Визит Сергея Лаврова в Пхеньян подчеркивает, что Россия тоже не прочь потанцевать, раз северокорейский диктатор Ким Чен Ын решил прервать свою изоляцию. Важнейший результат встречи: Ким получил приглашение в Москву, и оно действует до конца года. Кроме того, Лавров посоветовал КНДР не давать никаких обещаний относительно ядерной программы до окончательного снятия санкций против страны.


Российский совет идет вразрез с требованием американского президента Трампа перед встречей с Кимом, запланированной на 12 июня: долой все ядерное оружие, иначе о снятии санкций и речи быть не может. Это неслучайно. При том, что Россия сама заинтересована в том, чтобы сделать северокорейскую ядерную программу более предсказуемой и безопасной, для нее принципиально само выживание режима Ким Чен Ына. Для Путина в мировой политике всегда кто-то выигрывает, а кто-то проигрывает, поэтому он старается осложнить жизнь США везде, где это возможно. Даже расследование о сговоре с Россией Москве лишь на руку: администрация Трампа в нем крепко завязла. И конфронтация с США простирается аж до Северной Кореи.


Худшее, что может произойти в КНДР с точки зрения Москвы, — это если санкции выживут Кима из страны, и наступят голод, переворот и смена режима. А администрация Трампа, похоже, нацелена именно на такое развитие событий. В конце прошлого месяца советник по вопросам безопасности Майк Болтон (Mike Bolton) и вице-президент Майк Пенс (Mike Pence) угрожали «ливийским сценарием», обещая, что Кима постигнет судьба Каддафи, если тот не подпишет договор. Муаммар Каддафи был убит в 2011 году, после того как НАТО в ходе арабской весны поддержало ливийских повстанцев, перекрыв воздушное пространство страны.


С учетом этой плохо прикрытой угрозы, само собой разумеется, что договор предполагался на американских условиях. В администрации Трампа были убеждены, что договор можно будет продавить силой, поэтому после гневного выпада северокорейской стороны Трамп саммит отменил. Правда, еще через какое-то время он передумал, и теперь встреча в верхах снова на повестке дня.


Россия и Китай намерены оттягивать «ливийский сценарий» для Северной Кореи до последнего. В Москве вообще полагают, что любые революции и народные движения — от лукавого. Перевороты заразны, а потому опасны. Кроме того, крах КНДР повлечет за собой непредсказуемые последствия для региона и всех его стран: если северокорейское государство перестанет существовать, над 20 миллионами человек нависнет угроза голодной смерти. И в данном случае Россия — лишь один из обеспокоенных соседей КНДР.


Вполне возможно, что игра Трампа с КНДР приведет к выходу из ситуации, долго казавшейся патовой. Ким все еще может рассчитывать на договор с США. Вопрос в том, какие у него приоритеты и что ему важнее. Его танец с Трампом уже привел к неожиданному сближению с Южной Кореей: только за последний месяц Ким дважды встречался с южнокорейским президентом Мун Чжэ Ином. Однако его пируэты с Трампом пробудили и Россию с Китаем. И теперь у Кима есть выбор, с кем танцевать следующий танец — и его партнером не обязательно станет Трамп. Может так статься, что Трамп вообще не добьется ни договора с Кимом, ни ядерного разоружения на Корейском полуострове. В любом случае, Ким Чен Ын не только выбрался из политической изоляции, но даже имеет реальную возможность сбросить ярмо санкций.


Недавний визит Кима в Китай стал его первой заграничной поездкой с той самой поры, как он пришел к власти в 2011 году. В Китае в обмен на ядерное разоружение ему посулили большие инвестиции. Из Москвы ему посоветовали не продешевить, торгуясь с Трампом. А ведь всего полгода назад невозможно было себе представить ни того, ни другого. Если саммит 12 июня все же не состоится, то Ким Чен Ын станет похож на лису, а Трамп — на неудачливого охотника.