В недавно открытом Центре российской культуры в небольшом ливанском городке Алей (Aley) Галина Павлова преподает русский язык ученикам, которые хотят выучить язык Пушкина.

Будучи ключевым участником войны в Сирии, в которую она вступила в 2015 году, Россия хочет закрепиться в соседнем Ливане, который является традиционным союзником Вашингтона и Парижа на Ближнем Востоке.

Для этого, в рамках масштабной стратегии по увеличению своего влияния в регионе, Москва делает ставку не только на культурные связи, но и на экономическое и политическое сближение.

Девять «стражей» культуры

«Мы хотим, чтобы в Ливане изучали не только культуру Франция и США», — говорит Галина Павлова, 25-летняя учительница русского языка в Ливане. Только этим летом в стране открылись три новых российских культурных центра.

За десять лет власти Ливана при поддержке российского посольства открыли девять культурных центров. До этого у России был только один центр в Бейруте, основанный в 1951 году.

«Это расширение является частью стратегии по укреплению присутствия Москвы на Ближнем Востоке», — говорит Имад Ризк (Imad Rizk), директор ливанского Центра стратегических исследований и коммуникаций.

Урок русского языка в российско-ливанском культурном центре

Связи между Ливаном и Россией усилились в течение 1950-х и 1980-х годов с подъемом левых группировок в Ливане, но после распада СССР практически сошли на нет.

«Ливан, все еще сильно связанный с Западом, является для России орудием — в чисто символическом смысле, разумеется- с помощью которого она хочет изменить мировой порядок» и создать «новый постзападный мир», говорит Жюльен Носетти (Julien Nocetti), эксперт Французского института международных отношений.

Более 10 миллиардов инвестиций

Помимо открытия новых культурных центров и увеличения квот для ливанцев в российских университетах, Москва делает ставку на экономику. По данным таможенной службы Ливана, объем российского экспорта в Ливан увеличился почти вдвое за пять лет, достигнув 770 миллионов долларов в 2017 году (663 миллиона евро) против 423 миллионов в 2012 году. В данный момент обсуждается проект открытия «зеленого коридора» для увеличения экспорта сельскохозяйственной продукции Ливана в Россию.

В 2017 году российская газовая компания «НОВАТЭК» в консорциуме с французской Тотал (Total) и итальянской Эни (Eni) выиграла тендер на разведку газа на шельфе Ливана. В свою очередь во время своего недавнего визита в Москву министр иностранных дел Ливана Джебран Басиль (Gebran Bassil) призвал российские компании принять участие во втором тендере.

«Мы надеемся, что российские компании примут участие в масштабном проекте по модернизации инфраструктуры Ливана», — заявил Жак Сарраф (Jacques Sarraf), председатель Ливанско-Российского делового совета. Это актуально для инвестиционных проектов стоимостью более 10 миллиардов долларов США, одобренных в апреле в рамках международной конференции по оказанию помощи Ливану, под патронажем Парижа, некоторые из которых будут реализовываться частными компаниями. «Кроме этого российские компании также планируют прийти на север страны для участия в реконструкции Сирии», — сказал он.

На данный момент реализация проекта затрудняется из-за «нежелания местных банков вести дела со своими российскими коллегами» из-за западных санкций против Москвы, принятых в 2014 году. Ливанский банковский сектор уже находится под пристальным вниманием казначейства США, которое стремится ослабить влияние «Хезболлы», союзника Ирана и Москвы в Сирии, и тщательно изучает «подозрительные» банковские потоки.

Неудавшийся проект по оказанию военной помощи

Россия также стремится занять ключевое место в политическом ландшафте Ливана, где доминируют западные страны и где нынешний баланс сил благоприятствует этому. В июле Россия выступила с инициативой по возвращению беженцев в Сирию. Это больной вопрос для Ливана, в котором находятся около полутора миллионов сирийских беженцев.

По словам президента Мишеля Ауна (Michel Aoun), близкого к Дамаску и Хезболле, инициатива, одобренная всем ливанским политическим классом, позволит 900 000 беженцам вернуться домой.

Москва также предложила предоставить Ливану военную помощь на миллиард долларов. Эта инициатива должна была быть одобрена в марте, но правительство «в последний момент передумало», — говорит Сарраф.

Бейрут боится потерять значительную поддержку США в ряде областей, включая военный сектор. С 2006 года США оказало Ливану военную поддержку на сумму около 1,7 миллиардов долларов США.

«Если Ливан примет помощь России, это будет иметь серьезные последствия для обязательств перед США», — предупреждает Арам Нергизян (Aram Nerguizian), один из директоров военной и гражданской программы Центра Карнеги на Ближнем Востоке.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.