Украина ведет сейчас борьбу сразу на двух фронтах: в Донбассе против кремлевских войск, а на остальной территории против всепоглощающей коррупции. Борьба с коррупцией поручена Артему Сытнику, который с 2015 года руководит независимым Национальным антикоррупционным бюро Украины — НАБУ. В интервью нашему изданию он открыто рассказал о том, как ведущие политики страны вставляют ему и его коллегам палки в колеса.

Бильд: В поисках информации об успехах вашего ведомства за этот год я наткнулся, в первую очередь, на сообщения о проблемах и спорах с украинским правительством. Писали даже, что вас пытались снять с должности. Как вам удается работать в таких условиях?

Артем Сытник: Все, кто наблюдал за протестами на Майдане в 2013 и 2014 годах, видели, что главной проблемой Украины была коррупция — и борьба с ней. Коррупция возникла не при тогдашнем президенте Януковиче, но именно при нем она достигла своего апогея. Поэтому и начались протесты и революция следом за ними. Хуже всего то, что после «Майдана» нынешняя политическая элита играет по тем же самым правилам, что и прошлая. Поэтому под давлением общественности и иностранных государств и было создано мое ведомство — НАБУ. Тогда элита еще не подозревала об опасности, которую впоследствии повлек за собой этот шаг. Но когда мы арестовали первых политиков, элита как бы «проснулась» и стала нам сопротивляться.

— И это сопротивление привело к тому, что было решено ограничить ваши полномочия, не так ли?

— Да, такие попытки были с самого начала. Самая мощная атака против нас была предпринята в декабре, когда в парламент был внесен законопроект, который серьезно облегчил бы мою отставку. Эта попытка провалилась, потому что против выступили гражданское общество и наши международные партнеры.

— Тем не менее, есть ощущение, что давление на вас растет. Власти пытаются «перевести» антикоррупционные «часы» на время до 2014 года?

— (глубокий вздох) Трудно сравнивать. Сегодня коррумпированные чиновники боятся нашей работы. Они, так сказать, «вышли из зоны комфорта». Но этот их страх приводит также к тому, что они пытаются ухватить сразу все, до чего могут дотянуться. Это сравнимо с обострением болезни.

— Но этот страх перед вами оправдан? Будут ли в дальнейшем новые громкие аресты?

— Мы затронули уже все чиновничьи группировки. Мы активно расследуем коррупционные преступления, совершенные высокопоставленными чиновниками. Исключение составляет лишь действующий президент, действия которого мы не можем контролировать. До сих пор нам удалось «расшатать» эту своеобразную «ВИП-касту», но это была лишь тактическая победа. А стратегическая победа возможна лишь тогда, когда все расследуемые дела дойдут до судов, в рамках которых будут вынесены справедливые приговоры. К сожалению, в настоящий момент наша судебная система не позволяет нам всего этого.

— Поэтому вы и требуете создания специальных антикоррупционных судов, где судьи не будут «заболевать» по политическим мотивам или просто не являться на заседания. Вы в принципе можете бороться с коррупцией при нынешней судебной системе?


— Если бы нынешние суды имели такие полномочия, мы бы не дискутировали уже два года о том, когда, наконец, будет осужден кто-то из чиновников. Так что единственная надежда связана с введением антикоррупционного суда. До сих пор все начатые процессы свидетельствуют о том, что при нынешней системе у нас нет шансов на успех. Официально судебная реформа должна длиться пять лет, но мы не можем ждать так долго! На Украине нет проблем с осуждением продажных чиновников «деревенского» уровня. Но это ничего не дает на более высоком уровне, потому что импульс должен поступить с самого верха.

— В 2019 году на Украине состоятся выборы. Будет ли к тому моменту осужден хотя бы один чиновник, коррумпированность которого вы доказали?

— Я не могу делать такие прогнозы. Следственные действия продолжаются, но удастся ли еще до выборов отправить за решетку какого-нибудь депутата, я затрудняюсь сказать. Но наши обвинительные заключения должны быть сформулированы еще до суда.

— Это, откровенно говоря, не слишком хорошо. Вы согласны с теми, кто утверждает, что Украина сейчас так же коррумпирована, как Россия?

— Я согласен с критикой, что Украина недостаточно жестко борется с коррупцией. Но при пророссийском президенте Януковиче отдать под суд лиц из его окружения было совершенно немыслимо, подобно тому, как нам это удалось сделать с руководителем таможенной службы, заместителем министра обороны или сыном главы МВД. К сожалению, коррупция на Украине имеет настолько мощные корни, что до сих пор нам не удается бороться с ней в полную силу. Потому что власть имущие контролируют СМИ и имеют иные ресурсы, чтобы оказывать на нас давление. Эта ситуация очень выгодна для российской пропаганды, которая изображает нас страной, где ничто не работает и не изменяется в лучшую сторону. Поэтому мы продолжаем нашу работу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.