Стратегическое партнерство между Китаем и Россией, несмотря на то, что оно омрачено взаимной подозрительностью, поднялось на новую высоту на фоне недавних новостей о разработке совместных проектах на сумму более 100 миллиардов долларов и проведении крупномасштабных армейских учений.

Но такое сотрудничество противоречит духу соперничества, которое определяет отношения между председателем КНР Си Цзиньпином и президентом России Владимиром Путиным, предупреждают политтехнологи.

«Китайско-российский военный альянс — это только то, что вы видите над поверхностью, — сказал в пятницу Си-Эн-Би-СИ в кулуарах сингапурского саммита Роберт Каплан (Robert Kaplan), старший научный сотрудник Центра новой американской безопасности, мозгового центра, сосредоточенного на вопросах обеспечения национальной безопасности США. — Внизу находится серьезная геополитическая конкуренция между Китаем и Россией».

Экономическая и коммерческая деятельность Пекина на заднем дворе Москвы — в Центральной Азии, на Дальнем Востоке и в Арктике — уже давно представляет угрозу для Путина. Но его правительство не смогло конкурировать из-за собственных экономических проблем, и в 2014 году Москва ускорила свой поворот в сторону Пекина после того, как попала под западные санкции за аннексию Крыма.

В то время как Путин и Си стремятся сгладить разногласия, о чем свидетельствует их публичное шоу на Восточном экономическом форуме, проходящем на этой неделе, лидеры двух стран вмести выпили водки и закусили ее блинами с икрой. Однако глубокое соперничество между странами остается.

Двусторонние отношения — это скорее базовое соглашение об основах мироустройства, поддерживаемое общими интересами, а не альянс, заявил на этой неделе директор Московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин. Опасения Москвы по поводу инициативы Си «Один пояс- один путь» все еще в силе, предположил Тренин.

Россия является участником масштабной инфраструктурной программы, но в конечном итоге это программа может оказаться негативной для Путина. «То, что он действительно делает, оттесняет Россию еще больше, чем Америку, потому что он подталкивает Россию к статусу страны второго уровня на евразийском пространстве, — сказал Каплан, который также является старшим советником консалтинговой Евразийской Группы. — Китайцы — хозяева положения в двусторонних отношениях, в то время как россияне — номер два».

Начало укрепления партнерства между Москвой и Пекином рассматривается как риск для Вашингтона, но администрацию президента Дональда Трампа, похоже, это не тревожит. Министр обороны Джеймс Мэттис (James Mattis) сказал журналистам на этой неделе, что он в долгосрочной перспективе он не видит перспектив выравнивания [отношений] между Россией и Китаем

Однако этот аргумент, возможно, устарел. Западные официальные лица и эксперты убеждены в том, что китайско-российские отношения не заслуживают беспокойства из-за внутренней напряженности в отношении влияния на территориях бывшего Советского Союза, сказал доцент Университета Темпл в Токио Джеймс Браун.

Но поскольку Россия вынуждена отложить в сторону эти опасения в условиях своей изоляции, Западу придется пересмотреть китайско-российские отношения и признать, что они трансформировались в квази-альянс, продолжил Браун.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.