«Европейская стратегическая автономия» — именно так звучит новая мантра Франции в продвижении общей обороны Евросоюза. Предприниматели, парламентарии и военные, которые собрались 10 и 11 сентября в Париже на конференцию по обороне, говорили только о ней.

Франция с давних времен определяет свою автономию как способность «предугадывать, принимать решения и действовать в одиночку» в военном плане. Министр обороны Флоранс Парли (Florence Parly) недавно выступила с призывом к предприятиям, заявив о недопустимости того, чтобы Франция выпала из гонки в сфере космоса и новых технологий. В условиях порожденного Брекситом хаоса, угроз со стороны России и Китая, а также проблематичности Дональда Трампа, Парижу хотелось бы, чтобы партнеры последовали его примеру. Однако просто так добиться этого не получится.

Ставка на Европу

«Прислушаемся к заявлениям президента США. Его послание совершенно прозрачно. Они были и остаются нашими союзниками и друзьями, а НАТО все еще является столпом трансатлантической безопасности на фоне серьезных угроз. Как бы то ни было, сомнения возникли. Что случится, если завтра Европе придется в одиночку обеспечивать свою безопасность?» — заявила во вторник Флоранс Парли. Франция и Германия формируют «прочное ядро, которое позволяет развивать общую стратегическую культуру», уверяет министр, несмотря на существенную разницу подходов в этой сфере. 26 августа Ангела Меркель заявила следующее: «Нужно сделать ставку на Европу, чтобы мы говорили в один голос и Германия взяла на себя больше ответственности в оборонных вопросах». Предприятия напирают на значимость двустороннего проекта «боевой авиационной системы будущего» и призывают государство найти средства для запуска программы.

«Идея стратегической автономии пускает корни. В Европейском совете взяли в привычку говорить об обороне, и сейчас доступно общее финансирование, что было просто немыслимо в 2009 году», — отметила новый директор министерства по международным и стратегическим связям Алис Гиттон (Alice Guitton). «Для нас, французов, "вместе" зачастую означает "другие с нами". От этого нужно уходить», — признает один французский генерал. Штаб выступает за общеевропейскую оборонную доктрину, тогда как военные твердят о том, что «нет другого выбора, кроме как работать с Германией и привлечь Великобританию, несмотря на Брексит».

Первым проблемным вопросом становится использование «оборонного фонда» Европейской комиссии, то есть 13 миллиардов евро, которые предполагается выделить на оснащение национальных армий с 2021 по 2027 год. «Правила избирательности должны привести к выбору европейской продукции», — говорят в компании «Дассо». Как бы то ни было, пока что европейский ВПК отличается разобщенностью и конкуренцией. Там насчитывается 20 типов истребителей (против 6 у США) и 60 наземных оружейных систем (против 5), говорит глава компании «Некстер». Он также напоминает, что половина танков и пятая часть артиллерии производятся за пределами ЕС.

Бюрократический клуб

Несмотря на утверждение «постоянного структурированного сотрудничества» в конце 2017 года, реализация общих проектов представляется непростой задачей. «Прошли углубленные дискуссии, у нас появился юридический инструмент в лице структурированного сотрудничества, а страны взяли на себя обязательства. Только вот некоторые не соблюдают их», — сокрушается представитель ВПК. Дело в том, что, несмотря на серьезные шаги в сторону европейских преференций, Польша, Швеция, Румыния и Чехия продолжили планы закупок американского оружия.

Кроме того, Париж должен придать наполнение «европейской инициативе по вмешательству». Эммануэль Макрон выдвинул эту идею в ходе выступления в Сорбонне в октябре 2017 года без предварительной проработки предложений, что создало риск несогласия Брюсселя. Глава государства говорил тогда об «общих силах вмешательства, общем бюджете и общей доктрине действия». Впоследствии он поумерил масштабы своих планов. Флоранс Парли выразила сожаление насчет того, что государства-члены позволили Европе превратиться в «бюрократический клуб», и подчеркнула «глубоко прагматичный и адаптируемый» характер инициативы. Ее поддерживают девять стран, которые обладают «военными возможностями и политической волей». Первое политическое собрание пройдет в ноябре в Брюсселе. Затем штабы будут прорабатывать кризисные сценарии и делиться полученным во время операций опытом.

Проблема в том, что президент Макрон поставил Министерство обороны в состояние экономической войны ради сохранения французского суверенитета. Но это война настраивает Францию против двух главных союзников. США хотят продавать оружие Европе и пользуются присутствием их составляющих в вооружениях, чтобы ограничить их использование. Германия же является яростным промышленным конкурентом, который уже тормозил экспорт выпущенного совместно с Францией оборудования, несмотря на запрещающий это договор Дебре-Шмидта 1972 года, согласно которому оба правительства обязуются не мешать друг другу.

«Мы пугаем наших союзников»

Французские источники полагают, то начало обсуждения этих договоров может осложнить ситуацию из-за существующего политического равновесия в коалиции Ангелы Меркель. Наконец, немцы напоминают, что у них другое восприятие внешнего вмешательства. Глава комиссии Бундестага по обороне Вольфганг Хелльмих (Wolfgang Hellmich) отметил, что 86% населения выступают за вывод немецких войск из Афганистана и Мали, и что этот вопрос стал очень сложным в политическом плане после того, как его подхватили ультраправые.

Учитывая, что партнеры с севера и востока делают ставку на НАТО, и что Эммануэль Макрон сделал популистские правительства главным объектом критики в ходе европейской кампании, Франция оказалась в относительной изоляции. «Стоит обратить внимание на то, что мы пугаем наших союзников, поскольку в Брюсселе никто не говорит о стратегической автономии. Нужно придерживаться политики осторожных шагов и ни в коем случае не создавать впечатление, что мы играем против НАТО», — отмечает французский источник.

«Большая ответственность Европы не означает разрыв с США. Не стоит забывать, что в 18 критических военных возможностях, определенных НАТО, она на 50% зависит от американцев», — отмечает дипломат. «Нужно быть осторожнее с американцами, потому что без них мы ничего не сделаем», — добавляет военный источник.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.