Израиль и Россия уже давно проводят встречи, посвященные ситуации в Сирии, и можно предположить, что большая часть этих переговоров сводится к роли Ирана в послевоенной Сирии, точнее к тому, что будет с иранскими и проиранскими силами, которые сегодня присутствуют во многих регионах по всей Сирии.

Израиль, разумеется, хочет, чтобы Иран вывел из Сирии все свои силы, и полагает, что в этом ему может помочь Россия. Вопрос в том, насколько она на самом деле готова помогать. Судя по последней информации, Россия может внести свой вклад, но он будет не столь велик, как того хотел бы Израиль.

Вчера в Израиль со срочным визитом приехал министр иностранных дел РФ Сергей Лавров вместе с российской делегацией (в нее вошел, в том числе, начальник Генерального штаба Валерий Герасимов), что обсудить с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху детали как раз этого вопроса.

СМИ, ссылаясь на свои источники, сообщили, что россияне сделали примерно следующее предложение: иранские силы могут остаться в Сирии, но они должны держаться подальше от израильской границы (Голанских высот) — на расстоянии ста километров и более. Те же источники, которые сообщили о деталях российского предложения, заявили, что Нетаньяху сразу же его отклонил.

Анонимные израильские официальные лица отмечают, как передает информационное агентство Рейтер (Reuters), что Нетаньяху заявил: подобный договор невозможен. Кроме того, те же источники рассказали, что несколько дней назад Россия сделала Израилю похожее предложение, согласно которому иранские силы держались бы в 80 километрах от Израиля. Конечно, он отверг и то, и нынешнее предложение, в котором Россия добавила еще 20 километров «безопасности».

Официальных заявлений пока не делал ни Израиль, ни Россия. Ситуацию лишь очень коротко прокомментировал заместитель министра иностранных дел РФ Григорий Карасин. Выступая перед СМИ, он отметил, что визит Лаврова в Израиль был «срочным и важным».

Что же было так важно? Сказать Нетаньяху лично, что если предложение о 80 километрах неприемлемо, то, возможно, подойдут сто? Все-таки, как кажется, это слишком незначительная информация, чтобы ехать с ней в Израиль.

Факт в том, что встреча произошла в момент, когда Израиль впервые применил свою систему ПРО «Праща Давида» (созданную в сотрудничестве с США). Систему привели в действие после того, как были обнаружены две ракеты SS-21, пущенные с территории Сирии. Когда стало понятно, что ракеты все же не поразят территорию оккупированных Голанских высот, а упадут в Сирии, ракеты системы «Праща Давида», пущенные для перехвата сирийских ракет, самоликвидировались в воздухе.

Положить конец конфликту на юго-западе Сирии можно, только преодолев напряженность в отношениях с Израилем. Боевики уже потерпели почти полное поражение, и последней битвой, судя по всему, станет удар по террористам «Исламского государства» (запрещенная в РФ организация — прим. ред.), которые все еще контролируют один анклав между Израилем и Иорданией.

В то же время Израиль все чаще наносит удары по сирийской территории, и каждый такой удар можно считать (в контексте политического давления) ударом, прежде всего, по России.

Россия заинтересована в том, чтобы как можно скорее завершить конфликт на юго-западе Сирии, где россияне опять участвуют в боевых действиях, и таким образом положить конец активной фазе войны в Сирии. Да, после еще будет вопрос Идлиба, но он может оставаться нерешенным еще многие годы и в настоящее время главной роли не играет.

Сейчас Израиль ведет себя особенно агрессивно и будет делать ставку на силу в этой заключительной фазе, разворачивающейся у его границ. Своим агрессивным поведением израильтяне дают понять, что могут превратить ситуацию в хаос, если захотят.

Поэтому Россия говорит, пусть и не публично, об отводе иранских сил на расстояние ста километров от израильских границ.

© AP Photo, Ariel Schalit
Израильские полицейские на границе с Сирией у города Мадждаль-Шамс
Если посмотреть на карту, то получим следующую картину: территории,  где, согласно этому плану, могут дислоцироваться иранские силы, на севере находится в 50 километрах за Дамаском. В южной части иранские силы должны будут отступить почти до иорданской границы.

Потенциально может возникнуть несколько проблем, и первая из них очевидна: Израиль не согласен с таким вариантом. Россия может каждый день переносить линию «разграничения» на десять — двадцать километров, но вряд ли Израиль согласиться на какой бы то ни было план, предполагающий пребывание иранских сил в Сирии.

Вторая проблема — вопрос собственно иранского присутствия. Может ли Россия вообще гарантировать подобный сценарий? Достигнута ли у нее с Ираном уже договоренность в этом вопросе, или россияне просто надеются, что Иран будет готов рассмотреть их предложения?

Третья проблема заключается в том, что речь идет не о регулярных иранских войсках. Более того, официально Иран утверждает, что его силы не присутствуют в Сирии, а также заявляет, что на местах работают только его «инструкторы». Конечно, это вопрос терминологии: для Израиля «Иран» — это любая вооруженная группировка, которая так или иначе связана с Ираном (конечно, она не обязательно должна быть иранской). В этой связи большим успехом для России будет, если она вообще сумеет убедить Израиль, что регулярные сирийские войска не равно «иранские», ведь если спросить Израиль, в особенности Нетаньяху и Либермана, то выяснится, что все силы в Сирии, поддерживающие Дамаск, — это одновременно силы, поддерживающие как минимум «Хезболлу», а значит, все эти силы антиизраильские.

Из соображений, о которых мы можем только догадываться, Россия в этой ситуации старается угодить Израилю вместо того, чтобы заявить ему, что необходимо прекратить агрессию против Сирии, и что все происходящее внутри этой страны израильтян не касается.

В подобной ситуации Израиль продолжает диктовать условия, и как раз сегодня утром, как передает газета Таймс оф Израэль (The Times of Israel), было выдвинуто еще одно условие. Как сообщается, израильское руководство заявило российской делегации, что из Сирии нужно вывести все «ракеты большой дальности», а также ликвидировать все заводы, где могли бы производиться эти или аналогичные высокоточные ракеты (Израиль убежден, что у Ирана уже есть несколько подобных заводов в Сирии).

Это еще не все. Как сообщают источники газеты, Израиль также потребовал, чтобы все системы ПРО, которые защищают эти объекты, тоже были выведены из Сирии.

И еще одно требование: Израиль хочет, чтобы между Сирией и Ливаном, а также Сирией и Ираком закрылись все пограничные переходы. Тогда иранское оружие не сможет поступать в Сирию и далее в Ливан.

Высокопоставленный израильский руководитель заявил (при условии анонимности) израильской газете: «Это была очень важная встреча в важный момент. Мы обсудили многие детали, рисовали карты и обменивались разведывательной информацией. Мы во всех деталях разъяснили нашу политику российским представителям».

Если позиции России и Израиля в настоящий момент действительно таковы, значит, потенциальное решение еще очень далеко. Кто-то должен будет пойти на уступки. Вопрос только кто. Израиль выставляет такие требования, как будто он победил в этой войне. Ясно, что все их удовлетворить невозможно (по крайней мере так не должно быть). Сирия не может закрыть границы, ведь после многих лет войны она крайне нуждается в налаживании крепких связей с остальным миром и восстановлении разрушенной страны. Что касается выведения систем ПРО, то, возможно, Израиль имеет в виду российские С-400. Выводить их сейчас было бы самой большой ошибкой, поскольку сирийская война, может, и близится к завершению, но она еще точно не закончилась. Любая тактическая ошибка, в особенности такая большая, может оказаться очень опасной для Сирии. Российское военное присутствие — важнейший фактор, который защитил Сирию от масштабной внешней агрессии, как и пресловутые «бесполетные зоны». Важную роль сыграли именно российские зенитно-ракетные комплексы, которые даже не нужно было применять — достаточно их наличия. И пока Россия не будет до конца уверена, что война завершена, ей не стоит идти на компромисс и избавляться от этих систем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.