Сразу хотелось бы отметить один момент: следует рассматривать работу американского президента на саммите не как ряд отдельных встреч на высшем уровне, а как неделимое целое. Заявления, прозвучавшие на пресс-конференциях, отнюдь не так важны. А важно то, как Америка обращалась с НАТО и Великобританией, в которых ныне видит зависимые и не слишком значимые для нее государства, в то время как России оказывались все возможные знаки внимания.


Брюссельский саммит продемонстрировал то, о чем мы уже давно догадывались: союзам между демократиями пришел конец, и началась новая организация, которую с предыдущей связывает разве что название, не более. По сути ничего нового не произошло: страны подтвердили свои обещания (данные Бараку Обаме на саммите в Уэльсе в 2014 году) к 2024 году постепенно увеличить долю ВВП в расходах на оборону. Между тем на саммите разыгрывалась своего рода дипломатическая драма в нескольких действиях: Трамп прямо за завтраком смутил Меркель, недвусмысленно указав ей на энергетическую зависимость Германии от России, а также прервал запланированные встречи, чтобы вернуться к вопросу о финансовом вкладе европейских союзников.


Поговаривали даже, что американский президент грозится выйти из договора. Даже если из уст Трампа и не звучали такие слова, нет сомнений в том, что «экстренное совещание» проводилось. Что еще важнее: на саммите не велось никаких серьезных дебатов по вопросам региональной безопасности, которые значились в первоначальной повестке дня. И это упущение оказывается наиболее ярким выражением той незначительной роли, какую Соединенные Штаты Америки приписывают сегодня Европе. Имеется в виду роль foe — «противника» (предпочитаю употребить здесь английское слово, потому что его перевод может варьироваться в зависимости от субъекта, с которым идет конкуренция), которого США не считают настолько важным, чтобы обсуждать с ним вопросы общей безопасности.


Роль поистине значимого соперника досталась России. На первом двустороннем саммите Дональд Трамп и Владимир Путин обсудили все затрагивающие регион вопросы безопасности и экономики. Начиная с ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России — прим. ред.) и Сирии, и заканчивая распространением ядерного оружия и торговым сотрудничеством. Говорили даже о ситуации на Украине. Американский президент обращался к Путину как к лидеру крупной державы, наделенной обязательствами и ответственностью — его давним партнерам такой чести не выпало. Россия для Трампа была частью решения, а не проблемы. Более того, прозвучали два заявления, пролившие свет на то, куда лидеры намерены направить двусторонние отношения: они говорили о Си Цзиньпине и заявили о вступлении на путь сотрудничества. А Трамп ко всему прочему похвалился собственной политической смелостью, которая помогла ему прервать давнюю вражду Вашингтона и Москвы.


Из этих эпизодов, которые отнюдь не случайно произошли за какие-то считанные дни (к ним можно добавить все большую неловкость в отношениях с Канадой, комплимент Борису Джонсону и небрежность в отношении к Терезе Мэй), можно сделать несколько выводов. Первый довольно прозаический, но оттого не менее важный — о нем мы уже говорили здесь по другому поводу. Возможно, личность Трампа сама по себе приводит в смущение глав государств, но пришло время наконец осознать, что у него есть конкретная и последовательная стратегия для мировой политики в целом и евразийского пространства в частности.


Во-вторых, ключевая составляющая этой стратегии — предпочтение, отдаваемое отношениям с Россией. По возможности даже партнерству. Это правда, что Трамп никогда не скрывал своего восхищения Путиным, но главная причина заключается в том, что, по мнению администрации, Россия — единственное государство, способное сдержать Китай, а последний, без сомнения, сегодня является самой большой заботой для Вашингтона.


В-третьих, европейские союзники практически утратили свое значение по трем причинам. Если раньше американцы приписывали особую ценность своим отношениям с демократиями, то теперь они придерживаются новой концепции В соответствии с ней Европейский союз наносит ущерб США не только в экономическом плане (не стоит забывать о том, что сегодня в мире идет торговая война), но и в вопросах безопасности (США оплачивают оборону Европы, не получая ничего взамен). Кроме того Трампу, как правило, не даются многосторонние форумы. Вместо того чтобы поддерживать сложные бюрократические и институциональные отношения, он предпочитает проводить отдельные беседы с главами государств. Наконец, именно из-за своей военной слабости Европа мало чем может способствовать удовлетворению потребностей США в области безопасности.


За два года мир претерпел значительные изменения. Парадоксально, но произошло это не столько в силу возвышения Китая, как мы ожидали, сколько потому, что другая крупная держава, Соединенные Штаты, снова взялась за ревизионизм. Отталкиваясь от тех принципов, что США являются «нормальным» государством без каких-либо обязательств по обеспечению мирового порядка и нормативных ограничений и что все государства априори — враги Соединенных Штатов, Трамп почти до неузнаваемости переформулировал всю внешнюю политику своей страны. Но дело не в одной только личности. Это вопрос мировоззрения, в соответствии с которым сильнейшие сотрудничают и конкурируют, преследуя собственные интересы. И более слабые приспосабливаются.


Можно утверждать, что этот ревизионизм носит временный характер — достаточно взглянуть на реакцию Конгресса, который, похоже, не одобряет политику Трампа. Но даже в этом случае Белый дом наделен крайне широкими полномочиями в вопросах внешней политики, и стоит этим изменениям реализоваться, они могут оказаться более долговечными, чем один (или два) президентских мандата.


Правда, есть много причин сомневаться в жизнеспособности партнерства между Вашингтоном и Москвой. Однако Европа не может сидеть сложа руки. Дело в том, что более сильная Россия при попустительстве Америки может представлять серьезную угрозу для Европы, ко всему прочему ослабленной новым геостратегическим видением Соединенных Штатов. И угроза эта возникнет гораздо быстрее, чем фактическое господство Китая в мире.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.