У берлинцев есть такая действенная примета: если по дороге видишь снайпера на крыше, значит, с визитом прибыл Путин или Нетаньяху. Путин у нас нынче редкий гость. А вот с Нетаньяху примета действует безошибочно. В минувший понедельник израильский премьер привез канцлеру сувениры — копии сверхсекретных документов, уведенных Моссадом из иранского архива.


Нетаньяху прилетел в Берлин поговорить с Меркель о двух вещах, так он сам сказал: «Об Иране и об Иране». Эта фраза понравилась журналистам, и они ее привычно записали в разряд еврейских штучек. Между тем, израильский гость вовсе не витийствовал. Первая новость об Иране, которую привез Меркель Нетаньяху, такова: Москва больше не союзник Ирана по Сирии. Вторая новость об Иране: Башар Асад меняет ориентацию. Политическую.


Если верить тому, о чем шелестит листва у канцлерамта, игра на сирийском поле вышла на высший уровень, такой многовекторный эндшпиль абсолютно недоступен людям в вафельных полотенцах и их начальникам в черных тюрбанах. Тем не менее сейчас их важно удержать от необратимых шагов. Такую задачу могут выполнить только МММ: Меркель, Макрон, Мэй. Эту троицу срочно облетает Нетаньяху. В понедельник он прилетел в Берлин, во вторник посетил Париж, а в среду — Лондон.


Ситуации в Сирии складывается сейчас так, что Асад по своему военному потенциалу может выйти на северные границы Израиля. Таким образом Сирия вернется в старые контуры. Но Израиль не допустит этого, если военному успеху Асада будут помогать его иранские патроны. Путин убедил в Москве Нетаньяху, что старый проверенный и истощенный враг да еще под контролем Кремля — это меньшее и лучшее из других зол.


Вот как описывает ситуацию израильский обозреватель Владимир Бейдер, близкий к высшим военным кругам страны: «…Израиль не мешает наступлению сирийской правительственной армии в районе, прилегающем к его границе; Россия гарантирует, что иранские войска, подразделения «Хезболлы» и других подчиненных Ирану шиитских ополчений, во-первых, не будут участвовать в этой операции, а во-вторых, их не будет там вообще. Для обеих сторон это типичная win-win ситуация.


Россия, заинтересованная в распространении власти Асада на всю территорию бывшей Сирии и в том, чтобы он получил ее по российскому мандату, избавляется от главной помехи на этом пути — израильского вмешательства. В результате состоявшейся договоренности Израиль без войны, которая уже считалась неизбежной, получит то, чего собирался добиться в результате ее: Иран и его сателлиты не станут хозяйничать на его северной границе, как они уже собрались.


Предположительно ситуация вернется к той, что была здесь до гражданской войны и иностранной интервенции в Сирии». Когда Путин с Нетаньяху обговорили эту схему, в Сочи был срочно вызван сам Асад. Ему сделали предложение, от которого невозможно отказаться: Сирия в обмен на разрыв с Тегераном.


Но продать эту комбинацию Меркель, прилетевшей на следующий день после Асада, Путин, видать, не смог. Или не решился. И тогда за дело взялся новый союзник Москвы и Дамаска.


Судя по пресс-конференции в понедельник, у Нетаньяху все получилось. Канцлер Меркель сказала, что у Берлина и Иерусалима нет разногласий на тему будущего режима аятолл. Есть лишь расхождения в вопросе о том, как лишить их будущего.


Однако Меркель, как и двум другим большим «М», сейчас нельзя публично атаковать Тегеран. Их задача — удержать аятолл в рамках ядерного соглашения: МММ играют добрых следователей на фоне злого Трампа и циничного Путина.


Очень важно и максимально втянуть в антииранскую игру Асада, дать ему сделать хоть пару необратимых шагов: ведь первые годы гражданской войны Дамаск держался исключительно за счет иранских ресурсов. До появления Кремля у Асада не было никаких других союзников.


Но теперь Тегеран ему — обуза. Если Асад не наломает дров и дистанцируется от своих патронов в тюрбанах, то МММ при тихой поддержке Пекина способны убедить Трампа, что именно Башар Асад может обеспечить переход Сирии от гражданской войны к гражданскому перемирию. Главное, чтоб это не усиливало аятолл. Такому эндшпилю будут, кстати, рады и саудовцы с эмиратами.


Такой азартной политической игры в мире не было со времен Второй мировой. Больше нет белых и черных, стороны меняются не только фигурами и цветами, но даже местами за столом. А уж призы здесь — никакой МММ не снилось…


В заголовок этих догадок вынесена первая строчка из раннего стихотворения Арсения Тарковского «Бабочка в госпитальном саду». Помнят ее и сейчас, по рекламе мавродиевского МММ. В нашу историю она ложится, как родная. Кстати, дальше там напророчено: «Она клянется: навсегда! Не держит слова никогда…».