Почти за месяц до предстоящего европейского саммита Ангела Меркель ответила на предложения Эммануэля Макрона о будущем Европы. Канцлер Германии разделяет позицию президента Франции по вопросам обороны и иммиграции, но откладывает обсуждение реформ в еврозоне.


Очень часто в различных карикатурах Ангелу Меркель изображают в образе черепахи… Канцлер, действительно очень долго думает, прежде чем принять важное решение. В недавнем интервью газете «Франкфуртер альгемайне» глава правительства Германии только сейчас прокомментировала предложения по реформам, озвученные Эммануэлем Макроном в сентябре прошлого года. Канцлер Германии разделяет позицию президента Франции по вопросам обороны и иммиграции, но откладывает обсуждение реформ в еврозоне.


В течение нескольких месяцев Париж раздражало молчание Берлина. В течение долгого времени Меркель ссылалась на сложности после неутешительных результатов выборов в сентябре, чтобы оправдать свое молчание. С тех пор стало понятно, что причины молчания кроются и в позиции ее собственной партии, настроенной против проектов президента Франции. «В рядах ХДС-ХСС существует реальное недоверие к интеграции, которое дестабилизирует баланс между государствами-членами, — говорит Клэр Демесмай (Claire Demesmay), французский эксперт из Германского общества внешней политики DGAP в Берлине. И потом существует перспектива региональных выборов в Саксонии и Баварии, которая может определенным способом повлиять на европейские позиции Германии.


Крайне правые сидят в засаде


Особенно в нынешнем контексте, когда крайне правая партия «Альтернатива для Германии» затаилась. Складывается впечатление, что в интервью немецкой прессе Меркель, прежде всего, обращается к своему электорату. По существу, предложения канцлера следуют основным положениям, изложенным в коалиционном соглашении касательно Европы, подписанном в феврале, и одобренном Мартином Шульцем (Martin Schulz), бывшим соперником Меркель и бывшим президентом Европейского парламента.


По вопросу еврозоны позиции Франции и Германии сильно расходятся. Ангела Меркель поддерживает предложения своего бывшего министра финансов Вольфганга Шойбле (ХДС) о создании Европейского валютного фонда, который должен прийти на смену Европейскому механизму финансовой стабилизации, и действовать по принципу «кредит против реформ». Этот фонд сможет предоставлять краткосрочные и долгосрочные кредиты нуждающимся государствам, контролировать национальные бюджеты и обеспечивать надлежащее погашение долгов.


Однако Ангела Меркель делает небольшой шаг навстречу Макрону и его предложению по бюджету еврозоны. В своем интервью в воскресенье она заявила, что выступает за создание инвестиционного бюджета еврозоны в несколько десятков миллиардов, введенных поэтапно и способных «поддерживать сближение европейских экономик». Изначально Макрон говорил о бюджете в несколько сотен миллиардов евро.


Идя на такую уступку, Ангела Меркель, похоже, хочет послать положительный сигнал своим партнерам, особенно Италии. «Я очень хочу поговорить с новым итальянским правительством о том, как помочь молодым людям найти работу», — заявила канцлер, в то время, когда вся Европа обеспокоена политическими событиями в Риме. «Жаль, что Меркель высказалась так поздно», — говорит Клэр Демесмай. У Франции и Германии очень короткое окно возможностей до европейских выборов в 2019 году. И было бы неплохо действовать в преддверии итальянских выборов!»


Мало времени для достижения компромисса


Если позиции Германии и Франции по еврозоне не совпадают, то они близки по вопросу иммиграции (Меркель выступает за создание европейского агентства по миграции, которое будет согласовывать процедуры предоставления убежища в странах-членах ЕС), обороны (Меркель поддерживает тезис французского президента о создании общих европейских сил быстрого реагирования) и институтов.

Что касается последнего пункта, Берлин готов рассмотреть вопрос о сокращении Комиссии, даже если «крупные страны по очереди откажутся от единого комиссара». Париж и Берлин представят на Европейском совете 28 и 29 июня общую дорожную карту будущего Европы. Поэтому для чиновников обеих стран остается мало времени для достижения компромисса.