Все это должно стать самой впечатляющей версией теперь уже отлаженного механизма российских военных учений в натуральную величину. С 11 по 15 сентября в стране пройдут маневры «Восток-2018» с участием 297 000 военных, 1 000 самолетов, вертолетов и беспилотников, 36 000 танков и единиц бронетехники, а также 80 кораблей. Именно такие цифры привел начальник российского генштаба Валерий Герасимов, когда очертил общие контуры операции в Москве 6 сентября. Все это превосходит рекордные по масштабам учения «Запад-81», в которых участвовали государства ОВД.

По словам министра обороны Сергея Шойгу, учения «в чем-то повторяют "Запад-81″, но в чем-то даже еще масштабнее. (…) Представьте себе, что одновременно задействовано 36 тысяч единиц военной техники: танки, БТР, БМП. Все это в условиях происходит в условиях, максимально приближенных к боевым к боевым». Всего было обозначено пять зон, от Сибири до Дальнего Востока. «Военные игры» пройдут в два этапа и стартуют в Чите (Забайкалье, 200 км от китайской границы), где к учениям присоединятся 3 200 военных Народно-освободительной армии Китая.

«В Россию было переброшено 900 единиц техники, 30 самолетов и вертолетов», — заявил в четверг китайский военный атташе, находившийся на трибуне рядом с главой российского генштаба. Он назвал маневры «неоценимым опытом (…), который, безусловно, будет способствовать миру и стабильности в регионе».

Проверка готовности

Страны уже не в первый раз проводят совместные военные учения. Первые из них, «Миссия мира», состоялись в августе 2005 года в заливе Шаньдун с участием наземных, морских и воздушных подразделений. За ними последовали и другие. «Восток-2018» выделяется на их фоне масштабом, а также отработкой всех типов войн, в том числе бактериологической. По данным Минобороны, аккредитовано 180 иностранных СМИ, а также 91 наблюдатель из 57 стран.

Пекин пытается успокоить страсти. Совместные учения не следует «понимать неправильно», писала 31 августа газета «Чайна Дэйли», подчеркивая, что это «привычная практика для Китая и России». Просто на этот раз речь идет о более масштабных учениях. Как сообщает процитированный китайскими СМИ военный источник, китайская армия хочет приобщиться к российскому опыту, полученному в Сирии.

Такой же позиции придерживается и генерал Герасимов. Он не видит ничего сенсационного в подобном развертывании сил, к которому также присоединится (в меньшем масштабе) Монголия. По его словам, главная цель учений — проверка настоящей боеготовности подразделений, которая может быть оценена только в ходе маневров должных масштабов.

Необычным моментом станет и то, что в учениях также примут участия войска центрального военного округа (в России их пять), которым предстоит сыграть роль противника. Как отметил замминистра обороны Александр Фомин, они не будут использовать форму и вооружение НАТО и даже использовать английский язык для имитации противника, в отличие от того, что практикуют в альянсе. По словам Герасимова, учения не направлены против какой-то страны и соответствуют российской военной доктрине, которая носит оборонительный характер.

Прошедшие в сентябре прошлого года с участием Белоруссии учения «Запад-2017» рассматривались НАТО как подготовка к масштабной войне с равным противником, вызвав тревогу в Прибалтике и Польше. На этот раз, в связи с географической отдаленностью операций, в Европе слышно меньше тревожных отзывов, чем в США и Японии. «Мы будем внимательно следить за участием Китая в крупнейших российских учениях в этом году», — заявил глава американской национальной разведки Дэн Коутс (Dan Coats). Пока Москва представляла будущие маневры, США объявили о совместных учениях с Индией в 2019 году.

Политическое значение

Япония тоже внимательно следит за маневрами, часть которых пройдет в Охотском море, неподалеку от ее берегов. Редкий случай: Валерий Герасимов согласился в четверг ответить на несколько вопросов после представления «Востока-2018». Японский военный атташе поинтересовался у него насчет проведения учений вблизи Курильских островов, которые до сих пор остаются предметом спора двух стран. Генерал заверил, что никаких военных операций в этом регионе не запланировано.

Эксперт по Китаю и оборонным вопросам Матье Дюшатель (Mathieu Duchâtel) считает, что российско-китайские учения имеют в первую очередь политическое значение: «Отношения активизировались с 2015 года, когда Си Цзиньпин присутствовал в мае на параде в Москве, а Владимир Путин побывал в сентябре на параде в Пекине. После долгих лет колебаний Путин продал китайцам ракеты С-400 и истребители Су-35. Как бы то ни было, самое важное — это близость идеологии двух стран. Раз американский оборонный бюджет на 2019 год открыто ссылается на опасность со стороны России и Китая, обе эти страны демонстрируют США готовность ответить им сообща».

Для Кремля же важнее всего показать, что Россия не оказалась в военно-дипломатической изоляции. 11 и 12 сентября лидеры двух стран должны встретиться на открытии запланированного параллельно Восточного экономического форума во Владивостоке.

Как бы то ни было, в этих отношениях наблюдается серьезный дисбаланс. С ВВП в 1,5 триллиона долларов (по данным МВФ) Россия является самым настоящим экономическим карликом по сравнению с 12 триллионами Китая. В военном плане сравнение тоже не в пользу России. Бюджет китайской армии (без учета расходов на инженерные работы) в четыре раза больше российского: 228,2 миллиарда долларов против 55,3 миллиарда, по сведениям Стокгольмского института исследований проблем мира.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.