Как совместить мягкую силу, молодежь и проблематичный Крымский полуостров, который был аннексирован у Украины в 2014 году? В Кремле считают, что нашли решение в виде особого детского лагеря. «Артек» вот уже более века существует неподалеку от Ялты. Если в прошлом тут воспитывали юную советскую элиту, теперь Москва превратила лагерь в витрину русского мира.

«Артек» занимает площадь в 218 гектаров в солнечной бухте на южном побережье Крыма. «Это больше, чем Монако», — хвалится его директор Алексей Каспржак. Каждой эпохе — свое. Стоящая в центре лагеря огромная (19 метров!) статуя Ленина потеряла былой блеск. Детей больше не просят вспоминать о «дедушке Ленине». Теперь все их внимание посвящено занятиям спортом: скалолазание, теннис, хождение под парусом… Инвентарь абсолютно новый, а размещают их в комнатах на шесть человек в прекрасно отремонтированных зданиях. «Артек» принимает на протяжении всего года группы детей в возрасте от 8 до 17 лет сроком на 21 день. Летом их число достигает 4 000, а зимой — 2 500.

Больше всего иностранных гостей (450) тут бывает в июле, когда мы и посещаем лагерь. В их числе есть и несколько десятков французов, например, 13-летняя парижанка Кателина. Она ненадолго откладывает ракетку, чтобы поделиться прекрасными впечатлениями об «Артеке»: «Я уже была тут в прошлом году. У меня много друзей, я отдыхаю и веселюсь». Кателина попросила маму отправить ее в лагерь после рассказов подруги. Та согласилась, поскольку она сама русская и, как и подавляющее большинство рожденных в СССР, наслышана об «Артеке» как о недостижимом рае. «Маме пришлось немало потрудиться, чтобы посольство России в Париже согласилось отправить меня сюда». Кателина не чувствует себя тут чужой, потому что каждый год ездит к родственникам в Россию и по средам занимается русским в Париже. Почти у всех французских детей, с которыми нам удалось поговорить в «Артеке», есть хотя бы один русский родитель, и они говорят на двух языках. «Тем, кто не знает языка, труднее интегрироваться, — считает 12-летняя Мари, которую отправила в лагерь ее русская мама. — Но мы помогаем им, как и студенты-переводчики».

«В настоящий момент 50 из 450 иностранных детей не говорят по-русски, — рассказывает Андрей Макаров, исполнительный директор Фонда поддержки МДЦ „Артек" (на этой государственной организации лежат обязанности по привлечению, отбору и финансированию поездок иностранных детей). — Родители платят только за проезд до „Артека". Мы берем на себя все остальное». Это инвестиции в будущее. «Чем больше людей знают об „Артеке", тем лучше. У этих детей лояльное отношение к России», — считает Макаров, предпочитая не распространяться насчет информационных каналов. «Я не могу назвать организации, которые помогают нам найти детей», — говорит он.

Некоторые из них все же присутствуют в «Артеке», например, русская культурная ассоциация Страсбурга «Арт-Радуга», которую представляет ее директор Елена Коскина. «В этом году, как и в прошлом, мы отправили в „Артек" десять детей, — говорит она. — Спрос в пять раз выше, и нам хотелось бы, чтобы фонд повысил квоты». «Не нужно бояться ехать в Крым и верить тому, что пишут газеты», — продолжает эта уроженка Севастополя, которая с детства мечтала попасть в «Артек».

Лагерь уже завоевал репутацию в пророссийских или симпатизирующих Москве кругах. Башар Асад недавно признал, что в прошлом году отправил своих детей в «Артек». В любом случае, в «Артеке» не занимаются политикой, утверждает его директор, уязвленный отказом министра образования Франции встретиться с ним. «Мы хотим больше свободы. Дети берут на себя инициативу, а наша задача — помочь им раскрыть потенциал». Никакой политики, значит? Однако здесь каждый год проводится референдум в годовщину знаменитого голосования 16 марта 2014 года, которое послужило основанием для легитимации аннексии полуострова Россией.

Кроме того, детям предложили разыграть Нюрнбергский процесс, на котором судили высшее нацистское руководство. Украина же постоянно принижается в заявлениях взрослых и на фотографиях «Артека» до 2014 года. Наконец, в магазинах лагеря повсюду продаются футболки с изображением Владимира Путина и надписью «Я читаю ваши мысли».

Кремль потратил 360 миллионов евро на такое воспитание молодежи. Госзаказ, кстати говоря, получила компания Аркадия Ротенберга, друга детства Владимира Путина. Именно он построил и огромный мост, который с этого года связывает Россию с Крымом.

Кремлю хотелось бы, чтобы эти инвестиции в конечном итоге вылились в признание российского суверенитета в Крыму. «Артек» на свой лад способствует этому с помощью инициативы с громким названием «Детская ассамблея ООН» под эгидой российского МИДа. Она была запущена без согласия ООН и тем более Украины, которая оспаривает аннексию полуострова Россией в 2014 году.

Постоянный представитель России в ООН Василий Небензя прибыл туда 26 июля, чтобы придать официальный вес мероприятию, которое представлялось государственным телевидением как дипломатический успех. Группу европейских журналистов пригласили в «Артек» (с полной оплатой расходов), чтобы разнести новости за пределами страны. «Думаю, дети, которые приехали сюда, быстрее расскажут правду о Крыме», — считает дипломат. К настоящему моменту в результате активного дипломатического давления Москвы только десять стран (все они — близкие союзники) признали Крым частью России. Этим и объясняется использование «гибридных» методов, как в случае детей из «Артека».