Стабильного Евросоюза без стабильных Балкан не существует, — сказал председатель Европарламента Антонио Таяни. Не такая уж это и новость. Но лидеры ЕС уже 15 лет избегали серьезного разговора об интеграции балканских государств. И вот на встрече в Софии, которая состоялась 16-17 мая, была предпринята попытка наверстать упущенное. Пообещали деньги — 10 миллиардов евро на европейский проект. Хотя известно, что не все страны ЕС готовы на этот раз поддержать расширение без оговорок.


Каталония как Косово


Никто не ожидал, что косовская проблема может разозлить Испанию и премьер-министр Мариано Рахой откажется приехать в Софию на саммит ЕС — Западные Балканы. Мадрид явно побаивается аналогии с Каталонией. Есть много сходств, ведь Приштина также объявила об отделении, Белград выступил с протестом, и началась война, самолеты НАТО бомбили Сербию. Тогда Мадрид молчал, хотя по сей день не признает суверенитета сербской провинции.


Наверное, независимого Косово не было бы, если бы не Соединенные Штаты. Но теперь одной проблемой больше у Брюсселя. Независимое Косово живет в нищете и только за счет международной поддержки, страна погрязла в коррупции, снова на первый план выходят националисты из Армии освобождения Косово (UCK). О реформах и демократии можно забыть. Но амбиция Приштины — попасть в Европейский Союз, ведь там деньги сыплются с неба. Однако есть проблема — отношения с Белградом.


Сербия, как и некоторые страны ЕС, не признает независимости Косово, считая его мятежной сербской провинцией. Подобным же образом Мадрид рассматривает Барселону.


Напряженные отношения между Сербией и Косово


Уже много лет они препятствуют сближению с Брюсселем, хотя Сербия является крупнейшей страной Западных Балкан, и стабилизация в этой стране является гарантией стабильности на Балканах. Наконец, это путь мигрантов через Балканы, и позиция Белграда важна для недопущения хаоса. Белград заслуживает лучшего будущего, нельзя вечно находиться в морозильной камере.


Переговоры с Косово продолжались, и наконец под эгидой Брюсселя была достигнута договоренность между Белградом и Приштиной, которая регулировала спорные вопросы, такие как положение сербского меньшинства в Косово. Белград по-прежнему не признавал независимости, но заявил, что не будет препятствовать шагам к членству Косово в ЕС. Брюссель же заявил, что не будет настаивать на признании Сербией независимости провинции.


Казалось, что можно вздохнуть с облегчением, но надежды оказались преждевременными и переговоры застопорились.


Помимо Косово, есть также Албания, которая стремится в Евросоюз. Но существуют опасения, что Албания захочет соединиться с Косово, создав Великую Албанию. Между тем Сербия категорически не согласна с этим. Сербско-албанские отношения шиты тонкой нитью, а Тирана снова и снова идет на провокации.


Проблемы с Македонией


Македония, которая примыкает к Косово, когда-то была лидером реформ, и европейская интеграция казалась для нее легкой задачей. К тому же Скопье рассматривало ее как средство против сильного албанского меньшинства, желающего оторвать районы, в которых доминируют албанцы. Для Македонии Евросоюз был и есть гарантией существования.


К сожалению, против Македонии выступает Греция, которая оспаривает название страны. Македония — это регион Греции, подчеркивают Афины, а никакая не постюгославская республика. Брюссель пытался договориться, ООН послала своего человека на Балканы, была идея изменить название страны с согласия обеих столиц. Но в феврале на улицы Афин вышли толпы демонстрантов, проявляя несогласие с новым названием страны-соседа. Нет согласия в том, чтобы Скопье называлось столицей Македонии. Македонцы не славяне, они греки.


Греки утверждают, что они не могут принять название «Македония» (или любой другой термин, в котором это название будет отображаться) в качестве постоянного имени для своего северного соседа — Бывшей Югославской Республики Македонии (FYROM). Они подчеркивают, что название FYROM было согласовано только на временной основе, и только при таком условии Афины согласились на это. Поэтому термин «Македония» должен быть исключен до присоединения страны к какой-либо международной организации.


Греция эффективно блокирует присоединение Македонии к НАТО и переговоры об ассоциации с Брюсселем. И у Брюсселя связаны руки, в течение многих лет он бессилен в этом споре. Тысячи македонцев эмигрируют, страна борется с безработицей и экономическими проблемами, но четких перспектив на горизонте не видно.


Черногория под влиянием России


Албанское меньшинство также является проблемой в Черногории, хотя и гораздо менее важной, чем в Македонии. Эта небольшая страна, насчитывающая всего 600 тысяч жителей, борется с экономическими проблемами, а также с российским влиянием. Черногория опрометчиво продала 25% (а возможно, и больше) недвижимости россиянам и теперь испытывает с этим проблемы. Недавно президентом страны стал Мило Джуканович, который свою политическую карьеру начал еще в Югославии и обнимался с Милошевичем, четырежды он был премьер-министром, а в 1998-2002 годах — президентом. Черногория также имеет проблемы с коррупцией, преступностью, безработицей и без внешней помощи, вероятно, не сможет подняться.


Бедная Босния и Герцеговина


Босния и Герцеговина — самая большая боль Евросоюза. БиГ, конгломерат из Дейтона, Республики Сербской, Республики Хорватов и мусульман, несамостоятельна, она все еще находится под международной опекой. Ее общество резко разделено, военные шрамы по-прежнему свежи, боснийская мультикультурная политика, хотя и казалась перспективной, в конечном итоге провалилась.


Число радикальных мусульман увеличивается. Все больше людей получают хорватские паспорта, становясь гражданами Евросоюза, и это нарушает и без того хрупкое этническое равновесие страны. А сербы из Республики Сербской играют в свою игру — когда с Белградом, когда с русскими. Экономика в провале. БиГ — самая бедная страна на Западных Балканах, здесь уровень безработицы достигает 40%. Но Сараево — центр Европы, всего в часе полета из Вены, из Загреба.


Евросоюз и Западные Балканы


Брюссель не имел бы приставленного к горлу ножа в деле Балкан, если бы не Россия. Кремль присутствует в Сербии, в Черногории, в Боснии. Он предлагает сотрудничество, выступает альтернативой. Из-за отсутствия реальных сроков и перспектив общественная поддержка членства в ЕС уменьшается даже в Белграде. Бытующее мнение — они не хотят нас — создает дискомфорт. Но правда, в некоторой степени, действительно предстает такой.


Недавно крупные политики из Евросоюза провели балканский тур. Были сделаны обещания и выдвинуты требования. Но ожидания аристократии ЕС полностью несовместимы с реальностью на Балканах. Нельзя требовать неосуществимого, например, признания независимости Косова Сербией.


Но нельзя и оставить Балканы на произвол. Русские с радостью придут сюда навсегда. Это роковая перспектива, особенно с учетом того, что общества стран бывшей Югославии по-прежнему тяготеют к Западу.


Перспектива на Балканах


Плохо, что Югославия разделилась, в этом есть также вина или упущение Брюсселя. В ЕС нет атмосферы и энтузиазма к расширению. Есть кризис, и все чаще обсуждается вопрос, сохранится ли Объединенная Европа и в какой форме. Франция предпочитает говорить в первую очередь о реформе сообщества, а затем о расширении на Балканах.


Балканы же не могут стоять на пороге вечно. У них должна быть ясная перспектива. В противном случае балканские проблемы оживут. Кажется, что политики ЕС это поняли, они говорят о 2025 годе как о дате расширения.


Кстати, ирония судьбы: стоило ли так кроваво разделяться, чтобы теперь мечтать об объединении под европейским флагом?