Начнем с пикантного момента. Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков анонсировал, что в день своей встречи Александр Лукашенко и Владимир Путин посетят в Сочи турнир по боевому самбо. Можно предположить, что инициатором совместной спортивной программы был российский лидер, заядлый самбист и любитель восточных единоборств.

Лукашенко тоже любит бравировать своей спортивностью, но 22 августа, наверное, предпочел бы больше времени оставить на сами переговоры. Которые, вероятно, не обошлись без политического единоборства. В итоге же Путин приехал на турнир без белорусского коллеги, у которого, как пояснил Песков, были другие планы. Но этот момент может говорить и о том, что переговоры не задались.

Перед началом же вечерней беседы с глазу на глаз в резиденции «Бочаров Ручей» белорусский официальный лидер под прицелом телекамер обрисовал двусторонние отношения осторожно: «У нас проблемы есть, которые решаются быстро или долго не решаются. Но новые проблемы, к счастью, не появляются, как я проанализировал, за последнее время».

На фоне информационных атак

Это, конечно, сугубая дипломатия, дежурный реверанс. На самом деле за последние месяцы проблемы обострились и их прибавилось: тут вам и молочная война, и трения в пограничных, визовых вопросах, и тревожные для Минска звоночки в нефтяной сфере, и разногласия по вопросу назначения нового посла в Белоруссии. Причем широкая публика, возможно, еще далеко не все знает.

Вспомним, как возмущался Лукашенко в Гомеле 10 августа: «Россияне ведут себя варварски по отношению к нам… требуют чего-то, как будто мы вассалы у них». А сегодня в Сочи вдруг заявил, что Белоруссия никогда не вступит в состав России.

Как симптом нездоровых отношений можно рассматривать и то, что некоторые российские ресурсы в последнее время вели методичные информационные атаки против белорусского руководителя, делали дискомфортные для него вбросы, не гнушались фейками.

Анонимный телеграм-канал «Незыгарь» и вовсе утверждал, что в Сочи «обсудят обеспечение преемственности власти в Белоруссии», поскольку-де Путин недоволен позицией Лукашенко по ряду принципиальных вопросов и рассчитывает на его добровольный уход.

Но нужно совсем не знать бессменного белорусского президента, чтобы всерьез твердить о его добровольном уходе. По ряду причин близка к нулю в обозримой перспективе и вероятность маленькой победоносной войны против Белоруссии, некоего варианта аншлюса. Чем, по версии конспирологов, Путин мог бы поднять свой поникший рейтинг.

Минск борется за сохранение энергетического гранта

А вот почти наверняка обсуждали в Сочи (другой вопрос, договорились ли) условия поставок энергоносителей. Из недавнего сообщения Рейтер со ссылкой на внутренние документы белорусского правительства следовало, что Москва приостановила выплату по механизму перетаможки нефти, хочет ужесточить условия поставок нефтепродуктов и кредитования. Между тем перетаможка — по сути, этакая гибридная форма субсидирования — давала Минску десятки миллионов долларов ежемесячно. Так что Москва здесь надавила на болевую точку.

Также очень нужен российский госкредит на миллиард долларов в следующем году, когда предстоит много выплачивать по внешнему долгу. Неделю назад Василий Матюшевский, тогда еще первый вице-премьер правительства Белоруссии, признавал, что по этому кредиту с российской стороны «есть вопросы».

Отдельная проблема — последствия налогового маневра в нефтяной отрасли России. В Минске прикинули, что в итоге уже в следующем году белорусский бюджет получит дырку в 300 миллионов долларов, а к 2024-му выпадающие доходы бюджета ежегодно будут составлять около 2 миллиарда долларов. Непонятно также, что будет с ценой газа после 2019 года.

В общем, Минск отчаянно борется за сохранение преференций по углеводородам. А если преференций не будет, то чтобы Москва дала компенсацию. Без этого белорусской экономике, туго завязанной на российские энергоресурсы, резко поплохеет.

Приедет ли послом Бабич?

Очень вероятно, что обсуждалась и ситуация с послами. Кресло главы белорусской дипмиссии в Москве освободилось на днях после того, как Игоря Петришенко в рамках кадровой перетряски правительства назначили вице-премьером. Новым же послом в Минске Кремль хочет видеть Михаила Бабича (президент России Владимир Путин 24 августа назначил Михаила Бабича полномочным послом России в Белоруссии и спецпредставителем президента РФ по развитию торгово-экономического сотрудничества с Белоруссией, — прим. ред.), однако ряд симптомов показывал, что белорусское руководство от этой кандидатуры не в восторге.

У Бабича, конечно, специфический бэкграунд: служил в войсках КГБ, возглавлял правительство Чечни в 2002-2003 годах, когда там шла контртеррористическая операция, а в 2016 году был отвергнут в качестве посла Киевом. К тому же сообщалось, что Бабич может получить еще и статус спецпредставителя президента России. Стали обсасываться версии, что такую фигуру продвигают под некий суровый сценарий усиления российского присутствия в Белоруссии.

Так или иначе, Минск темнил по поводу агремана. После Сочи ситуация должна проясниться. И по тому, приедет ли в Минск Бабич, пожалуй, можно будет косвенно судить, насколько Лукашенко ныне способен сопротивляться нажиму Москвы в ситуациях, когда коса находит на камень.

Появится ли в Белоруссии российская военная база?

Еще одним моментом истины может стать вопрос о военных базах. Показательно, что в Сочи Путин на пресс-конференции по итогам переговоров с президентом Финляндии заявил: Россия должна реагировать на продвижение военной инфраструктуры НАТО, появление элементов ПРО США у своих границ. Между тем удобным плацдармом для такого ответа натовцам московские стратеги давно видят Белоруссию. Перед выборами 2015 года Москва пыталась навязать Лукашенко свою авиабазу в Бобруйске, и белорусский руководитель был вынужден публично отбиваться.

Сейчас вопрос о российских базах может быть поставлен (или уже поставлен) вновь. И в таком случае Лукашенко снова попадает в неловкую ситуацию перед очередными выборами, поскольку белорусы не горят желанием видеть на своей земле иностранные базы. К тому же усиление российского военного присутствия в принципе опасно для Лукашенко с точки зрения его контроля над страной. Если предположить, что Путин сегодня поставил вопрос о базе и Москва станет дожимать, — через какое-то время очень вероятен выплеск эмоций белорусского руководителя в публичную сферу.

Кремль субсидии урежет, но не сведет к нулю

То, что Кремль переводит белорусского союзника на финансово-экономическую диету, очевидно. Российские ресурсы уменьшаются (новые американские санкции — еще один удар), и это объективная причина, по которой Москва становится скупее. Есть и субъективные причины. Публично Кремль о них не говорит, но показательны тезисы, которые используются в информационных атаках на Белоруссию. Мол, союзник ненадежный, соскальзывает, развернулся на Запад (показательно, что Лукашенко заверял Путина в обратном), власти там потакают доморощенным необандеровцам, того и гляди будет майдан и пр.

В общем, кое-кто хотел бы приструнить Лукашенко, сделать более услужливым за меньшую цену. Возможно, отголоском закулисного прессинга и стало недавнее импульсивное признание белорусского руководителя, что россияне «требуют чего-то, как будто мы вассалы у них». Тогда же, 10 августа в Гомеле, Лукашенко заявил, что «в рамках ЕАЭС, куда они нас пригласили, они выполнять свои обязательства не хотят».

Вот с этим сложно. Союз сырой, наспех сколоченный. Много дырок, нестыковок, изъятий. Участники евразийской интеграции падки на протекционизм. И эта поспешность, с которой лепили ЕАЭС, перепрыгивая через ступеньки, не создав нормальную зону свободной торговли, нормальный таможенный союз, еще долго будет вылезать боком.

Но при этом Кремль не заинтересован, чтобы белорусская экономика рухнула. В частности потому, что тогда хаос на территории союзника может стать неуправляемым. А Лукашенко худо-бедно эту территорию держит, в НАТО и ЕС, как бы на него ни клеветали, не пойдет.

Так что глубоко копать под Лукашенко Кремль пока, скорее всего, не станет. И не прекратит субсидировать белорусскую экономику. Хотя и заставит Минск умерить аппетиты. В итоге может стать хуже простым белорусам, но они терпеливые.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.