Согласно заявлению министерства обороны, Варшава готова потратить 2 миллиарда на учреждение совместных военных объектов, а также обеспечить удобный способ перемещения американских сил.


Польша только начинает добиваться того, о чем страны Балтии и Центральной Европы просят еще со времен вступления в НАТО в две волны — в 1994 и 2004 годах, которые хотят, чтобы Альянс заполнил безопасностный вакуум в этой части Европы.


В понимании этих стран это означает осесть на их земле на постоянной основе, а не в соответствии с системой ротации, которую четыре года назад утвердил НАТО на саммите в Кардиффе, Уэльс. А еще присутствие американских войск в этих странах будет двойное значение: защищать и служить мерой от любой российской угрозы.


И на политическом поприще эта просьба имеет несколько более фундаментальное значение. Это говорит о том, что Европе не нравится идея обеспечивать безопасность на континенте.


«Европа может себя защитить?, — спрашивал Иван Кравцев, директор Центра либеральных стратегий в Софии, открывая 28 мая исторический форум в Берлине. — Потерпит ли поражение проект послевоенной безопасности? Европа воспринимает мир как должное».


Ремарки Кравцева по-особому звучат для немцев. Со времен воссоединения Германии и Европы, немецкие вооруженные силы стали настолько опустошенными и дезориентированными в своей стратегии и лидерских амбициях, что теперь просто неспособны выполнить обязательства перед НАТО: а именно обеспечивать ротационное размещения своих войск в Польше и странах Балтии.


Польша от своей просьбы не отступит. Их экс-министр МВД Радек Сикорски (который также занимал должность министра обороны) в свое время сделал эту задачу одной из приоритетных. Но тогда, когда Сикорски считал необходимым для ЕС учредить систему надежной защиты и безопасности, только что созданная администрация нового президента Обамы переключила свое внимание с Европы на Азию.


Поэтому планы Сикорски не имели продолжения — и не только потому, что Великобритания заблокировала запрос, который предусматривал основание Евросоюзом собственной военной базы. Это случилось потому, что за несколькими исключениями, Европа не действует стратегически. На самом деле, какими бы ни были последствия противостояния администрации Трампа и европейцев вокруг решения Вашингтона разорвать ядерную сделку с Ираном — это не станет катализатором развития стратегической автономии в Европе.


Короче говоря, несмотря на различные разногласия между Европой и США по торговле и ситуации с климатом, Америка остается зонтиком безопасности для Европы.


Есть еще одна причина, по которой Польша вынесла свою просьбу на повестку дня в своей международной и оборонной политике. Учитывая то, что Берлин, Париж и Лондон хотят, чтобы Иран и в дальнейшем придерживался условий ядерной сделки, столице ищут как можно большую поддержку в России (и не в меньшей степени в Китае).


Просто крупные европейские страны хотят увидеть уже какой-то конец сирийской войны, а поэтому поляки нервничают по поводу их сотрудничества с Владимиром Путиным. Варшава опасается, что учитывая напряженность в трансатлантических отношениях, особенно между Меркель и Трампом, Россия может воспользоваться моментом. В конце концов, Россия всегда ставила цель ослабить связь Европы и США, что должно иметь катастрофические последствия для НАТО.


Россия также всегда преследовала еще одну цель — сформировать и поддерживать особые отношения с Германией, культивируя так называемое восточное направление, специфическую европейскую политику, которая уже долгое время является камнем преткновения в отношении социал-демократической партии в России.


Тем не менее, на сегодняшний день ни канцлер Ангела Меркель (и ее министр МВД Хейко Маас), ни французский президент Эммануэль Макрон не показывают каких-либо признаков сомнения. Они не готовы снимать санкции, наложенные на Россию после аннексии Крыма и ее гибридное вмешательство на востоке Украины в 2014 году, в надежде достичь договоренностей Путиным по поддержке политики сохранения ядерной сделки с Ираном.


Так, Меркель и Макрон говорят о необходимости диалога и определенного рода партнерства с Россией, о чем заявляли во время своих недавних отдельных разговоров с Путиным. Но пока российский президент не подал никакого знака о том, что именно он готов выложить на стол переговоров — будь это российская роль в Украине, Иране или война в Сирии. Это так называемое направление в сторону России дало немецким и французским дипломатам не слишком много причин оптимистично оценивать улучшение в отношениях с Москвой. И так же думают в Лондоне, особенно после дела Скрипаля.


Так же можно быть уверенным и в реакции Москвы (и некоторых стран НАТО) по просьбе польских властей разместить войска Альянса на ротационной основе в Польше и странах Балтии. Мол, это провокация и срыв соглашения, которое по умолчанию в 1991 году заключили Россия и НАТО, по которому последний обязался не размещать на постоянной основе войска в Центральной Европе.


Но это были другие времена. И в случае с Польшей НАТО получило еще более насущную необходимость их пересмотреть.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.