Американские и европейские СМИ сообщают, что уже в начале или середине июля президент США Дональд Трамп может встретиться с российским коллегой Владимиром Путиным. Их встреча может состояться либо после саммита НАТО в Брюсселе, который пройдет 11-12 июля, и последующего визита Трампа в Лондон, либо еще до саммита, что вряд ли будет хорошо воспринято европейскими союзниками Соединенных Штатов. В частности, британская «Таймс» утверждает, что вероятность встречи Трампа с Путиным до саммита НАТО беспокоит британское правительство. О значении этой встречи и том, чего от нее можно ждать Украине, «Апострофу» рассказал дипломат, эксперт фонда «Майдан иностранных дел» Александр Хара.


— Желание Трампа встретиться с Путиным имеет определенную историю, несмотря на токсичность самого Путина и России. Господин [спецпрокурор Роберт] Мюллер [ведущий расследование вмешательства РФ в выборы президента США] уже на финишной прямой, когда он будет все больше и больше вызывать в суд тех людей, которые могут дать показания против Трампа. Это первое.


А второй момент — это, естественно, развитие успеха (как это подается Трампом и его коллегами по Республиканской партии) саммита с Ким Чен Ыном. Историчность саммита действительно есть, но он точно ничего кардинально не решил. В любом случае это позитивно скажется на поддержке республиканцев электоратом на ноябрьских выборах. Соответственно, если бы Трамп записал себе в актив еще и встречу с Путиным и тоже достиг бы какого-либо взаимопонимания, подписали бы какую-то бумагу, что «все будет хорошо и решится мирным диалогом», это было бы для него позитивно — как шоумен Трамп мог бы это раскрутить.


Британцы и, разумеется, немцы, переживают, что теперь у них слишком много точек, где их мнение расходится с американским. Причем таких, где Америка занимала лидирующие позиции. Это и элементы волюнтаризма, которые мы наблюдали в вопросе выхода из иранского соглашения. А по северокорейской проблеме европейцев вообще никак не поставили в известность… Не может не вызывать тревогу, что Трамп может вразрез с трансатлантическими интересами сделать шаги, которые ему кажутся правильными, несмотря на то, что они могут быть контроверсионными.


Это особенно важно в преддверии саммита НАТО. С одной стороны, Трамп сыграл позитивную роль, критикуя европейцев и подталкивая их больше платить за свою безопасность. С другой стороны, все же помнят, что он говорил, что НАТО — это вообще устаревшая структура, которая непонятно зачем нужна. А также, что НАТО — один из виновников происходящего с Россией. Давайте вспомним его слова, что американские вооруженные силы провоцируют Ким Чен Ына. Грубо говоря, риторика Трампа кардинально подрывает и моральное состояние в вооруженных силах США, и отношения с союзниками.


Так называемая алхимия в отношениях Трампа с Терезой Мэй и Эммануэлем Макроном никак не конвертировалась в какие-то политические и экономические преференции для Великобритании, Франции и ЕС в целом. В тех же самых обещанных тарифах Трамп не собирается делать никаких исключений, если европейские партнеры не пойдут на уступки. Все вместе это дает вполне понятные основания с осторожностью относиться к встрече Трампа с Путиным.


Тем более, если посмотреть, по каким вопросам могут быть приняты какие-то компромиссные решения. Вряд ли может быть что-то принято по стратегическим вопросам, поскольку американцы считают, что россияне нарушают Договор об РСМД (о ликвидации ракет средней и малой дальности, — «Апостроф»), русским не нравится система ПРО — здесь американцы уже не пойдут на попятную. Относительно Сирии все более-менее понятно: никакого продвижения не будет, не время решать окончательно. По Ирану у американцев и россиян разные позиции, но Россия не может играть позитивную роль. Поэтому по большому счету разрыв соглашения уменьшил количество точек соприкосновения между США и Россией. По Северной Корее — то же самое. Россия осталась вне рамок переговоров. Остаются Украина и НАТО.


По Украине теоретически возможен какой-то компромисс — возможно, относительно миротворцев. Мы знаем о слухах, что Трамп сказал, что Крым скорее российский, потому что там по-русски говорят. Я серьезно бы их не воспринимал, потому что есть Конгресс США, который не позволит нарушить международное право и абсолютно логичную позицию Соединенных Штатов в этом вопросе. Теоретически могут быть какие-то подвижки по Донбассу — естественно, за счет увеличения давления на Украину, а не на Россию. Если мы говорим с точки зрения реальной политики, подход, когда великие нации с большим военным и прочим потенциалом решают за маленькие нации, договариваются о каких-то общих правилах, подошел бы Трампу.


Он с симпатией относится ко всяким диктаторам, авторитарным лидерам. Уже пошутили, что после 40 минут общения с Ким Чен Ыном Трамп сказал, что у него с ним сложились хорошие отношения, и тот — вполне талантливый молодой человек. А за фактически 500 дней пребывания во власти Трамп не смог выстроить нормальные отношения со странами, которые были союзниками США в течение десятков лет.


Будем надеяться, что команда по вопросам национальной безопасности — в частности [советник Джон] Болтон и [министр обороны Джеймс] Мэттис — сможет убедить Трампа, что договориться с Россией над головой Украины не является правильным путем. Даже с точки зрения категорий реальной политики России нельзя отдавать Украину или ослаблять давление на Москву. Поскольку, во-первых, взамен Россия ничего не может предложить. А во-вторых, это усиление России, которая будет требовать поблажек в других местах.