Согласно изданию «Вашингтон Фри Бикон» (Washington Free Beacon), в Совете национальной безопасности США рассматривают вариант по поддержке протестного движения Ирана, которое должно рано или поздно привести к массовым волнениям вследствие ухудшающегося экономического положения Ирана из-за американских санкций и свержению существующей сегодня в Иране власти.


План по внедрению данной стратегии дальнейших действий разработан аналитическим центром SSG (Security Studies Group), который тесно связан с Джоном Болтоном (John Bolton), ныне советником президента США по вопросам национальной безопасности. Болтон давно известен своими агрессивными анти-иранскими взглядами (в 2017 году он, кстати, в Париже заявил, что к 2019 году режим в Иране обязательно падет) и критикой политики бывшего президента Барака Обамы. По словам Джима Хэнсона (Jim Hanson), руководителя SSG, администрация Трампа не горит желанием начать войну с Ираном, но предпочла бы иметь дело с новым режимом в стране. Этого можно добиться оказывая более сильное давление, в первую очередь экономическое, на существующую иранскую власть.


В циркулируемом в Совбезе США документе говорится, что обычные жители Ирана страдают из-за экономической стагнации, в то время как руководство страны выводит за рубеж деньги на счета мулл и руководителей Корпуса стражей исламской революции (КСИР), а также финансирует военную экспансию и операции в других странах.


По мнению американцев, ухудшение экономической ситуации уже привело к протестам в Иране. Действительно, в конце прошлого года и в начале этого в Иране произошли самые массовые с 2009 года протесты.


Источник в Белом Доме сказал изданию «Вашингтон Фри Бикон», что до «ядерной сделки» Обамы все в мире понимали, как опасно иметь дело с исламской страной, которая на государственном уровне поддерживает терроризм и стремится стать ядерной державой. Был глобальный консенсус по этому вопросу, который Обама разрушил. Теперь задачей Трамапа и Болтона становится возвращение этого консенсуса в мировую политическую повестку. Источник также заявил, что ничего нельзя исключить (имея в виду военный сценарий), если Иран атакует Израиль.


Другой источник сообщил, что у команды Джона Болтона есть годами разрабатываемые планы на все случаи развития событий на Ближнем Востоке, что Болтон сам лично хорошо знает Иран, встречается с иранскими диссидентами, и именно поэтому его позвал в свою администрацию Дональд Трамп. По мнению источника, проблема вовсе не в «ядерной сделке», а в существовании текущего иранского режима как такового, и американская администрация будет агрессивно работать с «корнем причин хаоса и насилия в регионе» без розовых очков на глазах.


В SSG считают, что, судя по иранским социальным сетям, народ Ирана больше возмущен блокировкой «Телеграм» (Telegram) и подавлением свобод, чем иностранным давлением, а притеснение этнических и религиозных меньшинств открывает дорогу действиям для расчленения государства. SSG предлагает руководству США сконцентрироваться на поддержке этих меньшинств в Иране, как открыто, так и по закрытым каналам, чтобы иранская власть была вынуждена заниматься внутренними проблемами, а не ведением зарубежных военных операций и прочих «враждебных действий».


По оценкам американского аналитического центра, около трети жителей Ирана принадлежат к тем или иным меньшинствам, некоторые из которых придерживаются идеи независимости. Именно им и предлагается оказывать помощь в их борьбе.


То есть, с одной стороны аналитики хотели бы видеть наличие явной военной угрозы Ирану, чтобы тот боялся вести военную деятельность против Израиля и Саудовской Аравии, а с другой стороны — официальный акцент на «рождении свободы» и на помощи в «самоопределении» народу Ирана. Руководство США должно четко в своей политике различать текущую власть и народ Ирана и действовать во вред первой и на благо второму, пока режим не падет. Иначе, по мнению SSG, никакое только внешнее давление не изменит Иран и его нацеленность на поддержку терроризма и получение ядерного оружия.


Тем не менее, необходимо отметить, что план SSG — это лишь один из многочисленных документов, который предлагается для ознакомления членам Совета безопасности США, и это никак не гарантирует, что его выводы будут приняты во внимание и тем более воплощены в жизнь.


На страницах издания «Блумберг» (Bloomberg) также призывают Трампа сосредоточиться на демократических изменениях в Иране. Еще в 2005 году бывший аналитик ЦРУ Кеннет Поллак (Kenneth Pollack) в своей книге «Иранская головоломка» предупреждал, что в Иране идут два процесса: создание ядерного оружия и демократизация. США должны замедлить первый процесс и всячески ускорять второй. По мнению иранских диссидентов, «ядерная сделка» и шантаж Запада ядерной угрозой позволила существующей власти в Иране оттянуть время, усилиться, получить доллары, перевооружиться и активизировать внешние действия в регионе.


Иранские диссиденты считают, что Павел Дуров и его «Телеграм» позволили людям общаться друг с другом и сделали для демократизации Ирана больше, чем все программы Госдепартамента США. Сегодня Трампу предлагается делать ставку на иранских экспатах, кто хотел бы вернуться в Иран и бороться за новый облик страны, а также привязать требования по ядерной программе к политическим свободам. Имеются в виду освобождение политических заключенных, включая лидеров протестного движения Мехди Карруби и Мир-Хуссейна Мусави, и созыв референдума по изменению конституции страны с целью ликвидации поста и института Верховного религиозного лидера как такового.


До объявления Трампом о выходе из «ядерной сделки» один доллар США на черном рынке покупали за 60 тысяч риалов, а после новости — уже за 80 тысяч, если верить агентству «Рейтер» (Reuters).


Нестабильность валюты Ирана привело к тому, что иранцы начали закупать криптовалюты. По словам главы экономического комитета иранского парламента Мухаммад-Реза Пур-Ибрагими (Mohammad Reza Pour-Ebrahimi), граждане страны уже вывели из Ирана 2,5 миллиарда долларов несмотря на то, что сделки с криптовалютами запрещены. Тем не менее, в Иране изучают опыт Венесуэлы по созданию своей национальной криптовалюты, с помощью которой можно было бы совершать финансовые операции в обход американских санкций. Впрочем, опыт Венесуэлы пока никого не радует.


Тридцатого апреля в Иране было принято решение о блокировке мессенджера Телеграм, что взывало возмущение молодежи в социальных сетях.


Десятого мая по городам Ирана прокатилась волна протестов учителей, которые недовольны низкими зарплатами и недостатком инвестиций в образование. В протестах принимали как действующие, так уже и отошедшие от дел преподаватели. Участники акций требовали освободить заключенных ранее под стражу коллег и выкрикивали лозунги о свободе и объединении рабочих, студентов и учителей. Произошли задержания, а в Тегеране, по словам представителей учительской ассоциации, протестующие были «зверски избиты». В этот раз женщины-учителя также активно принимали участие в демонстрации. Количество участников по стране в целом оценивается в тысячи человек.


В этом году уже после январских протестов в Иране также прошли акции недовольства сотрудников здравоохранения, железных дорог, металлургических заводов.


В мае в провинции Хормозган арестовали сорок активистов по охране окружающей среды. Зимой в Иране уже арестовывали экологов, обвиняя их в шпионаже в пользу США и Израиля и сборе информации под видом научной и экологической деятельности. Сегодня в провинции под стражей находится 55 экологов.


Ставка на экономическое давление на Иран может сыграть двояко. С одной стороны падение доходов может действительно вынудить власти меняться или привести к «цветной революции», с другой стороны есть вероятность, что под давлением, наоборот, усилится влияние мулл, играющих на антизападных эмоциях.


Предсказать, в какую сторону качнется маятник никто не может, хотя некоторые эксперты на том же Западе считают, что экономическое состояние Ирана не так уж и плохо и санкции не сыграют радикальной роли, тем более если Китай, Индия, Южная Корея и ЕС не пойдут на поводу США и не сократят или не прекратят закупки иранской нефти.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.