Аннексия Крыма, а также разгоревшийся в Донбассе конфликт, хотя и являются непосредственным поводом, все же не единственная причина ухудшения отношений между Евросоюзом и Россией. Оно происходило в течение 25 последних лет и приобрело уже систематический характер. Структурные проблемы Евросоюза, а также парадигматические изменения структуры глобального мирового порядка лишь усугубляют эту ситуацию.


Одной из главных причин кризиса в отношениях между Брюсселем и Москвой с самого начала были различные ожидания относительно целей этих отношений. Евросоюз ожидал от России постепенного процесса сближения по примеру государств Центральной Европы, и это должно было происходить за счет принятия Москвой норм, ценностей и принципов Европы и ЕС. В ходе этого процесса Россия должны была стать совместимой с Евросоюзом и двигаться в направлении вступления в Евросоюз. Но это, естественно, было немыслимо из-за размеров России.


В отличие от этого, Россия хотела как можно быстрее стать полноценным членом евроатлантического сообщества и ожидала от Евросоюза понимания российской позиции и интересов. В конечном итоге в Европе должны были появиться совершенно новые кооперационные структуры и структуры безопасности с полноправным участием России.


Различные ожидания


Различные ожидания и взаимоисключающие нарративы привели к тому, что общая концепция будущего этих отношений не смогла даже возникнуть. Использовались одинаковые термины, однако подразумевались при этом совершенно разные вещи. Хотя в рамках бесчисленных форумов представители двух сторон постоянно говорили между собой, они не слышали друг друга, и так продолжалось 25 лет. Огромное взаимное разочарование было, таким образом, запрограммировано. Взаимные санкции в данном случае — зримое выражение отчуждения. Несмотря на ослабление трансатлантических связей, реальным в отношениях между Евросоюзом и Россией может быть только чисто прагматическое экономическое партнерство.


Проекционные плоскости обеих сторон


Что касается стратегического партнерства в широком смысле, то его теперь, напротив, не следует ожидать. Евросоюз и Россия теперь будут жить рядом друг с другом, но не вместе. Евросоюз для России, как и Россия для Евросоюза, окончательно превратились во что-то иное — они стали проекционными плоскостями для всего того, чем они сами не являются и не хотят быть, а также основанием для поиска собственной идентичности и самоопределения методом от противного (ex negativo).


Бывший главный идеолог Кремля Владислав Сурков в своей недавно опубликованной статье «Одиночество полукровки», в которой речь идет также об отношениях между ЕС и Россией, приводит слова российского рэпера Oxxxymiron: «Вокруг только тернии, тернии, тернии… когда уже звезды?» Сурков продолжает быть оптимистом, и он уверен в том, что дело пойдет в гору. Уже скоро, по его мнению, станет лучше, и звезды тоже появятся. Невольно эти слова вызывают в памяти шутку «Радио Ереван». На вопрос «Когда станет лучше?» следует ответ: «Лучше уже было!» Комфортная фаза в отношениях между Евросоюзом и Россией осталась в прошлом, и следует опасаться того, что нижняя точка еще не достигнута.


Доктор Александр Дубови занимается изучением международных отношений и политики в области безопасности с акцентом на Восточную Европу и постсоветское пространство.