Президент России Владимир Путин в прошлом работал в разведке, что помогает ему хорошо ориентироваться в геополитике. Однако у бывшего офицера КГБ есть одно слабое место: российская экономика растет очень медленным темпами и отчаянно нуждается в инновациях. По словам экспертов, при Путине российское правительство сделало недостаточно для того, чтобы ввести экономику в 21 век, поэтому она может серьезно пострадать, если провокации Путина на мировой арене спровоцируют более жесткие экономические санкции со стороны других государств.


Последние несколько лет финансовая ситуация России была стабильной, но не слишком впечатляющей. Российская экономика уже начала медленно расти, чему способствуют рост цен на нефть и низкий уровень инфляции, но ситуация может в любой момент измениться. Производительность российской экономики страдает от отсутствия диверсификации, в результате чего она отстает от своих крупнейших конкурентов на мировой арене. Россия не может избавиться от мировоззрения Индустриальной эпохи, ограничивающего ее способность к инновациям, в которых она, по мнению экспертов, очень сильно нуждается.


Решение проблемы отсутствия инноваций и предпринимательского потенциала среди российских компаний должно стать главным приоритетом для России, если она хочет модернизировать свою экономику и добиться устойчивого роста, как сказал профессор экономики Гарвардского университета Бруно Серджи (Bruno Sergi).


В 2017 году российский ВВП составил примерно 1,58 триллиона долларов, увеличившись на 1,5%, а в этом году, по прогнозам экспертов, он должен вырасти на 1,7-1,8%. По данным агентства Energy Information Association, прибыль от продажи нефти и природного газа составляет почти 40% государственных доходов, и, по словам Тимоти Фрая (Timothy Frye), председателя политологического отделения Колумбийского университета, нефть и газ являются главными статьями экспорта России. Размеры вклада американской нефтяной индустрии в американский ВВП растут быстрее, чем вклады других отраслей промышленности, благодаря технологии гидроразрыва пластов, однако последние несколько лет доля нефти и газа в ВВП США была менее 10%.


Благодаря росту цен на нефть российский фондовый рынок в прошлом году продемонстрировал одни из лучших показателей в мире, а именно доходность почти в 20%, и ему удалось избежать резкого спада, коснувшегося развивающиеся рынки в 2018 году. Однако сохраняющаяся нефтяная зависимость и геополитические трения обернулись неприятными последствиями для инвесторов, которые долгое время отдавали предпочтение этому рынку: за последние пять лет российские акции понизились на 3%. Показатели торговли российскими акциями после Хельсинки свидетельствуют о том, что инвесторы — по крайней мере пока — не считают саммит Трампа и Путина чем-то благоприятным. К концу торгов в четверг, 19 июля, российский рынок просел более чем на 3%, и ему уже грозит первая трехдневная полоса неудач с 27 июня.


Начавшийся недавно рост российской экономики носит циклический характер, и он прекратится, если не будет проведена реструктуризация всей экономической системы, как сказал старший аналитик Eurasia Group Джейсон Буш (Jason Bush). По его словам, высоких цен на нефть недостаточно для того, чтобы обеспечить устойчивый рост — кроме того, эти цены должны расти постоянно. К примеру, в 2013 году цены на нефть держались на высоком уровне, но рост российской экономики замедлился — это является свидетельством того, что зависимость от нефти не может обеспечить экономический рост в долгосрочной перспективе.


Ахиллесова пята России — это «низкая производительность, слабые инновации и отсутствие таких секторов, которые могли бы привлечь инвестиции, необходимые для расширения», как сказал Буш. Хотя Россия демонстрирует довольно неплохие результаты в таких отраслях, как информационные технологии, сельское хозяйство, а также самолетостроение, эти три сектора имеют довольно ограниченный потенциал в долгосрочной перспективе в силу их более низкого положения на «конкурентном рынке, где господствуют международные гиганты», как объяснил Буш.


Инвесторы относятся к российскому рынку с осторожностью из-за политической ситуации


Главным преимуществом нефтяной экономики России является та степень, в которой другие страны от нее зависят. Некоторые европейские страны, включая Германию и Польшу, закупают большую часть необходимой им нефти у России. За последние несколько лет Россия существенно увеличила объемы поставок нефти в Китай: в 2016 году она впервые обогнала Саудовскую Аравию в качестве главного поставщика нефти в Китай. Однако для России это также обернулось огромными упущенными возможностями, потому что российской экономике вовсе не обязательно оставаться зависимой от экспорта сырья, как сказал Джонатан Элкинд (Jonathan Elkind), старший научный сотрудник Центра глобальной энергетической политики при Колумбийском университете.


«У России есть огромный традиционный потенциал внутри ее научного и инженерного сообществ. Но в отсутствие экономической политики, направленной на более активное внедрение инноваций и развитие более конкурентных экономических отношений, Россия так и останется чрезмерно зависимой от экспорта сырья», — сказал Элкинд.

Центральный банк России


России необходимо привлекать прямые иностранные инвестиции для того, чтобы создавать конкурентоспособные отрасли, которые смогут стать частью глобальных цепей поставок, но политика препятствует этому и угрожает экономическому росту в долгосрочной перспективе.


«Я считаю, что больше всего Россия нуждается в прямых иностранных инвестициях и что именно в этом аспекте ей наносится наибольший ущерб, — сказал Буш. — Стоит отметить, что, хотя кратковременные тенденции зачастую определяются другими факторами — ценами на нефть, курсом валют, действиями центробанка — долгосрочный рост во многом зависит от политики, потому что политика оказывает мощное влияние на долговременные иностранные инвестиции».


По данным Центробанка России, в 2013 году этой стране удалось привлечь 70 миллиардов прямых иностранных инвестиций, однако в 2015 году, то есть спустя год после начала украинского кризиса, их оказалось всего 7 миллиардов. К 2017 году уровень прямых иностранных инвестиций снова начал расти, достигнув 28 миллиардов долларов, однако он все равно был намного ниже того уровня, который наблюдался до 2014 года.


Саммит Трампа и Путина в Хельсинки спровоцировал настоящую политическую бурю, но, по словам Буша, беседа двух лидеров о налаживании отношений и уменьшении напряженности является положительным фактором для инвестиций — в том случае, если можно будет решить более масштабные геополитические проблемы.


«Успех в налаживании отношений зависит не столько от слов, сколько от дел, — сказал Буш. — Те сложные международные проблемы, которые привели к возникновению серьезной напряженности в отношениях, такие как войны в Сирии и на Украине, до сих пор далеки от урегулирования, а России и Западу до сих пор очень трудно договориться о путях входа из тупика».


Продолжающиеся противоречивые комментарии Трампа по поводу вмешательства России в американские выборы тоже могут препятствовать улучшениям в отношениях между Россией и США. Во вторник, 17 июля, Трамп заявил, что он признает факт вмешательства России, однако он выступал с противоречивыми заявлениями перед прессой и в твиттере в течение целой недели. По словам Буша, пока инвесторы будут соблюдать осторожность.


Санкции, инвесторы и российская экономика


Очередная порция санкций США оказала скорее психологическое воздействие, нежели причинила российской экономике какой-то конкретный вред. Санкции, введенные США в 2014 году, ограничили возможность выдавать займы и вкладывать средства в некоторые крупные российские банки и нефтяные компании. Хотя те санкции нанесли серьезный удар по крупным российским компаниям, у которых были довольно значительные кредиты, Россия по большей части справилась с этими трудностями, выплатив большую часть долгов и уменьшив потребность в займах из-за рубежа, как сказал Буш.

© AP Photo, Frank Augstein
Пожилая женщина на продуктовом рынке в Казани


Центробанк обеспечил необходимыми средствами те крупные компании, которые у них остро нуждались.


«Попытки навредить России, ограничив ее возможности брать кредиты за рубежом, оказались не слишком эффективными в долгосрочной перспективе», — сказал Буш.


Однако те санкции привели к резкому падению уровня прямых иностранных инвестиций несмотря на то, что никто их не запрещал.


«Страх инвесторов перед новыми санкциями может оказаться более действенным, чем сами санкции, — объяснил Буш. — Долгосрочные инвесторы не любят вкладывать средства в страны без мощной поддержки со стороны их собственных правительств, а также правительств тех стран, в которые они вкладывают свои деньги».


По словам Фрая, пока санкции служили в основном в качестве предупреждения для России и других стран о необходимости соблюдать международные нормы. Однако полное воздействие этих геополитических трений, возможно, проявится в реальных экономических показателях с некоторой отсрочкой, замедлив уровень суммарных расходов в энергетическом секторе.


Постепенный рост уровня прямых иностранных инвестиций, начавшийся после 2014 года, вновь испытал на себе удар, когда в апреле США ввели новые санкции против семи российских олигархов, 12 контролируемых ими компаний, 17 высокопоставленных российских чиновников и российской государственной компании, занимающейся продажами оружия.


«Эти санкции увеличивают финансовые издержки любых крупных дорогостоящих проектов, препятствуют обмену технологиями и оказывают некоторое влияние на экономический рост, — отметил Фрай. — Российские чиновники постоянно на них жалуются, и это свидетельствует о том, что они являются серьезным бременем для тех, кто попал в санкционный список, и настоящей головной болью для российского правительства».


Однако, по словам Буша, вводить санкции против конкретных людей — это не самый эффективный способ нанести удар по экономике, и недавнее снижение курса рубля, возможно, связано скорее со спадом на всех развивающихся рынках, вызванным политикой центрального банка США и укреплением доллара, нежели с новыми санкциями. В первой половине 2018 года рубль потерял 9% своей стоимости в соотношении с долларом.


Вероятно, сейчас Россию больше заботит необходимость одержать победу в имиджевой войне, нежели долгосрочные перспективы ее экономики, как сказал критик Кремля и враг Путина Уильям Браудер (William Browder) в своем интервью CNBC на этой неделе.


«Путин — это человек, управляющий страной, чья экономика по своим размерам равна экономике Нью-Йорка и чей военный бюджет на 90% меньше военного бюджета США. Его поставили на одну ступень с самым влиятельным человеком свободного мира, но он приехал на встречу с часовым опозданием, — сказал Браудер. — Все, что нужно было Путину от этой важной встречи, это имидж. Какими бы ни были соглашения, разногласия, слухи или сигналы, он уже получил этот бонус».