Если рассортировать какофонию комментариев о встрече Трампа и Путина в Хельсинки, можно выделить четыре ключевых момента, которые упускаются, игнорируются или замалчиваются вашингтонским истеблишментом и основными средствами массовой информации — а придать их широкой огласке более чем необходимо.

Итак:

1) Теперь ясно, что европейцы увеличат свой вклад в НАТО. Но крупные СМИ полностью проигнорировали тот факт, что речь идет ни много ни мало о триллионе долларов. С какой стати тратить на НАТО так много?

Мы что, планируем атаковать Россию только потому, что бывшая советская империя может вторгнуться в Польшу или Прибалтику? Мы что, готовимся к войне в Европе с целью вторжения на Украину? Для чего такие деньги? Администрация Трампа и крупные СМИ, сколько бы шума они не поднимали, в основном утверждают, мол, чем больше расходов, тем лучше. Но причины этого не обсуждаются. А Россия тем временем свои военные расходы сокращает.

Степень господства в Вашингтоне военно-промышленного комплекса говорит о том, что трата денег — намерение серьезное. Помните, Вашингтон стал настаивать на том, что установка противоракетных систем в Польше и Румынии защитит Европу от нападения Ирана? Разумеется, в действительности данный шаг был направлен против России. Вашингтон так стремился потратить эти деньги, что даже не просил европейцев оплатить расходы, хотя затеивалось все якобы для их защиты. По состоянию на 2016 год, Вашингтон потратил 800 миллионов долларов на объекты в Румынии. Теперь, похоже, Польша и Румыния заплатят корпорации «Рэйтеон» за этот щит миллиарды, дабы выполнить свое обязательство по увеличению военных расходов до 2% от ВНП.

2) Никто не делал акцент на реальной, растущей угрозе ядерной войны, преднамеренной или случайной. Никто, включая журналистов на совместной пресс-конференции двух президентов, не говорил о рушащихся договорах о ликвидации ракет (говорят, единственного желающего задать подобный вопрос заранее оттуда выдворили).

США теперь финансируют создание новых крылатых ракет с ядерными установками, которые позволят совершить неожиданное нападение на Россию всего за несколько минут, в отличие от МБР, запуск которых занимает полчаса и больше. Именно по этой причине Россия выступила против создания противоракетной системы в Восточной Европе, поскольку запуск ракет с новых баз не дал бы ей времени отреагировать. Американцы могут и дальше думать, что мы не инициируем войны, но русские — нет. Старое липовое утверждение о том, что демократические государства войн не начинают, опровергается атаками США на Сербию, Ирак, Ливию и Йемен.

3) Несмотря на все нападки со стороны демократов и крупных СМИ в адрес Трампа за то, что тот якобы дал перед Путиным слабину, по сути он не предоставил ему ничего. Его администрация продолжает жесткую экономическую атаку на российскую торговлю и банковский сектор, объявляя (всего через несколько дней после встречи) о новой помощи украинским военным в размере 200 миллионов долларов и угрожая европейцам санкциями в случае отказа приостановить строительство нового балтийского трубопровода для импорта российского природного газа. Как следствие, некоторые аналитики считают, что Путин отказался от стремления улучшить отношения с США и вместо этого просто пытается ослабить и дискредитировать их превосходящую мощь.

4) Обнародование сделанных спецслужбами выводов касаемо российского вмешательства в последние выборы буквально за день до конференции как раз и показывает силу доминирования в американской внешней политике «глубинного государства».

Кроме того, публикация официальных обвинений именно в том издании, что более других жаждет крови Трампа, оправдывается тем, что специальный прокурор имеет отдельные от президента полномочия. Но сроки — а именно канун встречи в Хельсинки — явно свидетельствуют о намерении вызвать смятение и не допустить содержательного диалога с Россией.

Беспечность, с которой Вашингтон относится к конфликтам и началу войн, сравнима лишь с опрометчивостью европейцев, когда те начали Первую мировую войну. Как и теперь, той войне предшествовало без малого столетие относительного мира и процветания. Обе стороны считали, что война будет «легкой» и быстро закончится, а вовлечены в нее оказались из-за незначительных инцидентов, спровоцированных их небольшими государствами-союзниками. Все началось с одного убийства в Сербии. Сейчас ситуация аналогичная: Америка оказалась в заложниках действий множества крошечных стран, которые могут начать войну. Подумайте о наших обязательствах перед НАТО и обещаниях Тайваню и Израилю.

Америка привыкла к рискам эскалации, и Конгресс уступил свои военные полномочия президенту. Их значимость была одним из важнейших принципов нашей Конституции, призванным не допустить безответственного развязывания нашими правителями конфликтов, как в случае с европейскими королями. А теперь посмотрите, как небрежно Трамп говорит о начале войны с Ираном, не думая о возможных последствиях, включая подрыв нефтяных объектов в Персидском заливе, чьи нефть и газ представляют жизненную важность для мировой экономики.

Для большинства американцев война означает сидение перед телевизором и наблюдение за тем, как бомбы разрушают малые государства, неспособные сопротивляться или реагировать на нашу силу. Мы убиваем тысячи в легком бою, а затем переживаем, не пострадал ли хоть один американский солдат. На инстинктивном уровне мы не понимаем всей угрозы современного оружия, поскольку против нас его никто никогда не применял. Это не похоже на Первую мировую войну, когда вовлеченные страны были совершенно не готовы к затяжной осадной войне против новой смертоносной артиллерии и химического оружия. Все предполагали, что война закончится в течение нескольких недель. Я писал об этих проблемах после посещения полей сражения Крымской войны.

И ведь мы продолжаем мчаться в направлении новых конфликтов, каждый из которых может привести к непредвиденным последствиям и еще больше приблизить нас к ядерной войне. Между тем усилия, направленные на диалог с Россией, всякий раз оказываются сорваны нашей внутренней политикой и системным кризисом в Вашингтоне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.