Пустые обещания Европейского Союза о том, как быстро мы будем продвигаться и однажды станем частью этого сообщества, не сопровождаются никакими конкретными действиями. Это отбивает охоту даже у тех, кто «проповедует» учение ЕС на Западных Балканах. Поддержка евроинтеграции среди населения постепенно ослабевает, и крепнет позиция тех, кто предпочитает вернуться в мрачное прошлое. Я уже не говорю о том, что «за углом» притаились Китай, Россия и Турция…

Одно из редких позитивных явлений, характерных для всех стран Западных Балкан в последние годы, — это, конечно, тот факт, что местные политические элиты, а также большинство граждан, выступают за европейскую интеграцию и вступление в оборонный альянс. Все это может способствовать прогрессу в регионе.

Помимо всех тех проблем, от которых страдает ЕС, он по-прежнему существует. У него крепкая экономика, и ЕС по-прежнему есть что предложить своим гражданам. В Евросоюзе укрепляется система образования, упрощается перемещение. И уже одним этим ЕС объединяет Европу и снижает вероятность конфликта. Тем не менее этот «экономический джин, политический карлик и военный муравей» до сих пор явно не понимает, как распутать «балканский узел», и делает то, что в чувствительной геополитической обстановке, возможно, хуже всего. Евросоюз пытается сохранить статус-кво. Понятно, что «шкодливые балканские дети» все еще очень далеки от того, чем является Европейский Союз. Ясно, что реформы они проводят неохотно и не спешат превращаться в государства закона и порядка. Однако пустые обещания Европейского Союза о том, как быстро мы будем продвигаться и однажды станем частью этого сообщества, не сопровождаются никакими конкретными действиями. Это обескураживает тех, кто «проповедует» учение ЕС на Западных Балканах. Поддержка евроинтеграции среди населения постепенно ослабевает, и крепнет позиция тех, кто предпочитает вернуться в мрачное прошлое.

А ведь, в конце концов, Болгария и Румыния уже вошли в Европейский Союз, хотя ему пришлось «не то, чтобы зажмурить один глаз, а руками закрыть себе оба». Я уже не говорю о том, что «за углом» притаились Китай, Россия и Турция…

Другие «игроки»

Многие полагают, в том числе и самые убежденные «европейцы», что Европейский Союз столкнулся с проблемами потому, что долгое время политическая интеграция не поспевала за экономической. Действительно, сейчас ЕС мучительно принимает самые банальные решения — так в нем разросся бюрократический аппарат. Все громче звучат голоса тех стран, которые хотят возвращения суверенитета в рамках национальных государств (Вышеградская группа). Ситуацию еще больше усложнил миграционный кризис и укрепление позиции популистских и ультраправых и ультралевых движений. Ответа на эти вызовы пока нет. Говорилось о нескольких вариантах «нового ЕС» (идею продвигают Макрон и Меркель), чаще всего в виде «многоскоростной Европы» (но против выступают страны Вышеградской четверки, а с ними и некоторые другие). Пока дела обстоят таким образом, и ничего не меняется, Европейский Союз слабеет, а влияние других «игроков» растет. И здесь мы подходим к Западным Балканам, которые в настоящее время зависли «между небом и землей», и никто не знает, что делать с этим регионом, но каждый хотел бы прибрать его к рукам. В подобной ситуации, если учесть, что многим политикам в балканских странах не чужда автократия, клиентелизм и кумовство и, напротив, чуждо правовое государство, становится ясно, насколько легко и быстро они могут развернуться в сторону других «игроков».

Влияние России в Сербии и Боснии и Герцеговине уже давно ощутимо, и оно растет. Турция, в свою очередь, тоже все чаще заявляет о себе в этом регионе (не только посредством Боснии и Герцеговины), а Китай входит со своим капиталом, о чем прямо сказал Йоханнес Хан, европейский комиссар по вопросам расширения и политики добрососедства. Он заявил, что Китай может превратиться в «троянского коня» в тех странах, которые когда-нибудь станут членами Европейского Союза.

По его словам, китайское сочетание капитала и политической диктатуры может привлечь некоторых балканских лидеров на юго-восточном крыле континента. Министр иностранных дел Словакии Мирослав Лайчак еще в 2017 году причислил к означенным «игрокам» Саудовскую Аравию, сказав, что не стоит винить в чем-то эти страны, поскольку они поступили логично, а вот ЕС стоит задуматься, что и как делать дальше.

Нужны конкретные шаги

Несмотря на все это, Евросоюз по-прежнему «блуждает по балканскому лабиринту», и его обещания по-прежнему выглядят пустыми. Ведь совершенно ясно, что такие страны, как Франция и Нидерланды, мягко говоря, не поддерживают расширение Европейского Союза, о чем несколько раз говорил французский президент Эммануэль Макрон. Сначала они хотят реформировать ЕС, а также увидеть, как масштабные реформы реализуются в странах Западных Балкан, а уж потом говорить о членстве.

Таким образом, сейчас ситуация такова, что в Македонии, еще недавно балансировавшей на грани гражданской войны, обстановка меняется, постепенно решаются острые проблемы, ищется решение давних споров с Грецией. Европейская комиссия обещала Македонии за все это «дать зеленый свет» на начало переговоров о вступлении, тем не менее этого не происходит. В такой же ситуации оказалась Албания, которая уже давно ждет начала переговоров, и неизвестно, сколько она еще будет готова ждать.

Черногория прошла через все и вся и даже пережила покушение на президента Мило Джукановича из-за его проевропейской и пронатовской политики. И после всего этого Черногорию будто обдали «холодным душем», когда президент Дональд Трамп назвал ее народ агрессивным. Черногорцы уже открыли на переговорах подавляющее большинство разделов, касающихся вступления в ЕС, но мало из них закрыли. Поэтому большим вопросом остается, сможет ли Черногория к 2025 году стать частью «европейской семьи» (согласно новой стратегии ЕС для Западных Балкан, в том же году в Евросоюз может войти и Сербия).

Босния и Герцеговина мучительно борется со своими проблемами, и, честно говоря, ее руководство ничего не делает для того, чтобы ускорить вступление в ЕС. Но так же честно стоит признать, что Европейский Союз сам не знает, как набросить на Боснию и Герцеговину «смирительную рубаху», и предложить он может только разговоры.

А они не приносят ничего, кроме массового переселения наших граждан. Вступление в ЕС — это единственное, с чем согласны все, однако, к сожалению, из-за всего выше перечисленного поддержка европейской интеграции снижается. Не так давно войти в Европейский Союз хотело 76%, а в 2018 году — уже 56,6%.

Сербия лавирует между западом и востоком. На словах она выступает за членство в Европейском Союзе, но также в качестве партнеров ее привлекают Россия, Китай и Турция. Остается нерешенным вопрос Косово, однако неразрешенные пограничные споры с соседями есть у всех западнобалканских государств.

Итак, ЕС продолжает заявлять, что Западные Балканы во всех смыслах являются частью Европы, что у них большие перспективы, что Евросоюз Балканы не забудет, и даже отправляет деньги и предпринимает попытки сделать этот регион своеобразным щитом для защиты от мигрантов. Но все это уже просто не действует. Европейский Союз должен дать ясные ответы, ясные указания и представить ясную перспективу, поскольку одни слова ничего не стоят. Даже те граждане, которые больше доверяли европейским политикам, чем собственным, теряют оптимизм по поводу Европейского Союза. Дипломатичные разговоры о том, что ЕС видит в странах Западных Балкан партнеров, а не членов, нужно просто прекратить, иначе мы начнем скатываться к новым распрям и опасно приблизимся к точке «размораживания замороженного конфликта». Ведь балканские политики умеют править, проводя только политику страха и шантажом. Если действительно у «европейского зала ожидания нет выхода», то наши элиты найдут его где-нибудь в другом месте, где не хватает демократии, прав человека, свободы СМИ и слова, но предостаточно диктатуры, преступности и коррупции, а также «порабощенных институтов». В этом балканские политики — мировые лидеры.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.