Президент России Владимир Путин обещает за шесть лет осуществить то, чего не смог сделать за 18. При этом кадровый состав правительства, с которым он работает на протяжении всех этих лет, остается практически неизменным.


Российский лидер снова поручил руководство правительства Дмитрию Медведеву, который уже десять лет участвует в этой игре с «горячими» министерскими стульями — с тех самых пор, когда в 2008 году был избран президентом России, чтобы Владимир Путин мог спокойно отсидеться в должности премьер-министра, а затем в 2012 году поменяться с ним местами.


Мы еще не знаем, кто займет должности министра обороны и иностранных дел, поскольку их назначает Путин, а не Медведев, но уже можно констатировать, что новых лиц в правительстве ждать не стоит, произойдет лишь незначительная ротация старых кадров. Это наглядно показывает, что Владимир Путин — вопреки ожиданиям некоторых — решил перестраховаться и не делать ставку на «молодых технократов», вместо этого в очередной раз полагаясь на преданность Медведева и его послушных министров.


Однако трудно понять, каким образом «старая гвардия» выполнит представленную российским лидером амбициозную программу «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». Путин не объясняет, как всего за шесть лет они добьются «вхождения России в число пяти крупнейших экономик мира, обеспечат темпы экономического роста выше мирового уровня, а инфляции — не выше 4% при сохранении макроэкономической стабильности».


По данным Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), темпы экономического роста в России в 2018 и 2019 годах останутся такими же, как в 2017 году: около 1,5%. Что касается роста мировой экономики в предстоящие два года, МВФ указывает цифру в 3,9%.


В той же программе Путин говорит о перспективах, выходящих за рамки его нынешнего мандата, в частности об «увеличении ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет (и до 80 лет в 2030 году)», что заставляет некоторых предположить, что российский лидер, похоже, не собирается расставаться со своей властью так скоро.


Наверное, большую часть этой программы можно было бы осуществить, если бы на мировых рынках резко выросла цена на нефть, если бы в отношении России не был введен жесткий режим санкций, если бы страна расправилась с коррупцией и не проводила внешнюю политику, выходящую за рамки собственных экономических возможностей. Но этот сценарий кажется далеким от реальности.


С каждым разом все более активное участие российских военных в конфликтах в Сирии и на Украине накладывается на кризис между Соединенными Штатами и Ираном, в котором Москва намерена сказать свое решающее слово. Дестабилизация ситуации в Афганистане также заставляет Кремль укреплять свои позиции в Центральной Азии.


Среди возможных кандидатов на пост министра иностранных дел России, который до этого занимал Сергей Лавров, фигурирует Антон Вайно, нынешний руководитель Администрации Президента. Его отец Карл Вайно, эстонец по происхождению, был одним из последних лидеров Коммунистической партии Эстонии, когда она все еще была оккупирована Советским Союзом. Вайно известен своей абсолютной преданностью Путину и, по-видимому, продолжит жесткую линию Кремля на международной арене.


Что касается положения дел внутри страны, то здесь нельзя недооценивать роль внепарламентской оппозиции. Демонстрации 5 мая показали, что она по-прежнему немногочисленна, однако ее география значительно расширилась, и все большую роль в ней играет молодежь. Пример Армении, где демонстрантам оппозиционерам удалось добиться отстранения от власти бывшего президента Сержа Саргсяна, на тот момент в должности премьер-министра, служит для российской оппозиции хорошим стимулом.


Между тем партия коммунистов и «Справедливая России», которые проголосовали против выдвижения Медведева на пост премьер-министра, не должны создавать особых проблем для Путина, если, конечно, кризис системы не активизирует борьбу внутри российских элит.


Речь президента России на военном параде 9 мая, когда Россия отмечает победу Красной Армии над немецким нацизмом в 1945 году, не оставляет сомнений в том, что по крайней мере на словах Путин продолжает пересмотр истории в пользу национализма и антизападничества.


В 2005 году на параде 9 мая президент заявил: «Мы никогда не делили победу на свою и чужую. Мы всегда будем помнить помощь союзников: Соединенных Штатов, Великобритании, Франции, других государств антигитлеровской коалиции, немецких и итальянских антифашистов. Сегодня мы отдаем дань мужеству всех европейцев, оказавших сопротивление нацизму».


Теперь, 9 мая 2018 года он сказал так: «Мы всегда будем гордиться, что советский народ не дрогнул, не прогнулся перед жестоким врагом, когда некоторые государства предпочитали позор капитуляции, лицемерного соглашательства или прямого сотрудничества с нацистами».


Разумеется, говоря о «лицемерном соглашательстве или прямом сотрудничестве с нацистами», Владимир Путин не имел в виду подписанный в 1939 году договор о ненападении между СССР и Германией. Это была критика в адрес Великобритании, Франции и т. д.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.