Экскурсовод Татьяна перед отъездом из Киева посмотрела на дозиметр: «0,16 микрорентген. В зеленой зоне», сказала она туристам. Такая сцена повторялась в течение дня неоднократно. Татьяна снова и снова называла какие-то числа, которые, однако, ни посетителям, ни, возможно, даже ей самой ничего толком не говорили. Причина — необычная цель поездки: реактор бывшей Чернобыльской АЭС.


26 апреля 1986 года здесь произошла катастрофа, унесшая жизни тысяч людей и заразившая значительную часть Украины и Белоруссии, сделавшая эту территорию непригодной для проживания. Однако через 30 лет в разных странах находится немало авантюристов, желающих посетить территорию закрытой АЭС. В Киеве есть несколько туристических бюро, предлагающих свои клиентам поездки в Чернобыль, к разрушенному реактору.


В одном из таких турбюро и работает Татьяна. Она обута в большие сапоги, а на голове носит бандану цвета «хаки», чем-то напоминая в таком виде участницу какой-нибудь повстанческой борьбы. На ее футболке красуется надпись Hard Rock Café Chernobyl — такие же сувенирные футболки можно купить где-нибудь в Риме или Лондоне. Группа, приехавшая в этот раз, довольно разношерстная. Так, англичанин Роберт с нетерпением ждал, когда же его вместе с остальными членами группы повезут к реактору. Другие туристы, например, итальянка Джулия, больше интересовались судьбами людей, ставшими жертвами катастрофы.


Посещение «Моста смерти»


О судьбах жителей заброшенных ныне деревень в зоне отчуждения здесь напоминает практически все. Так, на территории бывшего детского сада Джулия сотоварищи увидели валяющиеся там и тут детские игрушки и книжки. Также на туристов произвела сильное впечатление остановка на неприметном, узком мостике неподалеку от реактора, который так и называется: «Мост смерти». Многие жители услышали тогда громкий взрыв и выбежали на этот мостик, чтобы получше рассмотреть, что же произошло с реактором. Это было любопытство, за которое многие из тех людей, по словам Татьяны, расплатились жизнями, потому что именно в этом месте радиоактивное излучение было особенно сильным. «Ужасное зрелище», — призналась Джулия.


Сколько людей умерло от последствий катастрофы, точно неизвестно до сих пор. Потому что многие жертвы умерли не сразу, а лишь чрез несколько лет — от последствий облучения. Но доподлинно известно, что жертв могло бы быть намного меньше, если бы советское руководство отреагировало на аварию быстрее. Таким образом, Чернобыль вполне можно назвать и символом политической неудачи. Так, эвакуация населения началась только через 30 часов после катастрофы. При этом кое-кто еще надеялся, что позднее люди смогут вернуться на зараженную территорию.


Отчасти, однако, это было связано с тем, что территория вокруг Чернобыля имела в СССР большое стратегическое значение. Неподалеку от реактора находился закрытый поселок под названием «Чернобыль-2». На официальных картах он был обозначен как пионерский лагерь. На самом же деле здесь находилась радарная установка «Дуга-1» высотой около 100 метров. Ее задачей было своевременно обнаружить возможную ядерную атаку со стороны США.


Выбить радиоактивную пыль из ботинок


Несмотря на все своеобразные впечатления, постоянно проявлялись абсурдные черты нашего тура. После каждой остановки участникам группы приходилось вытряхивать ботинки, чтобы выбить из них радиоактивную пыль, прежде чем возвращаться в автобус. А еще там повсюду много бездомных собак, которые, похоже, питаются лишь чипсами и другими продуктами, которые привозят с собой туристы. Однако апогеем поездки стало посещение самого города Чернобыля.


На удивление, там снова живут люди, потому что уровень радиоактивности в атмосфере относительно снизился. Главным образом живут рабочие, обслуживающие дорогу, ведущую к реактору, чтобы до него в случае необходимости можно было быстро добраться. Однако в связи с наплывом туристов в городе со временем появились рабочие места. В центре Чернобыля есть небольшая гостиница с рестораном, где группа Татьяны пообедала.


В меню — шницель с картофелем. Это вполне типично для путешественников в альпийском Алльгое (Allgäu) или где-нибудь в Айфеле (Eifel), но никак не в 15 километрах от места крупнейшей в истории ядерной катастрофы. Любитель приключений Роберт воспользовался паузой, чтобы поделиться с другими участниками группы своей увлеченностью историей реактора, и с восхищением спросил: «А вы знаете, что взрыв был таким сильным, что с реактора сорвалась крыша весом более тысячи тонн?» С таким же интересом Роберт спрашивает, сможет он после обеда посетить непосредственно сам реактор.


Самого реактора практически не видно


К его разочарованию, оказалось, что сам реактор оказался ничем не примечателен. Кроме возведенного в 2016 году защитного саркофага, практически больше ничего не видно. Да и дозиметр Татьяны показывал лишь невысокое излучение. Иначе дело обстоит, однако, в Припяти. Этот город, находящийся всего в четырех километрах от эпицентра катастрофы, пострадал от нее сильнее всего.

В эвакуированном после аварии на ЧАЭС городе Припять в Чернобыльской Зоне Отчуждения


Во времена своего расцвета Припять могла похвастаться высоким, по советским меркам, уровнем жизни, о чем сейчас, однако, едва ли что-то еще напоминает. Заброшенный город потихоньку разваливается: природа постепенно отвоевывает бывшие улицы и площади. Из-за угрозы обрушения построек вход в них строго запрещен. Впрочем, Татьяну это не смущало. Когда кто-то полез на развалины, она лишь сказала своим туристам: «Смотрите, чтобы нас не обнаружила охрана».


Мертвая тишина в Припяти


Если что-то и обращает на себя внимание в Припяти, то это тишина. Здесь только щебечут птицы, и ветер шелестит листвой деревьев. «Припять кажется удивительно спокойным местом», — сказала Джулия. Но это умиротворение обманчиво. Потому что Татьяна вновь достала дозиметр, и он, к радости Роберта, наконец-то, показал высокий уровень радиации. «10 микрорентген, 20 микрорентген», — объявляла Татьяна, шагая по заброшенным улицам. «Ух ты, круто!» — сказал Роберт, от удивления раскрыв рот.


В конце поездки группа делает еще одну остановку: контроль излучения, которому подвергается каждый участник группы. Если на его одежде будет обнаружено превышение допустимого уровня, ее нужно будет почистить специальной щеткой. Если же и это не поможет, то человеку придется оставить одежду здесь. «Одной женщине пришлось ехать домой без брюк», — смеясь, сказала Татьяна. Но заметив обеспокоенные взгляды туристов, тут же постаралась разрядить обстановку: «Но это скорее редкое исключение». Но всем членам группы повезло: все они едут домой одетые и обутые.


По пути обратно в Киев Татьяна показала еще одно короткое видео, сделанное в Припяти незадолго до аварии на АЭС. На нем видны играющие дети, веселящиеся люди. На заднем плане видны дома, руины которых туристы видели только что. И вдруг у катастрофы появилось собственное лицо. В этот момент замолкли даже энтузиасты-авантюристы вроде Роберта. И все пассажиры автобуса вдруг почувствовали то, что до сих пор представлялось им чем-то абстрактным и далеким: человеческие страдания, которые принес с собой взрыв реактора.