Два боевых вертолета с рокотом пролетают над рекой. Слышны выстрелы. Солдаты с лицами в камуфляжной раскраске штурмуют склон. В шлемах, бронежилетах, с автоматами, рацией, ножами, флягами они прячутся в зарослях камыша. И вот к берегу мчатся танки, где почти в это же время из воды десантируются плавающие танки болотного цвета. Высокотехнологичные «плоты» перевезут солдат и технику на другой берег  —  там залпы орудий становятся громче.

За всем этим наблюдают операторы, репортеры и американский майор с идеальными белоснежными зубами. Горячий летний день на Немане рядом с Каунасом. Неподалеку отсюда Литва граничит с Россией, Польшей и Белоруссией. Выстрелы, вертолеты, плавающие танки  —  все это часть учений НАТО под руководством американской армии.

Майор, выросший в Огайо и несущий службу в Баварии, сейчас руководит учениями в Литве. Он говорит: «Мы сюда не развлекаться приехали, это реальная миссия». В ходе учений отрабатывается отвоевывание потерянных территорий. А кто враг? Американский майор не говорит этого, как и британские и немецкие солдаты, переправившиеся через реку. Ответ должны давать политики, сказал один танкист.

Спустя месяц Манфред Хофманн сидит в казарме в Щецине, в 700 км к западу, в Польше. Хофманн также не является политиком, но у него такой военный ранг, что он может себе позволить публично комментировать ситуацию.

«Понятно, что речь идет о России»,  —  говорит он тихо, почти мягко.

Хофманн в форме защитного цвета, черных сапогах и очках без оправы  —  генерал-лейтенант немецких сухопутных войск и командующий многонациональным корпусом НАТО в Щецине. Он — один из офицеров Бундесвера высшего ранга. То, что пишет Хофманн, читают в ведомствах министра обороны Урсулы фон дер Ляйен и генсека НАТО Йенса Столтенберга.

Хофманн держит под контролем внешнюю границу НАТО с Россией и ее союзником Белоруссией протяженностью 2 100 км. Почти каждую неделю он посещает военные базы союзнических войск от Щецина в Польше до Нарвы в Эстонии. Если случится «инцидент», как говорит Хофманн, и российская армия вторгнется в страны Балтии и будет приведена в действие статья 5 договора НАТО, тогда Хофманн будет принимать решение о том, как крупнейший военный альянс истории будет реагировать на агрессию. До того момента, как 29 глав стран НАТО примут решение, Хофманн будет координировать действия 35 тысяч солдат.

С Крымом все произошло быстро

Согласно статье 5 Североатлантического договора, нападение на члена альянса расценивается как нападение на все страны НАТО  —  и ответный удар будет осуществлять весь альянс. Но на протяжении последних месяцев Дональд Трамп публично подвергает сомнению то, действует ли это обязательство все еще по отношению к американцам. Американский президент говорит, что европейцы должны повысить свои взносы, если хотят получить защиту своих ВС. Что касается страны-члена НАТО, Турции, то вообще неясно, ощущает ли президент Реджеп Тайип Эрдоган свою ответственность. «Генерал Хофманн, вы хорошо спите?»  —  спрашивает журналист.

«Не беспокойтесь,  —  говорит Хофманн.  —  Прекрасно». Как правило, он ложится спать в 23.30. Но, тем не менее, нужно быть в состоянии готовности, быть бдительным и решительным. На примере Крыма Запад в 2014 году увидел, что может быть достаточно одних выходных  —  и вот полуостров теперь принадлежит России, говорит генерал.

Польша вступила в НАТО в 1999 году, в 2004 году к альянсу присоединились граничащие с Россией Литва, Латвия и Эстония. Это стало афронтом со стороны Запада не только с точки зрения Путина. В Москве хотят предотвратить расширение НАТО на восток, а конкретно, вступление Украины. В том числе и поэтому на полуостров были отправлены российские солдаты.

Путин рассматривает страны Балтии как российскую зону влияния, этого опасаются многие на Западе. Как и на Украине, в Литве, Латвии и Эстонии есть русские общины. Прежде всего, в последних двух странах они действительно сталкиваются с дискриминацией. После распада СССР русскоязычные жители стран не были уравнены в правах с этническими латышами и эстонцами. До сегодняшнего дня русскоязычных жителей балтийских стран подозревают в отсутствии лояльности к их новой родине. Путин заявил, что права русскоязычных соотечественников будут защищаться и в странах Балтии. Премьер Польши Матеуш Моравецкий заявил, что для оказания сопротивления России европейцам нужно «больше боевых танков». Работа Хофманна заключалась бы при этом в решении, против кого танки должны открыть огонь.

60 аналитиков делают оценки на основе поступающей информации из России

Еще до 2014 года войска, находящиеся в подчинении корпуса Щецина, были сформированы таким образом, что они могли бы отправиться на войну через 180 дней подготовки. Сейчас же достаточно 30 дней, а для командования Хофманна  —  три дня.

«Критический фактор  —  это быстрота,  —  говорит Хофман.  —  Кто быстрее сможет занять территории?». Балтийские страны слишком маленькие, от российской границы до Балтийского моря всего два-три часа езды. В штаб-квартире НАТО в Щецине, где службу несут 450 солдат — в основном, поляки, датчане, немцы, 60 аналитиков ежедневно ищут в открытых источниках информацию о передвижении российских войск, покупках вооружений, мероприятий по строительству.

Хофманн родом из Кайзерслаутерна, его семья все еще живет в Рейнланд-Пфальце. После окончания школы в 1974 году он пошел в Бундесвер, учился в университете Гамбурга, работал в министерстве обороны, в 2004 году отправился в Боснию, в 2015 году принял командование войсками НАТО в Щецине. Здесь IT-специалисты трижды в месяц предупреждают его о возможных кибератаках. Телефон на комоде в его кабинете и мобильный телефон на кофейном столике защищены от прослушивания. Служебная квартира прошла проверку полицией.

Для российских спецслужб Хофманн  —  цель высшего класса. Если его кто-то фотографирует, следит за его машиной, если ему покажется странным какой-то разговор за стойкой в баре, об этом должны узнать эксперты безопасности НАТО.

64-летний солдат встает в 5.30 утра. Иногда утром он делает зарядку — раньше он занимался айкидо, чем можно объяснить спокойствие Хофманна. В 7.30 утра он уже в своем кабинете, немного позже начинается утреннее совещание. Руководящие офицеры подготовили обзор прессы. В течение дня обсуждаются условия заказов техники, посещения войск по всей Восточной Европе, планирование учений с другими командующими, в 20.00 Хофманну докладывают об основных событиях дня, в 21.45 — об основных темах.

Артиллерийский огонь — на Немане поднимается дым

На противоположном берегу Немана поднимается дым, боевые вертолеты приземлились, еще пара секунд сильного артиллерийского огня. Плавающие танки покидают берег вниз по течению, танки едут через заросли. Условный противник был изгнан при помощи холостых зарядов. Похоже, что некоторые солдаты сооружают командный пункт из внедорожников.

Майор довольно улыбается. Кузнечики стрекочут, бабочки летают, садится аист. На склоне собрались любопытствующие из соседней деревни. Молодой человек говорит: «Когда-нибудь дойдет до того, что придут русские». «Да нет,  —  говорит мужчина более старшего возраста.  —  Это маловероятно». «Им это в любом случае не удастся»,  —  говорит женщина.  —  Или удастся?» Ее взгляд направлен на другую сторону реки, к танкам. Две ее дочери с мороженым в руках наблюдают за солдатами в полном обмундировании, которые еще находятся на этом берегу. Некоторые мужчины остаются смотреть, пока к вечеру их не окружат комары.

Города, расположенные между лугами и березовыми лесами стран Балтии, раньше представляли собой скопление разных народов. Вряд ли где-то еще были столь процветающие еврейские общины. Затем за господство начали бороться прибалты, поляки, русские, немцы. Согласно Версальскому мирному договору 1919 года, Неман был объявлен международной рекой, что не признали нацисты. Спустя 20 лет они отвоевали Неман у Литвы. СССР завоевал эту территорию в 1944 году, с 1990 года она принадлежит независимой Литве.

Почему учения проходят на этой реке? Место учений находится перед участком литовско-польской границы длиной всего 75 км. В одном часе езды на Западе находится российский город Калининград, в одном часе на юг  —  Белоруссия, союзник Москвы. В НАТО некоторые опасаются, что Россия в случае начала войны может первым делом оккупировать этот литовско-польский коридор, и тогда территории Балтии были бы отрезаны.

Кроме того, Хофманн обращает внимание на то, что в Европе в среднем каждые три километра встречается река. Отработка преодоления реки на тяжелой технике необходима, если НАТО хочет чувствовать себя уверенно. Хофманн верит в фактор сдерживания. «Но сдерживание помогает только тогда, когда понятно, что отработанные сценарии в любое время могут быть реализованы».

Этого в последнее время не хватало. В прошлом году Хофманн злился, читая ежедневный обзор  —  казалось, в бундесвере ничего не может летать, стрелять и плавать. Вертолеты, орудия, подводные лодки  —  лишь некоторые из них были в состоянии боеготовности.

Солдаты НАТО уверенно говорят по-английски

«Правительство ФРГ поняло это,  —  говорит Хофманн.  —  Становится лучше». Но для него этого недостаточно. Например, санитарная служба бундесвера  —  одна из лучших в мире, но, к сожалению, она слишком малочисленная для реальных боевых действий. А танки «Леопард» в Германии ездят на дизеле, а в Норвегии  —  на керосине. Даже в ходе маневров обеспечение горючим становится затруднительным, не говоря уже о военных действиях.

Хофманн ежедневно занимается подобными вопросами. Как мне согласовать между собой хорватскую роту с немецкой радиосвязью и литовской сетью? Он хотел бы большей операционной совместимости, говорит генерал. Это означает, что техника, маневры, горючее отдельных армий должны быть лучше совместимы друг с другом. То, что все солдаты должны уверенно разговаривать по-английски, разумеется само собой.

Литовские солдаты, участвующие в учении на Немане, помимо английского, часто говорят по-русски. В стороне стоит один из самых высокопоставленных генералов литовской армии Виталиюс Вайкшнорас. Когда гул пулеметов слабеет, он приближается к репортерам, которые в основном работают на восточно-европейские каналы и издания, и приезд которых  —  так же, как  и газеты «Тагесшпигель» (Tagesspiegel)  —  был организован НАТО. «Литва должна уметь быстро реагировать,  —  говорит Вайкшнорас.  —  И отработать каждый сценарий». Мы совместными усилиями защищаем восточную границу НАТО, ни один союзник не может себе позволить слабость.

«Если сотрудничество в рамках НАТО улучшается, работает сдерживание, тогда не будет войны с Россией?»,  —  спрашивает журналист.

«Было бы лучше, если бы Запад сделал Россию партнером по сотрудничеству»

«Война стала бы катастрофой для Европы, для мира,  —  говорит Хофманн.  —  Ее не будет, потому что есть наша сплоченность». В Москве видят, что за странами Балтии стоят большие страны НАТО. Тем политикам, которые утверждают, что Путин вскоре пойдет на Нарву, русскоязычный город на востоке Эстонии, Хофманн возражает: «Я так не думаю. Нужно показать военным авантюристам, что они слишком многим рискуют».

Возможно, Хофманн прав, когда утверждает, что сдерживание может привести и к диалогу. После того как Трамп и Путин недавно встретились, американский министр обороны заявил, что хотел бы поговорить со своим российским коллегой. Развитие и различные процессы в российской армии Хофманн считает «очень систематичными».

Хофманн однажды бывал в Москве, это была частная поездка в 2005 году. «Впечатляюще,  —  говорит он.  —  Чистота, метро». Сейчас же он сможет отправиться в Россию, только если ему даст разрешение министерство обороны после согласования с немецкими спецслужбами.

Если все пойдет по плану, Хофманн осенью оставит службу по возрасту. К этому времени НАТО будет проводить одно из крупнейших учений  —  40 тысяч солдат проведут учения в Норвегии — снова в стране, граничащей с Россией.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.