Ситуация в Азовском море, когда российские корабли проводят учения в 16-ти километрах от украинского побережья и задерживают украинские суда, — это шантаж и месть со стороны Кремля за задержание украинскими пограничниками российского судна «Норд». При этом маловероятно, что войска Владимира Путина пойдут на военно-морскую операцию по захвату территорий на мариупольском направлении. Такое мнение высказал «Апострофу» координатор группы «Информационное сопротивление», нардеп Дмитрий Тымчук.


— Я думаю, что россияне мстят за задержание того же «Норда», за попытки Украины как-то защищать свои территориальные воды и интересы на своей территории. Когда проводятся маневры в 16-ти километрах от украинского побережья, это очень тревожный сигнал. В то же время, когда говорят о том, что россияне под видом учений могут готовить какую-то десантную операцию по захвату территорий на мариупольском направлении — я не особо в это верю.


Во-первых, те силы ВМФ России, которые привлекаются к этим учениям, вряд ли способны выполнить задачи по проведению такой масштабной десантной операции. Во-вторых, надо понимать, что взять Мариуполь с моря ненамного проще, чем взять его по суше. За четыре года этот город настолько укреплен и насколько продумана система обороны всего мариупольского направления, что я даже не могу себе представить, как россияне будут планировать боевую операцию.


Кроме того, проведение такой операции означало бы, что Россия начала совершенно открытую вооруженную агрессию против Украины. Я думаю, если бы Путин был готов к подобному, он бы не в 2018 году это делал, а намного раньше. Предпосылок было достаточно.


Поэтому это просто шантаж по методам Путина и в духе Москвы — не более чем. Вместе с тем, нашим ВМС, в частности подразделениям береговой обороны, да и сухопутным войскам, которые выполняют боевые задачи на мариупольском направлении, нужно также принимать меры. Это, во-первых.


Во-вторых, есть еще дипломатическая составляющая. Мы знаем, что россияне позволяют себе такие маневры, исходя из двухсторонних соглашений с Украиной по использованию акватории Азовского моря. И здесь я бы хотел услышать комментарии наших международников из Министерства иностранных дел, чтобы они разложили по полочкам, где Россия преступает красную черту, где нам необходимо разрывать соответствующие договора в одностороннем порядке или принимать какие-то другие внеочередные меры.


При этом мы прекрасно понимаем, что опасность открытой российской агрессии существует с 2014 года. Да, она не имеет настолько большой вероятности, чтобы говорить о ней, как о первоочередной угрозе. Но мы не можем ее игнорировать, какой бы вероятность ни была.


Мы также знаем, что, несмотря на то, что формат Операции объединенных сил фактически проходит в сухопутном варианте, объемы серьезной боевой подготовки отмечаются и в воздушных силах, и в ВМФ. Это означает, что в Генштабе совершенно адекватно воспринимают эти угрозы и готовятся к худшему варианту, каким бы маловероятным он ни был.