После того, как президент Трамп обвинил премьер-министра Канады Джастина Трюдо в том, что тот нанес США удар в спину, я решил загуглить ответ на вопрос: сколько канадцев были убиты или ранены с апреля 2002 года, когда они бок о бок воевали с американцами в Афганистане? Ответ: 158 убитых и 635 раненых.


Подумайте только: США, а не Канаду, атаковали 11 сентября. Тем не менее, северный союзник отправил тысячи своих юных мужчин и женщин в Афганистан, чтобы помочь американцам уничтожить силы «Аль-Каиды» (запрещенная в России организация — прим. ред.). И ради этого 158 канадцев даже отдали свои жизни.


И все же, когда их премьер-министр мягко отказал требованию снизить канадские тарифы на молоко, сыр и йогурт из США, Трамп и его команда — в одно мгновение — обвинили Трюдо в «предательстве», оскорбили и присудили ему «особое место в аду».


Особое место в аду? За молочные тарифы? Для страны, которая бок о бок прошла с американцами трудные времена? Это действительно больно.


Все — по принципу транзакции: что вы сделали для меня сегодня?


Хотя это говорит нам все, что нужно знать о взгляде Трампа на мир и его отличиях от предшественников: будь то республиканец или демократ. Все — по принципу транзакции: что вы сделали для меня сегодня? Восприятие Америки как последнего оплота мирового порядка и прав человека, страны, которая помогает развивать и укреплять демократические государства, чтобы мы могли пользоваться всевозможными выгодами мира здоровых демократий, свободных от рынка, — закончилось.


«Америке Трампа все равно, — написал историк Роберт Каган в «Вашингтон пост». — Историческая память его не обременяет. Он не признает никаких моральных, политических или стратегических обязательств. Он свободен в достижении целей: без учета влияния на союзников или, раз на то пошло, мира в целом. У него нет чувства ответственности за кого-либо, кроме себя».


Имейте в виду, я могу словесно примкнуть к политике Трампа против диктатора-убийцы Ким Чен Ына, если это на самом деле поможет уменьшить вероятность войны на Корейском полуострове и начать его денуклеаризацию. Если ничто другое не сработало — и Трамп обозвал его «маленьким человеком-ракетой» для того, чтобы Северная Корея наконец прекратила ядерные и ракетные испытания, — пусть так и будет, одобряю, если это сработает.


В случае с Трампом ужасает, что он повсюду, кажется, предпочитает диктаторов демократическим союзникам. Так, о северокорейском лидере Трамп сообщил следующее: «Когда он говорит, его люди сидят, преисполненные внимания. Я хочу, чтобы мои люди делали то же самое».


Позже Трамп сказал, что это была шутка. Извините, но ни один президент США не должен так шутить. Тем более, когда такие слова согласуются со всем, что Трамп говорил и делал раньше: он предпочитает компанию сильных и, пока они хвалят его, ему все равно, как эти лидеры относятся к своим гражданам, в том числе, к тем, кто рискует жизнью, чтобы реформировать свою страну по аналогии с США.


Такой подход с КНДР может выиграть немного времени, но он причиняет боль американцам и друзьям США во многих других аспектах. Складывается впечатление, что теперь диктаторы получили официальное разрешение давить не только своих революционеров или террористов, но даже самых мягких диссидентов. В таком случае места нет даже для лояльной оппозиции.


Возьмите Египет. 31 мая Human Rights Watch сообщила, что египетская полиция «с начала мая 2018 года проводит волну неожиданных арестов тех, кто критикует президента Абдула Фаттаха Ас-Сиси». Среди арестованных был Хазем Абд Аль-Азим, политический активист; и Ваэль Аббас, известный журналист и правозащитник; а также Шади Аль-Газали Харб, хирург; Хайтам Мохамеден, адвокат; Амал Фатхи, активист; и Шади Абу Заид, сатирик.


Я познакомился с некоторыми из этих молодых людей во время арабской весны. Они — не приверженцы насилия, не радикальные исламисты. Они — прекрасные, миролюбивые, жаждущие верховенства права египтяне. Им нужен любой лидер Египта, который хочет построить более открытое, терпимое, основанное на консенсусе политическое и гражданское общество. Харб, достойный британский хирург, был заключен в тюрьму из-за небольшой критики жестокого отношения Сиси к инакомыслию.


«Угнетение в Египте опустилось до того, что силы Ас-Сиси арестовывают хорошо известных активистов просто за то, что те когда-то высказывали свое мнение, — говорит Сара Лиа Уитсон, директор Human Rights Watch на Ближнем Востоке и Северной Африке. — Видимо, критика и даже мягкая сатира является основанием, чтобы немедленно отправить египтян в тюрьму».


Сиси должен провалиться от стыда из-за того, что самовольно отправил таких хороших молодых людей в тюрьму. А Конгресс США должен взяться за это дело: раз уж наш президент и госсекретарь слишком циничны, чтобы сделать это самим.


То же касается и Турции, которой сегодня управляет настоящий тунеядец —президент Реджеп Тайип Эрдоган. На днях я понял, что почти все мои друзья из турецкой журналистики или попали в тюрьму, или уволены, или изгнаны халифом-тираном Эрдоганом.


Это тренд какой-то. В декабре Комитет по защите журналистов заявил: «Второй год подряд более половины из заключенных в тюрьму за свою работу во всем мире, находятся за решеткой в Турции, Китае и Египте…. Националистическая риторика президента Дональда Трампа, зацикленность на исламском экстремизме и неустанное вешанье ярлыков «поддельных новостей» на медиа, дают еще больше оснований для судебных обвинений, которые позволяют таким лидерам упекать журналистов в тюрьмы».


Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман приложил немало колоссальных усилий, чтобы снизить контроль радикальных исламистов в его стране, а также расширить права и возможности женщин. Но то, как он произвольно и закулисно арестовывал, и допрашивал якобы коррумпированных лидеров бизнеса, а также 17 главных активисток в Саудовской Аравии, только усиливают атмосферу страха. Это подрывает его усилия по привлечению иностранных и местных инвестиций, которые имеют жизненно важное значение для реализации его видения по реформированию экономики страны.


В союзном США Бахрейне Абдулялил Альсингейс, блоггер и правозащитник, которого в 2011 году приговорили к пожизненному заключению за то, что он критически освещал «нарушения прав человека, сектантскую дискриминацию и репрессии политической оппозиции», гниет в тюрьме, — по данным Комитета по защите журналистов.


В союзных Филиппинах прямолинейного сенатора и уполномоченную по правам человека Лейлу де Лима в феврале 2017 года упекли в тюрьму по сфабрикованному делу о незаконном обороте наркотиков — и она в тюрьме до сих пор. Лейла критиковала президента Родриго Дутерте за начатую войну против наркотиков, из-за которой за последние три года в уличных перестрелках с полицией и «народными мстителями» погибло более 7 тысяч человек.


И в некогда прозападной Польше Ярослав Качиньский, самый влиятельный политик страны, пытается заменить независимую судебную систему отбором судей исключительно по их лояльности к нему и его партии, игнорируя либеральные ценности ЕС и права человека.


В прошлом во всех этих случаях США стали бы сдерживающим фактором, благодаря которому иностранные лидеры говорили бы: «Американцы никогда не повернутся спиной». Но теперь — повернутся. Сегодня у Трампа в Турции и Саудовской Аравии даже послов нет, чтобы те хотя бы номинально пытались повлиять на ситуацию.


«В Америке мы пытаемся пережить президентство Трампа, — говорит Майкл Познер, директор Центра бизнеса и прав человека Школы бизнеса Н. Штерна. — У нас есть сильные институты и множество людей, приверженных нашим демократическим процессам. Но в хрупких странах, таких как Египет, Турция или Филиппины, где активисты десятилетиями полагались на США, чтобы встать и сказать: «Если вы подавите мирные процессы, ваши отношения с США — торговля, помощь, война, инвестиции — ждут последствия». Сегодня президент США не только не критикует, он фактически приветствует лидеров, фальсифицирующих выборы. Более того, похоже, даже поддерживает их плохое поведение».


«Помните: эти лидеры не просто подавляют радикалов, — добавляет Познер. — Они буквально криминализуют инакомыслие и обсуждения. И теперь их граждане считают, что мы тоже согласны со всем происходящим. А если это когда-то на самом деле будет так, мир мгновенно станет более опасным местом для всех нас».