Десять лет назад, в разгар Олимпийских игр в Пекине, разразилась война в Грузии. Перестрелки на границе мятежного региона Южная Осетия переросли в полномасштабную войну, когда Россия направила на помощь осетинам войска. За короткое время российские солдаты глубоко продвинулись на территорию Грузии. Соглашение о перемирии вступило в силу 12 августа.

Война продолжалась всего лишь пять дней, но преступления, ее сопровождавшие, продлились гораздо дольше. Еще 20 октября я ходил вокруг дымящихся домов в разрушенной деревне, где происходили грабежи. Там оставались лишь несколько стариков, они рассказали, что их соседей угрозами и насилием заставили уехать.

Осенью 2008 года Хельсинкский комитет проинтервьюировал 60-70 свидетелей и жертв преступлений, таких как казни без суда и следствия, аресты, пытки, изнасилования и грабежи. Наши материалы показывали, что гражданское население подвергалось систематическим нападкам, вероятно, с целью изменения национального состава Южной Осетии.

В военную фазу конфликта обе стороны, по всей видимости, совершали военные преступления в виде нападений на гражданские цели, которые привели к гибели множества людей. В следующую фазу притеснениям подверглось грузинское гражданское население в районах, находящихся под российским контролем.

Около 25 тысяч грузин из Южной Осетии стали внутренними беженцами и по-прежнему не могут вернуться (к себе домой). Иными словами, преступления продолжаются и поныне.

В годы после распада Советского Союза возникшие тогда новые государства стали ареной целого ряда вооруженных конфликтов. Только в Грузии было четыре войны. В Чечне в России произошли два весьма кровавых конфликта, а на Украине и сейчас война. Сотни тысяч людей погибли в войнах, у которых была одна общая черта: преступления остались безнаказанными.

Безнаказанность — движущая сила конфликтов. Когда лидеры безнаказанно могут начинать войны, приносящие им политическую и экономическую выгоду, порог для развязывания новых конфликтов снижается. Примеры — российская оккупация Крымского полуострова в 2014 году и интервенция на востоке Украины.

Во многих из этих конфликтов виновниками военных преступлений являются одни и те же люди: и солдаты, и лидеры.

Война в 2008 году была особенной, потому что Грузия — член Международного уголовного суда в Гааге (МУС). Если Грузия и Россия не могут или не хотят начать расследование, Суд может вмешаться и сам его начать.

В то время как Россия заявила, что не хочет расследовать ситуацию в других странах, Грузия давно сообщила, что провела расследование. В действительности похоже, что обе стороны жаждут безнаказанности — возможно, потому, что у лидеров по обе стороны расследования есть опасения.

Вот почему в 2016 году гамбийский прокурор Суда Фату Бенсуда (Fatou Bensouda) начала расследование войны, несмотря на громкие протесты со стороны России. Решение стало важной вехой в международной уголовной юстиции: женщина из Гамбии привела Суд в Европу и открыла первое дело в Суде, относящееся не к Африке.

Войну в Грузии от всех войн на постсоветском пространстве отличает именно то, что международный суд столкнулся с безнаказанностью. Поэтому расследование, связанное с этой войной, имеет стратегически важное значение. Оно может изменить правила игры в криминализированном регионе и убрать барьер, препятствующий началу новых вооруженных конфликтов — не только в Грузии, но и в Европе в целом.

Норвегия и государства, являющиеся ее единомышленниками, должны оказывать большую поддержку Суду, которому сейчас сложнее, чем когда-либо. Россия ранее демонстрировала отсутствие особого желания сотрудничать с органами юстиции других стран. Свидетелей по делам, касающимся российских властей, убивали и в России, и за границей. Суду нужны ресурсы и политическая поддержка, чтобы добиться результатов.

Будет большой иронией, если тогдашний премьер-министр России Владимир Путин, который, если верить СМИ, лично руководил нападением на Грузию, будет приговорен за преступления в Южной Осетии, а не за бойню в Чечне. С другой стороны, король американских гангстеров Аль Капоне был приговорен за уклонение от уплаты налогов, а не за убийства, за которыми он стоял.

Оге Боркгревинк — старший советник Норвежского Хельсинкского комитета.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.