Известный немецкий журналист Якоб Аугштайн затронул на страницах «Шпигель» (Der Spiegel) тему, которая была длительное время табуизирована в Западной, а затем и объединенной Германии: имеет ли страна подлинный суверенитет, насколько независима она на международной арене? Вывод был неутешительным: в статье «Подчинение» (Unterwerfung) Аугштайн констатирует, что сегодняшняя Германия совершенно несамостоятельна во внешней политике и в большинстве случаев подчиняется диктату США. Это в очередной раз продемонстрировал последний международный скандал, когда администрация Дональда Трампа в одностороннем порядке вышла из атомного соглашения с Ираном. Аугштайн пишет: «В то время как другие страны Европы, прежде всего Франция, пытаются сопротивляться, немцы отказались от борьбы, даже не вступив в бой. Ангела Меркель сразу вывесила белый флаг. Как сказал когда-то Генрих Манн, настоящий вассал должен молча подчиняться и лизать сапоги хозяина. На этот раз хозяин — Америка. А ведь у Евросоюза есть все возможности, чтобы ответить на санкции США, вплоть до ареста американских активов в Европе. И Еврокомиссия работает в этом направлении, но только не Германия». Аугштайн добавляет: «Немцы прикрывают свою трусость ложным понятием „реализма" в политике». Недаром бывший министр иностранных дел Германии Йошка Фишер так охарактеризовал ситуацию вокруг Ирана: «когда соотношение сил таково, каким оно является, подчас приходится подчиниться, хоть и со скрежетом зубов».


Судя по всему, «подчинение» а не «реализм» становится главным принципом внешней политики Германии. В этом духе действует и нынешний министр иностранных дел Хайко Маас. На вопрос журналистов, как он отреагирует на угрозы американского посла в Берлине Ричарда Гренелла в адрес немецких фирм, торгующих с Ираном, Маас ответил коротко: «Никак». И при этом он позволил себе ряд антироссийских заявлений, что явилось нарушением принципов «восточной политики», заложенной почти 50 лет назад Вилли Брандтом. Вот почему на своем недавнем заседании руководство СДПГ напомнило «товарищу» Хайко Маасу, что он должен интенсивировать диалог с Москвой, а не прибегать к угрозам.


Аугштайн пишет: «Пора достать из запылившихся сундуков истории любимое советское выражение — «американский империализм». Ведь то, что делает Дональд Трамп на мировой арене, можно охарактеризовать только одним словом: империализм. Причем в самом неприкрытом, агрессивном виде. Самое интересное, что все западные комментаторы, как левые, так и консервативные, пытаются закрыть глаза на империалистический характер современной политики США. Несмотря на то, что антиимпериалистическая тема сейчас актуальна как никогда, один политик игнорирует ее — это Ангела Меркель. Создается впечатление, что у нее вообще нет никаких убеждений. «От поведения этой канцлерши хочется выть», — завершает свою статью Аугштайн.


Многие немецкие читатели разделяют эту точку зрения:


«Фрау Меркель была и остается плохой канцлершей, поскольку всегда идет по пути наименьшего сопротивления. Это ее опыт из гэдээровского прошлого, когда нужно было подчиняться мнению руководства. Кроме того, перед принятием решений она всегда сверяется с опросами общественного мнения — „как бы чего не вышло". Она и ее коллеги по коалиции не имеют никакой стратегии и заинтересованы только в сохранении власти». Остается добавить, что единственное решение, которое она приняла ни с кем не советуясь, было самым неправильным — пустить на территорию Германии полтора миллиона мигрантов.


Некоторые оправдывают «низкопоклонство» Германии перед США тем, что экономическая зависимость от заокеанского партнера огромна: немецкий экспорт в США в 2016 году превысил 118 миллиардов долларов, при этом профицит составил 65 миллиардов. Прямые немецкие инвестиции в США превышают 200 миллиардов долларов. В этой связи Германия наверняка подчинится требованию Вашингтона и прервет торговлю с Ираном, которая составляет лишь 3,5 миллиарда евро.


Но есть и политический аспект зависимости. Это прежде всего членство страны в НАТО, ведь именно на территории Германии располагаются основные военные базы США в Европе. Кроме того, никто не знает, что стоит в тайных протоколах, подписанных при образовании ФРГ после Второй мировой войны. Экс-генерал Бундесвера Герд-Хельмут Комосса утверждает в своей книге «Немецкая карта» (Die Deutsche Karte), что в тайных протоколах от 21 мая 1949 года содержится пункт, согласно которому западные державы сохранят контроль над Германией вплоть до 2099 года, а каждый новый канцлер ФРГ обязан подписывать соответствующий документ (Kanzlerakte). Формально контроль союзников был отменен 1 октября 1990 года в связи с объединением Германии, но вопрос о тайных протоколах остается засекреченным. Что касается лично Ангелы Меркель, то ее однозначно проамериканская позиция, вероятно, объясняется также тем, что у американских спецслужб на нее имеется серьезный компромат. Она родилась в семье сотрудничавшего с властями ГДР пастора, делала успешную комсомольскую и научную карьеру и являлась, согласно ряду источников, агентом Штази под кодовым именем IM Erika. Эта информация не была ни опровергнута, ни подтверждена. Однако в 2015 году Меркель «спустила на тормоза» крупнейший скандал, связанный с незаконным прослушиванием телефонов канцлера и правительства ФРГ американскими спецслужбами АНБ и ЦРУ. Но при этом она полностью поддерживает политику антироссийских санкций.


Складывается впечатление, что ФРГ обладала наибольшим суверенитетом в период противостояния Восток-Запад, когда страна находилась под контролем стран-победительниц во Второй мировой войне. Не только Вилли Брандт, но и все западногерманские лидеры, начиная с Конрада Аденауэра вплоть до Гельмута Коля, умело использовали фронтовую позицию Германии между двумя блоками. В 1970 году было заключено соглашение «Газ-трубы» между ФРГ и СССР, фактически вопреки противодействию США и НАТО. Объединение Германии в 1990 году также состоялось при поддержке СССР, при первоначальных возражениях со стороны США, Великобритании и Франции. Последним проявлением независимой политики ФРГ стал в 2003 году отказ канцлера Шредера (вместе с президентом Франции Шираком) участвовать в военной операции США против Ирака. С приходом к власти Ангелы Меркель внешняя политика ФРГ все больше попадала в зависимость от решений, принимаемых в Вашингтоне и Брюсселе.