В администрации президента Колумбии нам сообщили, что Хуан Мануэль Сантос считает абсурдными обвинения Николаса Мадуро, который говорит о причастности колумбийского лидера к субботнему покушению на него в Каракасе.

«Фигаро»: Как отразился венесуэльский кризис на вашей стране?

Хуан Мануэль Сантос: Это самая серьезная из всех проблем, с которыми нам приходится иметь дело в настоящий момент. Мы приняли более миллиона венесуэльцев, которые были вынуждены бежать от глубочайшего кризиса. Тот стал результатом действий режима, который погубил демократию и перечеркнул все права человека. Мы заняли очень жесткую позицию по отношению к этому режиму и не признали результаты последних президентских выборов. Там больше нет демократии, свободы и уважения к правам человека. Просто в голове не укладывается, что в богатейшей стране Латинской Америки, в государстве с крупнейшими мировыми запасами нефти, люди гибнут от голода и нехватки лекарств.

- Как бы вы подвели итоги восьми лет на посту президента Колумбии?

— Я оставляю новому правительству страну без ФАРК (Революционные вооруженные силы Колумбии), сильнейшей повстанческой армии на американском континенте. 5,5 миллионов колумбийцев смогли выйти из бедности, а самая страшная нищета сократилась вдвое. Образование теперь бесплатное для всех колумбийских детей. Мы запустили самую масштабную программу инвестиций в инфраструктуру среди всех развивающихся стран, по данным Всемирного банка. Колумбия приобрела невиданную для себя роль в международных отношениях, за что я благодарю Францию и другие европейские страны. Теперь мы входим в ОЭСР. Мы — единственная латиноамериканская страна-член НАТО и входим в число основателей Тихоокеанского альянса, самой успешной на континенте программы экономической интеграции.

- Поражение на референдуме о мирном процессе с ФАРК 1 октября 2016 года и избрание Ивана Дуке вашим преемником не стали для вас провалом?

— Вовсе нет. Нам удалось пересмотреть соглашение, внеся в него 95% поправок, которые были предложены сторонниками «нет» на референдуме. Оно было принято подавляющим большинством в парламенте и Конституционном суде, и это означает, что никто не сможет пойти против этих договоренностей в течение трех ближайших президентских сроков.

- Некоторые критикуют проволочки с реализацией соглашений, в частности с распределением земли и переходом бывших территорий ФАРК государству.

- Это нормальная критика, поскольку ожидания всегда больше возможностей. Как бы то ни было, все соглашения сводятся к демобилизации, разоружению и реинтеграции. В Колумбии это было реализовано на 100%. Доказательством тому служит фотография бывшего главнокомандующего ФАРК, который впервые в жизни пришел на выборы. В парламенте сейчас заседают пять депутатов и пять сенаторов от ФАРК. В любом случае, договоры ставят перед собой более масштабные цели. Обе стороны впервые договорились о переходной системе правосудия в соответствии с параметрами римского статута для недопущения безнаказанности. Но, как гласит колумбийская поговорка, «Поспешишь — людей насмешишь» (Del afan no queda sino el cansancio).

- Производство коки значительно выросло за последние годы. Почему?

— Новость о включении в соглашение темы наркотиков и о добровольном замещении незаконных культур стала толчком к расширению посадок коки. Выращивающие ее семьи расширили посадки, чтобы получить большее пособие для их ликвидации. Кроме того, девальвация песо сделала торговлю кокой более рентабельной. Наконец, потребление в мире тоже значительно выросло. Мы на протяжении 35 лет пытались искоренить посадки коки, но нам не удавалось этого добиться, поскольку площади сразу же засеивались вновь с подачи ФАРК. Сейчас ФАРК участвует в реализации плана замещения. Это единственный способ добиться того, чтобы Колумбия перестала быть первым экспортером кокаина. Но должен сказать, что ответственность лежит и на других. Страна не может в одиночку бороться с наркоторговлей. Мир объявил эту войну 45 лет назад и проиграл ее. Все страны должны признать свою ответственность в этой сфере и сформировать новую стратегию.

- Ваши рейтинги высоки за пределами Колумбии, но при этом низки в самой стране. С чем это связано?

— Для меня примерами служат два государственных деятеля: де Голль и Черчилль. Следует принимать необходимые, а не популярные меры. История признала заслуги двух этих людей. Здесь в Колумбии люди начинают признавать, что я сделал. По данным проведенного на этой неделе опроса, политику правительства одобряют 48% населения, а мой рейтинг поднялся с 25% до 40%.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.