В рамках Совета Европы, который является своего рода «Организацией Объединенных Наций европейского масштаба», депутату от португальской центристской партии Телму Коррейя (Telmo Correia) поручили подготовку доклада о правах человека и о демократии в России. Задача, скажем так, не из легких: путинская Россия запретила визиты иностранных наблюдателей — особенно сейчас, когда, как признает сам Телму Коррейя, попрание основополагающих принципов в этой стране является «абсолютно недопустимым».


Expresso: в чем состоит ваша миссия?


Телму Коррейя: Главная цель Совета Европы — защита прав человека, демократии и верховенства закона. Наш комитет отвечает за проверку соблюдения государствами-членами обязательств, которые они на себя взяли. Это крупный европейский форум по правам человека. Он не ограничивается 28 членами ЕС; всего в нем участвуют 47 стран, и многие из них — страны Восточной Европы.


— Среди них есть государства-члены, которых обвиняют в нарушении основополагающих принципов. Венгрия, Польша, опять же Россия…


— Нередко случается, казалось бы, немыслимое, включая военные конфликты между государствами-членами.


— Сколько лет уже длится российский процесс?


— По крайней мере начиная с 2004, 2005 года. Дела открывают в связи с возникновением какой-либо проблемы или с подачей жалобы, в случае России таковые начались после грузинского конфликта. Ситуация становится критической после вторжения в Крым [в 2014 году]. Этот доклад сопряжен с рядом трудностей, поскольку в 2015 году в отношении России были введены санкции за невыполнение ею своих обязательств.


— Между тем Россия решила приостановить участие в Совете Европы…


— Таковым было решение российской делегации. Подготовка отчета по России должна сопровождаться соответствующими визитами наблюдателей в страну, но они в настоящий момент невозможны. Мои предшественники на этом посту выражают серьезные опасения. Аннексия Крыма является противозаконным актом, тревогу вызывает ситуация с НПО в России… Задержанию подвергаются даже люди с депутатским статусом, что также неприемлемо с точки зрения Совета.


— А что Вы скажете по поводу последних выборов в России? Есть информация о случаях мошенничества.


— Было выявлено много нарушений, выборный процесс должен на всех этапах сопровождаться работой наблюдателей.


— Но если государство-член, например Россия, не выполняет свои обязательства и на протяжении ряда лет подвергается санкциям, имеет ли смысл его дальнейшее участие в работе этого органа?


— Здесь возможны два прочтения. В одном случае мы ждем возврата к диалогу, который в итоге повлияет на выполнение обязательств. В другом — если такой сценарий невозможен — членство теряет смысл. Мы за то, чтобы государства возвращались и чтобы деятельность организации имела полезный и позитивный эффект.


— К тому же Россия относится к числу тех стран-членов, которые в экономическом отношении вносят довольно существенный вклад…


— Да, поэтому российский вопрос является центральным. Многие считают, что участие каждого из государств-членов имеет принципиальное значение, но мне представляется странным брать за основу экономические критерии. Выходит, я вношу свой вклад, а раз я так делаю, то на меня могут не распространяться некоторые правила? Это неприемлемо.


— Недавний случай с отравлением Скрипаля попадает в отчет по России?


— Разумеется, он входит в этот анализ.


— Считаете ли вы хорошо продуманной позицию правительства Португалии по этому вопросу?


— Мы — и здесь я говорю уже как бывший парламентарий от партии CDS (Социально-демократический центр) — спросили, почему Португалия не последовала примеру других стран ЕС.


— Но ведь тогда CDS, в отличие от PSD (Социал-демократическая партия), не призывала к высылке дипломатов.


— Я попросил разъяснений. Министр предоставил объяснения, из которых я заключил, что данное решение связано с нашим собственным представительством в России, которое могло оказаться серьезно ограниченным в результате ответных мер.


— Можно ли говорить об антироссийском климате в Западной Европе?


— Скорее можно говорить о том, что в России складывается очень тревожная ситуация с точки зрения прав человека. Это факт, с которым не поспоришь. В адрес России сегодня звучит единодушная критика. В нашем случае объективность — главный критерий хорошо выполненной работы: проводятся ли аресты противников режима? Имеют ли место нарушения прав человека или нет?


— Есть целый ряд известных фактов.


— Да, многие из них известны. Арест одного депутата, запрет деятельности многих НКО, задержания в ходе демонстраций по всей стране, попрание прав человека во время конфликта в Крыму…


— Позиция России каким-то образом эволюционировала?


— Мы знаем, что предпринимались попытки наладить диалог. Идея заключается в том, чтобы Россия вернулась без каких-либо условий, приняв все свои обязательства. Думаю, что к началу следующего года решение по этому вопросу может быть принято.