Состоявшийся ранее в этом месяце саммит между президентами Дональдом Трампом и Владимиром Путиным вновь возбудил здесь старые опасения по поводу российского вмешательства в финскую политику, или финляндизации — феномена получившего свое название еще во времена холодной войны.

Кроме того, встреча в верхах послужила напоминанием о том, что многие финны — наряду со страхами — имеют еще и слабость ко всему русскому.

Представители обеих сторон вышли на улицы во время проведения саммита. «Мы против вашей кровавой войны», — скандировали несколько сотен критиков Кремля в центре Хельсинки, и при этом они имели в виду как российское, так и американское вмешательство во всем мире. На одном из плакатов было написано: «Путина пожизненно в тюрьму».

В прокремлевском лагере прозвучали призывы к тому, чтобы назвать одну улицу в честь Путина, а другую — в честь Трампа. Похоже, эта группа восхищается популизмом Трампа не меньше, чем авторитаризмом Путина.

В течение десятилетий Финляндии удается проходить по тонкой линии между Европой и Россией, с которой она имеет границу протяженностью в 1340 километров. Финляндия сотрудничает с НАТО, однако она подчеркнуто не соглашается на членство в этом альянсе, а вступление в НАТО поддерживает лишь 22% населения страны. Финляндия сохраняет хорошие отношения с Москвой, хотя и поддерживает западные экономические санкции против России по поводу Крыма. Однако в последнее время это промежуточное состояние стало более ненадежным. Крымская война напомнила финнам о том, что Москва временами рассматривает их страну — а не только Украину — как часть более крупного российского государства. Тысячи финнов имеют российское гражданство, и это вызывает опасения по поводу того, что в случае конфликта некоторые люди могут проявить больше лояльности по отношению к Москве, чем к Хельсинки. Небольшое количество политических провокаторов подогревают подобные страхи с помощью пламенной риторики.

Йохан Бекман (Johan Backman), один из наиболее рьяных российских активистов, возглавляет эту кампанию. Своим политическим трюком в прошлом году ему удалось привлечь к себе большое внимание — он открыл то, что он называет «представительством» в Хельсинки Донецкой Народной Республики, отколовшейся территории Украины.

В церемонии открытия принимали участие финские активисты, работавшие в администрации самопровозглашенной Донецкой Республики в самые кровавые дни войны. Украина называет сторонников отделения группой террористов, а Европейский союз — включая Финляндию — наложил санкции на ее лидеров. В норвежском документальном фильме под названием «Представитель» (The Spokesman) Бекман обвиняет Соединенные Штаты в «нападении на Россию через Украину в 2004 году с помощью Оранжевой революции». Он называет лидеров украинской проевропейской революции «фашистской кликой», что совпадает с российской линией, а Эстонию и Латвию, прибалтийские страны, он считает «экстремистскими, националистическими и шовинистскими». Бекман также появился на сцене вместе с российским националистическим идеологом Александром Дугиным, который любит напоминать российским соседям о том, что старая империя по своему размеру была значительно больше нынешней России. В мае 2014 года эти двое говорили в Хельсинки о том, что Россия и Финляндия становятся ближе друг к другу.

«Как для России, так и для Финляндии было бы более интересно стать ближе — именно поэтому все инициативы, особенно с финской стороны — чтобы нас не подозревали в империализме, — будут очень внимательно изучены в Москве. Я буду первым, кто их поддержит», — сказал Дугин.

Многие финны прохладно относятся к подобным пророссийским чувствам, и они скептически настроены в отношении Путина. По данным недавно проведенного опроса, лишь 2% респондентов верят в то, что Путин делает мир более безопасным местом.

Что касается сторонников России, то все большее количество финнов рассматривают их как угрозу.

«Нам известны некоторые близкие друзья Путина, которые живут в Финляндии; кое-кто из них имеет как российское, так и финское гражданство. Если на нашей границе возникнет конфликт по типу украинского, то я не уверена на 100% в том, что мы сможет доверять этим гражданам», — сказала Эйлина Гусатинская (Eilina Gusatinsky), возглавляющая Культурный фонд и являющаяся одним из ведущих экспертов страны в области российско-финских отношений.

В последние годы регулярно высказывается озабоченность по поводу внедрения Москвой агентов в среду людей с двойным гражданством, которые могут проникнуть в финские политические институты и ведомства безопасности. Министр обороны Финляндии Юсси Ниинистё (Jussi Niinisto) сказал, что финны, имеющие российское гражданство, не должны получать такую работу, которая открывает им доступ к вопросам, относящимся к государственной безопасности.

«Для Финляндии важно идентифицировать кремлевских агентов, однако это нелегкая задача, потому что есть много чистых финнов, которые по каким-то причинам восторгаются Россией,… и мы, конечно же, не знаем, делают ли они это как волонтеры, или им платит Россия», — сказала Арья Паананен (Arja Paananen), еще один эксперт по России и корреспондент финской газеты Ilta-Sanomat.

Сложным остается ответ на вопрос о том, насколько эти опасения связаны с существованием реальной угрозы. Несколько лет назад газета Helsingin Sanomat попыталась разобраться в связях с Кремлем некоторых людей с двойным гражданством, однако не смогла прийти к каким-то определенным выводам.

«Поэтому даже попытка назвать их „кремлевскими агентами" является проблематичной. Возможно, они не имеют никаких официальных контактов с российскими властями, однако по каким-то причинам ведут себя именно так, как этого хотел бы Кремль», — сказала Паананен.