Вокруг перспектив возможной дестабилизации ситуации в Азовском море со стороны России уже который день идут нешуточные споры. В кабмине такую атаку расценивают как вполне реальную угрозу. Но действительно ли стоит ожидать «морского боя»?

Россия на протяжении пяти месяцев терроризирует украинские суда в Азовском море — еще в апреле РФ усилила там свой флот кораблями и вспомогательными судами, а также активизировала береговую охрану. Как сообщали тогда в Госпогранслужбе Украины, усиление российского присутствия связано с задержанием украинскими пограничниками рыболовецкого судна «Норд» в акватории Азовского моря.

Позднее остановкам со стороны российских «пограничников» стали подвергаться все суда, следовавшие в Мариупольский порт, причем не только украинские, но и европейские. Ситуация с контролем суден усугубилась после открытия Крымского моста, который фактически перекрыл «дорогу» для крупных кораблей через пролив в территориальные воды Украины Азовского моря.

Это обстоятельство обеспокоило даже США. «Мост представляет собой не только попытку России закрепить незаконный захват и оккупацию ею Крыма, но также препятствует судоходству, ограничивая размер кораблей, которые могут проходить через Керченский пролив — единственный путь, чтобы достичь территориальных вод Украины в Азовском море. Мы призываем Россию не препятствовать судоходству», — заявляла представитель Государственного департамента США Хизер Науэрт.

Именно как блокаду и возможную угрозу с моря расценили действия РФ и украинские власти. Правда, эту мысль в высоких кабинетах стали озвучивать только сейчас. В частности, секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов буквально на прошлой неделе высказался по поводу возни РФ в акватории Азова, отметив, что военно-политическое руководство РФ рассматривает Азово-Черноморский регион как важный плацдарм для своей дальнейшей экспансии. «Мы видим попытки РФ фактически начать военно-экономическую блокаду Азовского побережья Украины», — сказал он, добавив, что наиболее угрожающим для РФ является именно Мариупольское направление, «где не исключается проведение врагом как сухопутных, так и морских десантных операций вдоль Азовского побережья».

Россия, безусловно, может повысить давление в акватории Азова, но тогда начнутся локальные боевые действия, которые могут спровоцировать более глубокий вариант ведения боевых действий и перерасти в широкомасштабную войну. Однако, по словам генерала-лейтенанта запаса, экс-заместителя начальника Генштаба ВСУ Игоря Романенко, сейчас это России не выгодно. Путин ищет для себя возможности решить вопросы более дешевым способом, главным образом, путем переговоров с европейцами и американцами за спиной у Украины.

При тех санкциях и экономических потерях, которые сейчас испытывает Россия, Путин вряд ли решится на новый этап войны в Украине. «Он не делает сейчас ставки на военный конфликт, поскольку это бы не осталось незаметным — чтобы провести подобную операцию, нужно создать группировку и дать ей все необходимые средства: солдат, корабли, склады. Кроме того, он не готов к официальному признанию России агрессором со своей стороны», — говорит военный эксперт Института Евроатлантического сотрудничества Игорь Козий.

Не видит смысла в прямом российском вторжении с моря и заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий Юрий Грымчак. По его словам, в России понимают, что «зеленые человечки» по крымскому сценарию использовать не выйдет — Украина изменилась и сомнений «стрелять или не стрелять» в них здесь уже ни у кого не будет. Гораздо более выгодной для РФ тактикой является выжидание и раскачка Украины изнутри — чтобы грядущие президентские и парламентские выборы в нашей стране проходили по нужному России сценарию и с предсказуемым результатом.

К тому же, вполне вероятно, что истинной целью «связывания рук» Украины в Азовском море является вовсе не наступление и захват акватории. Экс-председатель Донецкой ВГА Павел Жебривский считает, что, блокируя Азовское море, российская сторона пытается давить на Украину для того, чтобы получить водоснабжение в оккупированном Крыму: «Путин таким образом хочет надавить на Украину, чтобы получить, в первую очередь, воду для Крыма. Ведь основная проблема полуострова — это вода. И понятно, что Путин вызывает такое давление, блокируя Мариуполь, Бердянск… Особенно болезненно бьет по Мариуполю и Донецкой области, потому что там работает завод им. Ильича, завод «Азовсталь», другие предприятия».

Тем не менее, бдительности терять явно не стоит. По мнению британского военного эксперта, полковника в отставке Глена Гранта, блокировка захода судов в Мариуполь — часть российской тактики. «Именно такова тактика: фактически подавить там любые попытки торговли, превратить ту часть Азовского моря на российскую. И так действительно будет, если Украина не начнет предпринимать хоть какие-то меры. Азовское море просто станет российским», — объяснил Грант.

С другой стороны, по словам генерала-лейтенанта запаса, экс-заместителя начальника Генштаба ВСУ Игоря Романенко, за последний год РФ существенно усилила свое присутствие в Азовском море, заведя туда около 60 боевых кораблей и катеров. Особое беспокойство вызывают два ракетных катера, оснащенных крылатыми ракетами «Калибр», переброшенные Россией из Каспийского в Азовское море. Именно их российские войска использовали во время военных действий в Сирии. «Этими ракетами могут, при необходимости, перекрывать чуть ли не всю Украину. Ибо дальность они уже показали на 1500 км, а фактически это российский аналог американского «Томагавка», то есть это может быть до 2500 км — и накрывать всю Украину», — пояснил офицер.

Но, по мнению военного эксперта, полковника запаса Олега Жданова, эти ракетные суда вовсе не предназначались для атаки на Украину. «Это, скорее, было сделано для усиления российского присутствия в Сирии, что Путину сейчас более важно, так как, если в Сирии начнется новая арабо-израильская война, стратегической целью будет выбивание Ирана с целью сместить его с международного нефтяного рынка, что, по сути, даст США карт-бланш на формирование мировых цен на нефть. А это невыгодно для России», — считает он.

У Украины, в свою очередь, хоть и нет собственных боевых кораблей, но это, считают эксперты, учитывая специфику акватории Азовского моря, не обязательно. Ведь, с точки зрения планирования морской десантной операции, Азовское море почти непреодолимо за счет малых глубин, а потому подойти к берегу с моря не так-то просто.

В распоряжении украинских военных есть артиллерийские катера «Гюрза», которые способны работать в условиях такой усадки — все они уже спущены на воду и могут применяться по приказу главнокомандующего. Кроме того, мы также используем сухопутный контингент и проводим необходимые учения, стрельбы из танков с суши по морским целям и адекватно готовим все имеющиеся силы на случай агрессии, в связи с обострением ситуации в Азовском море. Заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука утверждает, что руководство страны изучает разные сценарии разблокирования ситуации в Азовском море, в том числе, и силовой.

«Ситуация очень сложная, но я не могу сказать, что мы его потеряли. Я не готов обнародовать определенные сценарии, которые мы сейчас изучаем, в том числе применение силы для разблокировки. Вопрос очень сложный. И я просто не хотел бы сейчас, не имея определенного решения, рассказывать о будущих действиях», — отметил Тука. Независимо от целей, которые на данный момент ставит перед собой Путин, его задание состоит в том, чтобы максимально отрезать Украину от Азовского моря, о чем свидетельствует активность РФ в течение четырех последних лет. А Украине, за почти три десятка лет так и не закончившей демаркацию морских границ с Россией, после аннексии ею Крыма бездействовать в вопросе охраны своих территориальных вод точно не стоит.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.