Милорад Додик, еще один представитель деструктивного штурмового отряда, прячущегося под юбкой Марии Захаровой и ее руководителей, заявил, что он и те, кто отправили его сюда, видят «Республику Сербскую и Сербию единым государственным и политическим пространством». За эти слова его вознаградили аплодисментами, и никто ничего не возразил. В конце концов, этого неприятного и горластого деревенщину туда и привели для того, чтобы он вслух произнес то, что думает официальный Белград, но не решается публично сказать. Таким образом, Боснию и Герцеговину по-прежнему не признают государством, и в прошлое так и не ушли все те великодержавные намерения и территориальные претензии, из-за которых началась война и пострадали миллионы. Границы на Балканах не окончательны. Если потребуется, то для их изменения не побрезгуют насилием, и особенно жестоки будут к тем наивным, кто верит в гарантированные мир и стабильность. Спи спокойно, усталая Европа. Балканы — в «надежных» руках восточных автократов и их местных марионеток.

Душко Радович как-то сказал: «Позаботьтесь о своей фамилии. Она проживет дольше вас и ответит за все глупости и ошибки». А что, если, задумайтесь, речь идет о государстве? Но Ивица Дачич, этот рыхлый русофил и популист, осколок преступного режима Милошевича, о подобном совете не думает. Если уж он решил опозориться, то делает это с полной отдачей и без колебаний. К несчастью для самого проблематичного государства в регионе, Дачич возглавляет дипломатию Сербии, и его склонность к самоуничижению уже не является его личной проблемой или фетишем человека с портфелем, ознакомиться с содержимым которого органы правосудия не имеют права.

«…знаменитая девушка в белом…»

В последние дни воодушевление Ивицы Дачича достигло пика, ведь Сербию посетила самая дорогая гостья — первая «старлетка»-пресс-секретарь путинской дипломатии Мария Захарова. Поводом для ее визита стал фестиваль трубачей в Гуче (говоря словами Джоджа Балашевича, «парад пьянства и китча»; кстати, он же назвал Захарову «знаменитой девушкой в белом»). Право любого пресс-секретаря, из российского или какого-то другого министерства, — провести свой отпуск в захолустном болоте сербской провинции. От пресс-секретаря, только озвучивающего чужие тексты, многого и не ожидают. Кстати, в Сербию и Гучу приезжают тысячи граждан западных стран, чтобы уйти в «отрыв». Конечно, никто из них не поедет в Сербию лечиться или учиться. С другой стороны, когда слушаешь Йоханнеса Хана, человека, который мог расти на концертах Венской филармонии, конечно, Захарова кажется дамой, которая понимает зачитываемые ею тексты. И я уже не говорю о Жан-Клоде Юнкере и его преданности собственным порокам.

Проблемой для Сербии стало то, что Ивица Дачич решил применить свой китчево-порнографический стиль ведения политики в официальной дипломатической коммуникации. Его раболепное и услужливое отношение к пресс-секретарю Министерства иностранных дел России — это пощечина сербскому государству и оскорбление всех его граждан. В дипломатии и международных отношениях — кто-то должен объяснить это Дачичу — есть свои строгие правила и четкая иерархия. У Дачича лично есть право унижаться, но как министр иностранных дел суверенного государства он не имеет права играть роль мальчика на побегушках у Марии Захаровой.

Неслыханно, чтобы министр иностранных дел суверенного европейского государства проводил пресс-конференцию в связи с приездом пресс-секретаря какого-то иностранного министерства. Самоуничижение подданных не нравится даже господам. Трагизм всей этой ситуации усугубляет тот факт, что именно в этом году отмечается 70-летняя годовщина Резолюции Информбюро (1948 год). Тогда Югославия, идя на огромный риск, освободилась от имперских оков Москвы, после чего сформировались условия для самого успешного периода развития народов на югославском пространстве за последнее время. С момента освобождения в 1948 году, которое сыграло важнейшую роль как для самой Югославии, так и для всей планеты, в отношениях с Москвой Белград строго соблюдал принципы равноправия и паритета вплоть до распада Югославии в 1991 году. Ни до 1948, ни после 1991 года такого уже не было.

Но пост, который сегодня занимает и компрометирует Ивица Дачич, тогда занимали исполины: Коча Попович, Марко Никезич, Мирко Тепавац… Стоит вспомнить героическую борьбу главы югославской дипломатии Мирко Тепаваца, которую в 1971 году он вел со всемогущим лидером Леонидом Брежневым в Белграде, всего через три года после того, как сто тысяч русских танков вторглись в Чехословакию. Тепавац отстаивал в совместном коммюнике слово суверенитет. Сколько решительности, мудрости и храбрости он проявил, отстаивая равноправие и достоинство Югославии, которая благодаря этому снискала уважение в мире. Плачут ли стены и залы на улице Неманина и в Палате Федерации, когда в них входят нынешние авторы и участники внешней политики Сербии?

Русский квислинг

Тем не менее наиболее трагичным было содержание выступления Дачича на пресс-конференции с Захаровой. Скомпрометировавший себя русский квислинг, фотографироваться с которым соглашаются только представители стран-изгоев третьего мира, совсем отпустил «тормоза» и заговорил языком преступного режима 90-х годов прошлого века, пресс-секретарем которого он являлся. В истеричном, фамильярном стиле Дачич вопил о враждебном Западе, который изменил границы Сербии, к удовольствию Захаровой, «миролюбивая» родина которой, как нам известно, никогда насильно не перекраивала международно признанные границы суверенных государств, за исключением Молдавии, Грузии, Украины, Сирии… По-видимому, вскоре она собирается проделать то же и в Боснии и Герцеговине.

Обвиняя Запад, Дачич заявил, что стыдно должно быть тем, кто утверждает, что больше границы не меняются, «ведь те, кто нарушил нашу границу, открыли ящик Пандоры. Они нарушили нашу границу, а потом вспомнили, что больше границы не меняются. Вы открыли ящик Пандоры, и нечего больше об этом говорить. Как вам не стыдно, лицемеры?» Какую храбрость проявил Дачич, прячась под юбкой Марии Захаровой. Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Как в плохом анекдоте про зайца и медведя. Вот оно — достоинство современной сербской дипломатии!

Хуже всего у представителей нынешнего режима в Белграде дела обстоят с исторической хронологией. В представлениях Ивицы Дачича это Запад изменил границы на Балканах, признав независимость Республики Косово в 2008 году. Мальчик на побегушках у Захаровой «забывает», что в соответствии с положениями всех югославских конституций, следуя буквально всем важнейшим характеристикам югославского федерализма, комиссия Бадинтера в 1991 году постановила, что республиканские границы равны государственным (так же они определяются в югославских конституциях) и что Югославия может «разъединиться», не трогая межреспубликанских границ.

Республики были федеральными государствами в рамках федеративной Югославии. Слободан Милошевич, шеф и образец для подражания Дачича, отказался тогда подписывать заключительный документ Гаагской конференции (1991 год), тем самым де-юре разрушив югославские границы. А вскоре он ввел танки Югославской народной армии, которую предварительно взял под контроль. Так Милошевич де-факто физически разрушил границы суверенных государств: Хорватии и Боснии и Герцеговины. Издевательства Милошевича над соседями продолжались четыре года.

Запад не решился прервать этот великодержавный поход, что привело к 130 тысячам погибших, десятками тысячам изуродованных и изнасилованных женщин и мужчин и к двум миллионам беженцев, вынужденных покинуть свои дома. В конце концов побежденного Милошевича заставили признать соседние государства в их международно признанных границах (времен Антифашистского вече народного освобождения Югославии — АВНОЮ!). Но принцип, который ввела Сербия Милошевича (разрушение и деструкция границ АВНОЮ), вскоре обернется против нее самой. С 1999 года побежденная и разоренная Сербия прилагает все силы, чтобы сохранить собственную утраченную границу, установленную АВНОЮ, на юге. Циник сказал бы: «Qui gladio ferit gladio perit» («Поднявший меч от меча и погибнет»).

Осыпанные цветами танки в Белграде

Что касается исторической хронологии, то не лучше в Сербии обстоят дела и с пятым августа, годовщиной хорватской операции «Буря». Эта операция хорватских вооруженных сил стала последней главой в войне, которая тогда и закончилась — в 1995 году. Готовясь к конфликту, Белград постоянно запугивал хорватских сербов с помощью своей режимной пропаганды, утверждая, что вот-вот усташи начнут их преследовать, как во времена Второй мировой войны. Или гонения якобы начнет новое националистическое правительство в Загребе, которое целенаправленно разрушает социалистическое наследие и в политическом отношении хочет превратить Хорватию в эксклюзивное государство для хорватского народа.

Войну начали болваны. Танки Югославской народной армии, которая еще подчинялась Милошевичу, утратив свой югославский характер, до основания разрушили Вуковар, но в Белграде их осыпали цветами. После взятия в Овчарах начались страшные преступления, которые реконструированы благодаря многочисленным судебным процессам. Вскоре Югославская народная армия Милошевича захватила треть территории Хорватии. Оттуда изгнали почти все хорватское население (по данным Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (UNHCR), 550 тысяч человек). Было совершено множество преступлений. У войны есть своя динамика и своя хронология. Официальная Сербия хотела бы все свести к «Буре» и сказать, что весь сербско-хорватский конфликт 1991 — 1995 годов ограничился «Бурей».

© AP Photo, Theodor Frundt
Танки хорватской армии возвращаются в Загреб после операции «Буря»
Но не было бы «Овчар», не было бы и «Бури». В событиях истории всегда есть причинно-следственная связь. Никто не может оправдать преступления, совершенные во время «Бури», и официальная Хорватия совершает непростительную ошибку, отрицая эти преступления. Но говорить, что «Буря» то же самое, что и холокост, — значит заниматься безответственной и популистской риторикой. Холокост — уникальное историческое явление, поэтому он несопоставим ни с чем. Поэтому и название у него отдельное.

Особый цинизм прослеживается в том, что те же люди, которые сегодня оплакивают судьбу сербов Сербской Краины, толкнули их на войну, воздействуя пропагандой, деньгами, снабжая оружием. А потом, выторговывая территории, просто бросили их на произвол судьбы. Вот что привело к печальным фотографиям, на которых — люди, вся прежняя жизнь которых оказалась на тракторных прицепах. Политика, которая разрушила их жизнь, теперь снова их подстрекает, сбивает с толку и использует.

На упомянутом мероприятии в Бачка-Паланка, организованном правительством Сербии, Милорад Додик, еще один представитель деструктивного штурмового отряда, прячущегося под юбкой Марии Захаровой и ее руководителей, заявил, что он и те, кто его отправили его сюда, видят «Республику Сербскую и Сербию единым государственным и политическим пространством». За эти слова его вознаградили аплодисментами, и никто ничего не возразил. В конце концов, этого неприятного и горластого деревенщину туда и привели для того, чтобы он вслух произнес то, что думает официальный Белград, но не решается публично сказать. Таким образом, Боснию и Герцеговину по-прежнему не признают государством, и в прошлое так и не ушли все те великодержавные намерения и территориальные претензии, из-за которых началась война и пострадали миллионы. Границы на Балканах не окончательны. Если потребуется, то для их изменения не побрезгуют насилием, и особенно жестоки будут к тем наивным, кто верит в гарантированные мир и стабильность. Спи спокойно, усталая Европа. Балканы — в «надежных» руках восточных автократов и их местных марионеток.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.