Украина в четверг сделала ключевой шаг к созданию антикоррупционной системы правосудия, которая будет действовать отдельно от судов страны, общеизвестных своей продажностью. Голосование парламента о создании данного института, вероятно, проложило путь к выдаче новых кредитов Международного валютного фонда. Будет ли работать новый орган — вопрос открытый.


Коррупция может стать даже большим препятствием на пути Украины в Европу, чем хищническая политика России. В рейтинге восприятия коррупции «Трансперенси Интернейшнал» (Transparency International) бывшая советская республика занимает 130-е место из 180 по соседству с Сьерра-Леоне, Ираном, Мьянмой и Гамбией. Взяточничество является большой проблемой для международных доноров и кредиторов, которые поддержали страну после Революции достоинства 2014 года.


В 2015 году Украина создала Национальное антикоррупционное бюро, или НАБУ, следственное агентство, специально предназначенное для расследования дел о взяточничестве, а также антикоррупционную прокуратуру для судебного преследования по этим делам. Новые органы столкнулись с проблемами в основном нереформированных и, возможно, нереформируемых украинских судах. До сих пор старые суды вынесли решения лишь по четверти из более чем 100 дел, возбужденных НАБУ. К концу 2017 года в тюрьму был отправлен только один человек — посредник в подкупе судьи. Согласно публичному отчету НАБУ, было вынесено еще 18 обвинительных приговоров, но все они стали результатом сделок о признании вины со стороны мелких соучастников коррупционных схем. Агентство не добилось ни одного громкого обвинительного приговора, и оно открыто обвиняет судебную систему в преднамеренном затягивании работы.


В докладе говорится следующее:


«Отсутствие судебных решений позволяет избежать уголовной ответственности коррумпированным высшим должностным лицам, справедливого наказания которых по праву ожидает общество. Это также делает невозможным возврат в государственный бюджет средств, замороженных в ходе следствия».


Одним из способов устранить это бутылочное горлышко в старых судах было создание специального суда, в который НАБУ могла бы направлять свои дела. Западные партнеры Украины, включая МВФ и США, выделили эту реформу как ключевую. МВФ, который утвердил программу кредитования Украины на 17,5 миллиардов долларов вскоре после революции 2014 года, выплатил к апрелю 2017 года девять миллиардов, и с тех пор Украина пока не получила ни одного транша. В значительной степени потому, что слишком медленно двигалась вопросе создания антикоррупционного суда.


Президент Украины Петр Порошенко никогда не был поклонником параллельной судебной системы, якобы потому, что это можно рассматривать как унижение для страны. Ни одна европейская нация не имеет подобной системы. К тому же иностранные партнеры Украины потребовали себе право вето на назначение судей. Это означало потерю суверенитета, чего Порошенко принимать не хотел. Тем не менее, под давлением США и Европы, в декабре он, наконец, представил законопроект о данном суде в парламент. Западноукраинские наблюдатели усмотрели в нем жульничество, и МВФ незамедлительно объявил, что документ нужно будет изменить, чтобы удовлетворить его требования.


Принятый в четверг законопроект является результатом многомесячных переговоров с МВФ и среди украинских политиков, не все из которых хотят, чтобы суд был эффективным. Инициативой предусмотрено наличие сложной процедуры назначения судей и ветирования этих назначений. В процесс будут вовлечены Высшая судебная квалификационная комиссия судей Украины, которая в настоящее время занимается назначением судей, а также специальный совет из шести иностранных экспертов, которые будут назначены международными организациями. Чтобы наложить вето на назначение, против него должны возражать большинство из 16 членов квалификационной комиссии и трое иностранных экспертов.


Некоторые из украинских законодателей и активистов, которые годами боролись за суд, в том числе депутат Мустафа Найем и антикоррупционный активист Виталий Шабунин, приветствовали данное решение, несмотря на очевидные недостатки, например, то, что влияние международных экспертов оказалось размыто, так как они не получили права окончательного решения в выборе судей. По мнению активистов, это важный шаг вперед после многих лет застоя; Шабунин, в частности, который поддержал закон о НАБУ, был разочарован неспособностью агентства добиться обвинительных приговоров в существующей судебной системе.


МВФ заявил в четверг, что ему все еще необходимо пересмотреть окончательный вариант законопроекта. И, в любом случае, для фактического создания суда необходим отдельный закон. Вероятно, однако, что партнеры Украины в конечном итоге пойдут на компромисс, хотя бы потому, что длительное замораживание программы МВФ начинает создавать видимость серьезного раскола между Украиной и ее западными покровителями. Это не та картинка, которую хотят продемонстрировать США и Европейский Союз, несмотря на их опасения по поводу украинской коррупции. Кивок в сторону Порошенко назрел.


Вопрос о том, действительно ли параллельная система правосудия сделает многое для искоренения взяточничества, является сложным. На Украине даже самый совершенный институциональный дизайн гораздо менее важен, нежели личности, которым поручено его воплощать. НАБУ очень популярно на Украине благодаря целеустремленности своего руководителя Артема Сытника. Антикоррупционному суду понадобятся столь же энергичные и стойкие к давлению судьи. Учитывая масштабы коррупции, работу суда будут стремиться политизировать различные мощные силы.


Администрация Порошенко недовольна деятельностью Сытника и оказала на него давление. В четверг парламент проголосовал за назначение 81-летнего дипломата одним из трех аудиторов НАБУ, в обход бывшего прокурора США. Говорят, что дипломат Владимир Василенко состоит в хороших отношениях с Порошенко. Два других аудитора назначаются непосредственно президентом и правительством. Ясно, что Порошенко хочет установить политический контроль над антикоррупционной системой, поскольку он идет на выборы 2019 года без особой народной поддержки (последние опросы ставят его позади экс-премьера Юлии Тимошенко, которая выступает с популистских позиций).


Западным партнерам Украины трудно оказать необходимое давление на Порошенко, чтобы удержать Украину от сползания в привычную для нее постсоветскую трясину коррупции. В случае антикоррупционного суда западные страны снова будут испытывать соблазн избежать применения слишком сильного прессинга. В результате еще одно потенциально полезное учреждение будет иметь встроенные «задние двери», которые позволят лидерам вроде Порошенко подчинить его своим целям. Однако это все же лучше, чем ничего: если Украина когда-нибудь будет иметь менее корыстное правительство, «задние двери» выйдут из употребления, и система будет использоваться по назначению.


Эта колонка не обязательно отражает мнение редакции или «Блумберг ЛП» и ее владельцев.