20-м. С тех пор наш главный национальный интерес заключается в том, чтобы предотвратить большую войну. Мы бы не хотели стать целью ядерного удара. Если кто-то хочет снизить популярность Путина, то достаточно сделать только одно — перестать угрожать России.


— А кто ей угрожает?


— Близ российских границ размещено большое количество военных баз НАТО. Зачем? Рядом с США нет ни одной российской военной базы.


— Кого Россия считает своим союзником?


— Мы считаем своими союзниками многие страны: страны СНГ, Германию, Францию, страны Вышеградской четверки и другие. Мы не видим ни в одной европейской стране соперника или врага.


— Неужели существует реальная угроза ядерной войны?


— Ответ на этот вопрос знают только в НАТО.


— Видите ли Вы, как политолог, какие-то различия в политических ценностях Европы и России?


— Думаю, российские политические ценности аналогичны европейским.


— А что это за ценности?


— Все они: свобода, разделение власти, функционирование права, свобода личности и слова.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.