Президентские праймериз были в самом разгаре, до съездов республиканской и демократической партий оставалось всего несколько недель. Но седьмого июля 2016 года большинство американцев проснулись и узнали главную новость — и она не была связана с выборами.


Накануне вечером в пригороде Миннеаполиса полиция застрелила афроамериканца.


Он был одним из более 250 чернокожих мужчин, убитых полицией в Соединенных Штатах в 2016 году — большинство их историй никогда не попадали в сводки местных новостей. Но его имя, Филандо Кастил (Philando Castile), стало известно во всем мире.


Чем же смерть Кастила отличалась от многих других? Почему его имя стало синонимом полицейского насилия в отношении афроамериканцев? Дело было в «Фейсбуке». Сначала в сети показали видео, а затем его использовали тролли, находившиеся за тысячи километров.


Кастил ехал со своей девушкой Даймонд Рейнольдс (Diamond Reynolds) и ее четырехлетней дочерью, когда его остановила полиция. Рейнольдс начала транслировать встречу в прямом эфире в «Фейсбуке», когда офицер, находившийся рядом с их машиной, выстрелил в Кастила семь раз. Последние мгновения его жизни увидели миллионы людей по всему миру.


Вскоре в другом конце города у Мики Гримм (Mica Grimm) зазвонил телефон. В адрес Гримм, лидера движения Black Lives Matter (BLM — «Жизнь чернокожих имеет значение»), посыпались сообщения: «Посмотрите в „Фейсбуке″. Проверьте „Фейсбук″», рассказывала она в недавней беседе.


Гримм с другими активистами быстро добрались до места, где произошла стрельба, а позже в тот же вечер они протестовали возле дома губернатора в Сент-Поле. А на следующее утро, когда американцы проснулись и узнали о гибели Кастила, они также увидели фотографии демонстрации возле губернаторского дома, количество участников которой увеличивалось.


Одновременно в «Фейсбуке» планировалось проведение другой акции протеста.


Седьмого июля около восьми утра, менее десяти часов спустя после стрельбы, на одной из страниц в «Фейсбуке» начали появляться объявления, адресованные людям, живущим в районе Миннеаполиса, с приглашением принять участие в акции под лозунгом «Убийц Филандо Кастила — под суд» ("Justice for Philando Castile").


Акция была запланирована на ближайшие выходные и должна была проходить возле здания управления полиции, в котором служит офицер, застреливший Кастила. Тысячи людей сразу же проявили интерес к акции и выразили желание принять участие.


Но Мики Гримм показалось, здесь что-то не так.


«Так вот, активисты здесь действительно знают друг друга, — сказала Гримм в интервью телеканалу CNN. — Мы знаем друг друга в лицо, и если мы друг друга не знаем, то мы знаем кого-то, кто знаком с кем-то еще».


Судя по всему, никто из этого сплоченного сообщества активистов не знал, кто стоит за этой кампанией.


Страница в «Фейсбуке», озаглавленная «Не стреляй» ("Don't Shoot"), была похожа на страницу, которую ведет группа чернокожих активистов. У нее было значительное количество подписчиков — более 250 тысяч пользователей «Фейсбука». У нее были сайты и аккаунты на Ютубе, в «Инстаграме» и в «Тамблере».

 

Но название «Не стреляй», по мнению Мики, было странным.


«Когда первым убили Майка Брауна (Mike Brown) [в Фергюсоне в 2014 году], многие люди говорили: „Руки вверх, не стреляй″»,- объяснила она. Но к 2016 году, по ее словам, многие активисты BLM перестали скандировать эту фразу, потому что они чувствовали, что она выражает смирение и покорность, и хотели использовать в основном такие формулировки, которые, по их мнению, выражают более высокую самооценку и уверенность.


Другой местный активист, Сэм Тайлер (Sam Tyler), также считал, что эта страница какая-то необычная. Они с Гримм как опытные организаторы протестных акций боялись, что демонстрация без руководства может превратиться в хаос.


Тайлер начал отправлять на страницу «Не стреляй» в «Фейсбуке» сообщения. По его словам, он задавал вопросы: «С кем вы связаны?», «Кто у вас здесь работает и занимается организацией акции?».


Те, кто стояли за акцией «Не стреляй», ответили. Они не сказали, кем именно являются, но похвастались связями с некоторыми местными организациями, которые, по их словам, помогают им с проведением акции протеста. Но когда Тайлер связался с этими организациями, оказалось, что об активистах движения «Не стреляй» они тоже не слышали.


Призывы в «Фейсбуке» к проведению акций протеста продолжили распространяться.


Опасаясь, что ситуация может выйти из-под контроля, Тайлер и другие активисты провели встречу.


По мобильному?


«Мы собрались в южной части Миннеаполиса в подвале одного из зданий», — ответил он на вопрос журналиста телеканала CNN, и они опять начали отправлять сообщения на страницу. К этому времени они узнали, что веб-сайт, связанный с этой страницей в «Фейсбуке», зарегистрирован, видимо, на фиктивное имя и по вымышленному адресу.


«И после того, как мы немного пообщались с ними, обменявшись сообщениями, и поняли, что все, что они говорят, является сплошной выдумкой, — объяснил Тайлер, — мы решили выдвинуть им ультиматум. Либо они предоставляют нам административный доступ к странице этой протестной акции, либо мы будем отговаривать людей от участия в этой акции в сообщениях для прессы и любыми доступными для нас средствами».


Похоже, что организаторы акции «Не стреляй» согласились и уступили. Контроль в «Фейсбуке» над протестной акцией они передали местным активистам.


Гримм вспоминает: «Мы решили взять на себя проведение акции и назначить своих организаторов и своих лидеров, и в этом нам помогли многие другие организации. Просто чтобы убедиться, что если люди пойдут на это мероприятие, они не окажутся в опасном положении».


Акция прошла в воскресенье, 10 июля, без происшествий.


Поскольку демонстрации продолжались, эти несколько недель после гибели Кастила были для Тайлера и Гримм напряженными. Никто из них об акции «Не стреляй» больше не думал. Точнее — до тех пор, пока через год и три месяца им не позвонили с телеканала CNN.

 

Разгадка


В январе 2017 года, через семь месяцев после гибели Кастила и через два месяца после избрания Дональда Трампа, разведывательное сообщество США опубликовало доклад, в котором говорилось, что российское правительство пыталось вмешаться в президентские выборы 2016 года и что для этого они использовали социальные сети.


Однако как осуществлялось это вмешательство в социальных сетях, было непонятно. Некоторые наблюдатели утверждали, что русские, возможно, использовали социальные сети для распространения подробностей электронной переписки, похищенной хакерами с почтовых серверов демократической партии. Или даже вели аккаунты в поддержку Трампа, пытаясь дискредитировать кандидатуру Хиллари Клинтон.


И то, и другое предположение, а также многие другие оказались правильными.


В сентябре 2017 года журналисты CNN раскрыли фиктивную организацию под названием «Блэктивист» (Blacktivist — «Чернокожий активист»). Эта группа называла себя американской организацией чернокожих активистов и действовала в социальных сетях на протяжении нескольких лет. У нее даже было больше подписчиков, чем у официальной страницы BLM в «Фейсбуке».

 

Однако телеканал CNN подтвердил, что Blacktivist была фиктивной американской группой. Это была операция троллей, проводившаяся в российском городе Санкт-Петербурге — на расстоянии почти 6,5 тысячи километров — группой связанной с Кремлем и известной как «Агентство интернет-исследований».


Эти разоблачения помогли показать, как Россия использовала социальные сети для вмешательства в жизнь американцев, не ограничиваясь президентскими выборами, и в действия, направленные на обострение существующих в США разногласий.


Несколько недель спустя, в октябре 2017 года, журналисты CNN обнаружили еще одну организацию, выдающую себя за группу активистов движения BLM — «Не стреляй».


Как только телеканал CNN начал расследование в отношении группы «Не стреляй», он обнаружил, что годом ранее такие активисты, как Гримм и Тайлер, в онлайн-сообщениях высказывали некоторые подозрения относительно этой группы. Однако они не подозревали, что эта группа — российская.


Когда Валери Кастил (Valerie Castile), мать Филандо, узнала о том, что группа «Не стреляй» создана русскими, ей было очень неприятно, ей очень не понравилось, что смерть ее сына использовали для проведения кампании.

 

«Мы за правду и справедливость. Именно на них и была создана эта страна», — сказала она во время интервью для съемок нового короткометражного документального фильма CNN под названием Distorting the truth: Russian hacking beyond the election („Искажая правду: хакерская деятельность русских после выборов″).


«Его дал мне бог, и никто не имел права отнимать его у меня. У человека не должно быть столько власти, чтобы он решал, кому жить, а кому умирать. Нет, у человека не должно быть такой власти, чтобы он потом взял такую печальную ситуацию и использовал ее, нет, мне это совсем не нравится, и чтобы они использовали моего ребенка, нет».


Почему BLM?


Сидя в своем доме, который теперь украшен портретами и письмами, написанными в память о Филандо, которые люди со всей Америки прислали ей после убийства ее сына, Валери Кастила задает простой вопрос: «Почему русские это сделали?»


«Я не понимаю, какая им от этого польза, — говорит она. — Я не интересуюсь политикой, поэтому я понятия не имею, в чем истинный смысл таких действий».


Хотя Гримм никогда не подозревала, что эта кампания организована русскими, она сказала: «Вполне логично, что им хотелось увидеть, что в Америке действительно существуют такие серьезные проблемы, идет такая острая борьба».


И добавила: «Они в основном пользуются тем, что мы как страна пытаемся сделать, чтобы двигаться вперед. И пользуются этим как способом манипулирования нами в гражданской войне. Я не уверена. Я имею в виду, это своего рода крайность, но они точно пытаются использовать против Америки расовые отношения, существующие в стране».


Мнение Мики Гримм аналогично некоторым выводам, сделанным в ходе расследования, проводимого под руководством специального прокурора Роберта Мюллера. В феврале его команда предъявила обвинение 13 российским гражданам, причастным к деятельности фабрики троллей — «Агентства интернет-исследований», заявив, что оно стремилось обострить разногласия, существующие в американском обществе.


К тому времени, когда в июле 2016 года погиб Кастил, эта фабрика троллей, предположительно представляла собой многомиллионный проект и осуществляла свою деятельность из офиса в Санкт-Петербурге. Десятки сотрудников, создавших тысячи фиктивных «американских» профилей в социальных сетях, круглосуточно работали, выдавая себя за активистов различных движений — от BLM до движения за отделение Техаса.


К 2016 году, как утверждают члены команды специального прокурора, «Агентство интернет-исследований» «в основном выполняло задачи по распространению компрометирующей информации о Хиллари Клинтон».


По словам стороны обвинения, в служебной записке, распространенной в феврале 2016 года, говорилось: «… использовать любую возможность критиковать Хиллари и остальных (кроме Сандерса и Трампа — мы их поддерживаем)».


Как следует из обвинительного акта, позже, в 2016 году, группа начала предпринимать действия, пытаясь убедить афроамериканцев не участвовать в голосовании.


В одном из постов, опубликованном в фиктивном аккаунте не существующего активиста движения чернокожих, который особо отметила группа Мюллера, было написано: «Особая шумиха и ненависть к Трампу вводят людей в заблуждение и заставляют чернокожих голосовать за Хиллари-убийцу. Мы не можем выбирать меньшее из двух зол. В таком случае нам лучше не голосовать вообще».


Как за тем выяснили члены комитетов по разведке Конгресса и журналисты, создание группы и «раскручивание» акции протеста после смерти Кастила было делом обычным. Группа троллей даже использовала тщательно разработанную схему, включавшую такие действия, как вербовка ничего не подозревавших американцев. В одном случае группа заплатила женщине во Флориде, чтобы та переоделась в Хиллари Клинтон в тюремной робе и пошла на митинг, организованный под лозунгом «В тюрьму ее».

Группа передала контроль над протестной акцией, связанной с гибелью Кастила, организациям, реально действующим в Миннеаполисе, по сути превратив настоящих активистов в ничего не подозревающих исполнителей операции, которые невольно помогли организовать акцию, задуманную в России.


То, как успешно эта группа использовала в своих интересах активную политическую деятельность американцев, свидетельствует, насколько опасно проводить кампании в цифровую эпоху.


«Фейсбук», та самая платформа, где Даймонд Рейнольдс транслировала на весь мир последние минуты жизни своего парня, та же самая платформа, которую настоящие активисты использовали для организации акции в ответ на гибель Кастила, стал еще и тем местом, где группа, связанная с российскими властями, стремилась использовать эту трагедию в своих интересах.


Некоторые могут возразить, что российская группа — несмотря на свои дурные намерения — привлекла внимание к проблемам, существующим в американском обществе, о которых в достаточной мере никто не задумывается.


«Агентство интернет-исследований» часто заостряло внимание на проблемах американских меньшинств, на них по-прежнему указывают и официальные телеканалы, поддерживаемые Кремлем — например, российский телеканал RT, который осуществляет круглосуточную трансляцию новостных программ в США.


Но Валери Кастил не убедить: «Нам Россия с ее помощью не нужна», — говорит она.


«У нас хватает умных людей, нам не надо, чтобы Россия вмешивалась — типа „вот, вы не справляетесь, мы должны вмешаться и помочь вам″. Нет уж, нам помощь России не нужна».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.