И Германия, и Украина имеют особое значение для европейского проекта. Германия — экономически и демографически самая значимая страна Западной Европы, а Украина — самое большое европейское государство и геополитически переломная точка Восточной Европы. Исторически у немцев и украинцев глубинные взаимосвязи. Но истории, характеру и разновидностям взаимоотношений между ними западные журналисты и исследователи пока уделяли мало внимания.


В то время как украинский интерес к Германии всегда был высоким, в самой Германии глубокий интерес к Украине и обширная информация о ней начали появляться лишь недавно. С 2006 года Центр восточноевропейских исследований Бременского университета публикует регулярный электронный исследовательский бюллетень на немецком языке под названием Ukraine-Analysen («Исследования Украины»), насчитывающий сегодня более 200 выпусков. Два других специализированных сайта на немецком языке Ukraine-Nachrichten («Новости Украины», Дрезден), созданный в 2007 году, и Ukraine verstehen («Понимая Украину», Берлин), созданный в 2017 году, сегодня улучшают немецкое понимание Украины.


Стали улучшаться и систематические исследования истории германо-украинских отношений. В 2010 году гамбургский историк Фрэнк Гольчевски опубликовал большой том по германо-украинским отношениям в межвоенный период Deutsche und Ukrainer 1914-1939 («Немцы и украинцы в 1914-1939 гг.», Падерборн). С тех пор в ряде эссе и статей анализировались представления и заблуждения по поводу Украины в немецких СМИ, политике и обществе, а также об участии Германии в украинских трансформациях с 1991 года.


Новое исследование, опубликованное киевским Бюро политической коммуникации Германского агентства международного сотрудничества (GIZ GmbH) на немецком в начале 2018 года Die Ukraine in den Augen Deutschlands: Bilder und Wahrnehmungen eines Lands im Umbruch («Украина в глазах Германии: образы и восприятия страны в переходе», Киев-Эшборн) и недавно переведенное на украинский и английский языки, заполняет этот пробел. В этой публикации представляется немецкое экспертное мнение об Украине и познавательная документация о сегодняшних взглядах немцев на Украину.


Исследование сделано по методологии более раннего проекта GIZ по восприятию Германии в мире. В рамках этого подхода к международным экспертам по ФРГ обратились с вопросом о том, как немецкую нацию воспринимают в их родных странах. Подобно этому подходу, исследование GIZ о мнениях немцев об Украине не является широким статистическим анализом отношения населения Германии к Украине, а скорее — качественным исследованием специфических образов, интерпретаций, мнений, оценок, стереотипов, знаний и ожиданий, связанных у немцев с Украиной. Эта информация черпается из более чем 1000 заявлений, сделанных 44 немецкими экспертами, которые интересуются Украиной и разбираются в ней. К ним относятся ученые, предприниматели, общественные деятели, журналисты, художники и политики. Среди последних, например, — именитая депутатка Партии Зеленых в Европейском парламенте Ребекка Хармс и бывший министр-президент Саксонии, нынешний посланник Большой Семерки на Украине профессор Георг Милбрадт.


Как недвусмысленно указывает в своем вступительном слове инициатор и непосредственный руководитель проекта Андреас фон Шуманн, целью исследования не был «поиск [объективной] правды» об Украине. Скорее, «[нам] хотелось вычленить сходства, которые можно выявить в различных взглядах [на Украину] разных людей [из Германии], обнаружить абрисы этих восприятий [и] узнаваемые черты как реального, так и искаженного портрета страны». Фон Шуманн выделяет в оценках, данных 44 немецкими участниками специализированных интервью, две фундаментальные тенденции: во-первых, опрошенные немецкие эксперты считают, что немецкий «взгляд на Украину слишком узок, знания [об Украине в Германии] слишком несистемны, внимание [немцев к событиям на Украине] слишком неустойчиво, а оценки [украинских тем] строятся на слишком шатких основаниях».


Во-вторых, опрошенные немецкие эксперты, по словам фон Шуманна, выразили «глубокое пожелание, чтобы немцы чаще и активнее находили общий язык с Украиной». Это чаяние зиждется на нескольких побуждениях: исторической ответственности немецкого народа, культурном разнообразии Украины, экономическом потенциале страны, необходимости обеспечения стабильности на востоке Европы и возможных стимулах [вследствие такой вовлеченности] для дальнейшего развития ЕС. И все же, как отметили респонденты, наиболее очевидным побудительным мотивом для них является восхищение их собственным сближением с Украиной. Независимо от конкретной причины, поставившей Украину во главе их интересов, большинство подчеркнули, что существовавший вначале „чистый лист“ восприятия быстро превратился в „яркое полотно“».


С 2014 года в исследовании указывается, что в немецком взгляде на Украину доминируют три негативных «К»: Krieg, Krise, Krim (война, кризис, Крым). Этот образ немного улучшают два более старых, позитивных «К» — для некогда знаменитой футбольной команды «Динамо-Киев», а также для Кличко — двух знаменитых чемпионов мира по боксу Виктора и Владимира, которые раньше жили в Германии и по-прежнему популярны там.


Помимо информации об общих стереотипах немцев об Украине, исследование GIZ дает особенно познавательное представление о восприятии Германией майданов 2004 и 2013-2014 гг., разных реформ, проблеме коррупции, разновидностях национализма, иностранных дел, европейских стремлений, культурных различий, отношений с Россией и интереса для Германии.


Согласно исследованию немецких оценок, например, один из респондентов считает, что судебная реформа — главная трансформация, которую должна реализовать Украина. «Это связано с тем, что реформа избирательного законодательства и создание суда по борьбе с коррупцией — как основные требования реформаторов — будут решающими для будущего разделения власти в стране», — отмечает респондент (с. 58-59).


Что же касается иностранных дел Украины, ответы немецких экспертов более разнообразны и отчасти противоречивы. Один собеседник утверждает, например, что вступление в НАТО — нехорошая идея для Украины, и что она должна быть нейтральной, что «НАТО не может исполнять роль гарантирующей силы для Украины». Однако вывод респондента из этого заключается в том, что «ЕС должен „показать зубы“ и стать гарантом безопасности для европейского континента. Разумеется, ЕС и Германия в ходе переговоров по Минским соглашениям уже взяли на себя значительную долю ответственности, и правительство Германии „решительно“ поддерживает [украинский] реформаторский процесс. „Но“… — спрашивает респондент риторически, — „решит ли это конфликт, особенно если Россия делает ставку на время?“»


Это исследование в целом ценно не только потому, что иллюстрирует различные немецкие интерпретации этих и подобных тем, но также потому, что оно дает представление о том, как немецкая общественность будет в дальнейшем проинформирована о событиях на Украине через своих экспертов по Восточной Европе. Учитывая значимость Германии для внешней политики ЕС и ее политики в отношении Киева, это глубокое исследование станет необходимым чтивом для любого, кто интересуется международными отношениями Украины и ее постепенной европейской интеграцией.