Начавший второй год работы на посту президент Франции стремился в первую очередь развеять осадок, который остался после его недавней встречи с американским лидером в Вашингтоне: слишком много проявлений чувств и слишком мало результатов. Кроме того, было нужно продемонстрировать возможность (без наивности, но и без чрезмерной жесткости) подвижек по определенным вопросам.


Выполнить первую задачу было проще, чем вторую: идти на тактильный контакт с Путиным в отличие от Трампа, пожалуй, не стоит. Со второй же все было несколько сложнее. Как выстроить иерархию проблем? Иранская ядерная программа не может задвинуть украинский кризис на второй план и сделать его простым разногласием, осторожно убранной в сторону исторической деталью.


Кроме того, международная обстановка изменилась. Для Франции речь не идет о кардинальной, опасной и нереалистичной смене альянса с США на альянс с Россией.


Правильный тон


Америка Трампа, конечно, уже не та, что прежде, но и Россия Путина не обладает той же категорией мощи, что, например, Китай. Поэтому необходимо найти «правильный тон» общения с Москвой. То есть отстаивать наши интересы, не поступаясь ценностями, учитывать новую геополитическую роль Москвы (особенно на Ближнем Востоке), не теряя из вида тот факт, что Россия до сих пор остается, как говорил Жорж Соколофф (Georges Sokoloff), «бедной державой».


Не нужно переоценивать Россию


Опасность недооценки России исчезла после успеха (по крайней мере, в краткосрочной перспективе) ее дипломатических и военных инициатив в Сирии. Москва достигла поставленных целей и без малейших колебаний укрепила позиции Дамаска. В то же время угроза другой крайности, то есть переоценки сил России, все еще существует, несмотря на вполне реальную хрупкость ее экономики и возможную перспективу социально-политической напряженности, невзирая на бесспорную победу Путина на последних президентских выборах (народ, как известно, отличается непостоянством).


Главные разногласия


В целом, в отношении к Трампу и Путину должно содержаться ключевое отличие. Так, несмотря на личность нынешнего президента, а также непредсказуемость и жесткость его решений в дипломатической и торговой сфере, у Америки и Франции остаются общие ценности. В то же время, несмотря на качества (в большей степени тактические, чем стратегические) Путина и общность интересов и позиций Парижа и Москвы по все большему числу вопросов, у Франции и России сохраняются разногласия по таким ключевым темам, как Украина и Сирия.


Сближать позиции, не забывая при этом о том, что нас разделяет — в этом заключается суть дипломатии. Нужно проявить жесткость и не угодить в расставленную Москвой ловушку: «Чем больше от вас идет санкций и критики, тем активнее россияне объединяются против вас и вокруг действующей власти». В России любовь к нации или даже имперской славе сильнее любви к свободе.


Ключевая держава


Как бы то ни было, сейчас в международных вопросах, от соглашения с Ираном до Сирии и Украины, уже не обойтись без России (американцы питали опасную иллюзию на этот счет в 1990-х годах). Без нее больше никак. В сфере палестино-израильского мирного процесса, после того, как американский план урегулирования будет представлен (вероятно, в июле) и, скорее всего, провалится, Париж и Москва, наверное, смогут взять инициативу в свои руки, чтобы сохранить перспективу переговоров. Раньше говорили, что на Ближнем Востоке не может быть войны без СССР и мира без США. Сейчас все явно складывается иначе.


Последние выходки американской дипломатии не могут кардинально изменить порядок наших приоритетов в отношениях с Россией. Первый вопрос все еще касается Украины, и он отнюдь не прост. Москва хочет отмены принятых против нее санкций. Те еще больше замедляют развитие российской экономики, а также стесняют окружение Путина и российскую экономическую элиту в целом.


Оказавшаяся в руках популистов Италия выступает за одностороннее снятие санкций. Великобритания требует жесткости, но разве она до сих пор в Евросоюзе? Франция и Германия настроены на компромисс. Но готова ли Россия принять присутствие ООН на востоке Украины, которое положило бы конец агрессии с обеих сторон? Неоднозначный характер и далеко не примерное поведение киевской власти тоже не способствуют решению проблемы.


Помимо украинского вопроса, нужно дать понять России, что она ничего не выиграет от попыток повлиять на наши общества, вмешаться в наши избирательные процессы.


Россия не создает популизм в Европе и США, однако (стоит признать, небезуспешно) пользуется им и вдохновляет его.


Железная рука в бархатной перчатке


«Железная рука в бархатной перчатке». Именно так иногда называли знаменитого дипломата Талейрана. Эта формулировка сейчас как никогда актуальна в том, что касается нашего подхода к России. Нельзя ничего спускать с рук, когда речь заходит о киберпреступлениях и даже простых преступлениях, что мы недавно наблюдали в Великобритании. В то же время нужно осторожно приоткрыть дверь, когда ситуация это позволяет. Тропа узкая и по ней нужно идти осторожным, но последовательным и решительным шагом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.