Арабские и мировые средства массовой информации освещают тему предстоящего сражения в сирийском Идлибе между Россией, Ираном и сирийским режимом, с одной стороны, и Турцией и стоящим за ним Западом, с другой. Однако нужно учесть, что расчеты четырех сторон кардинально отличаются, вопреки тому, что может показаться на первый взгляд. Россия, укрепив свое присутствие в Сирии и восточной части Средиземного моря, хочет ещё большего дистанцирования Турции от Запада, даже в большей степени, чем одержать ещё одну военную победу над сирийской вооруженной оппозицией. Что касается Ирана, то он руководствуется другими соображениями. В частности, он не хочет сдавать позиции в пользу Турции в Сирии и желает, чтобы конфликт в этой стране завершился победой режима, во что в последние десятилетия были вложены десятки миллиардов долларов. В свою очередь, Турция опасается, что масштабное наземное наступление на Идлиб подтолкнет около миллиона новых беженцев к ее границам в дополнение к трем миллионам человек, которые уже находятся на ее территории, что ляжет очередным бременем на турецкую экономику. Более того, падение Идлиба от рук сирийского режима будет означать полное поражение Турции, особенно если учесть рост значения курдского фактора в сирийском вопросе и захват враждебными Анкаре курдскими вооружёнными группировками большой части сирийской территории. Как можно преодолеть данный конфликт интересов?

В прошлую пятницу Путин, Роухани и Эрдоган встретились в иранской столице — Тегеране, чтобы обсудить конфликт в Сирии параллельно с бомбардировкой опорных пунктов сирийской оппозиции в городе Идлиб и прилегающих районах, которую начали российские и сирийские силы. Похоже, что Россия продолжит воздушную бомбардировку Идлиба, но не станет участвовать в боевых действиях на земле, которые отнимут много жизней, ожидая разрешения вопроса Турцией.

Москва знает, что в последнее время отношения между Анкарой и Вашингтоном напряжены по целому ряду причин, и не хочет загонять Турцию в угол, что может побудить ее обратиться за помощью к Западу в сирийском конфликте. Путин теряет пространство для своих маневров с Турцией. Достичь хрупкого баланса между использованием напряженности в отношениях между Турцией и Западом и ослаблением давления на Анкару — вот то, что Москва пытается сделать в рамках нынешнего конфликта в Идлибе. Если Москва чувствует, что турки считают для себя альтернативой искать поддержку у Америки и отказаться от договоренностей с Москвой в Сирии, то Россия может действительно начать наземные операции, даже если это предполагает риск столкнуться с турецкими войсками, дислоцированными в северной Сирии.

Идлиб не представляет большой стратегической ценности для Москвы, по сравнению с превращением исторического противника, такого как Турция, в регионального партнера России после многовековой вражды. В связи с этим пересмотр конфликта интересов между игроками в Идлибе может стать компромиссом, что предполагает заключение соглашения сторонами о том, что «Хайат Тахрир аш-Шам» и связанные с «Аль-Каидой» (запрещена в РФ — прим. ред.) группировки будут рассматриваться в качестве террористических организаций и должны быть разоружены, что удовлетворит все стороны, в том числе Турцию, которая боится их притока на свою территорию, наряду с сохранением подконтрольных ей районов в Африне и на севере Идлиба, недалеко от турецкой границы.

Стратегическая задача России в настоящее время — не допустить улучшения отношений Турции с США и НАТО, максимально использовать нынешнюю напряженность в американо-турецких отношениях и как минимум не позволить Анкаре оказывать давление на Россию в битве за Идлиб и тем самым доказать, что российское присутствие в регионе не вредит турецким интересам. Москва разгонит СМИ, которые хотят осветить разногласия между региональными и международными игроками, события в Идлибе, его красочные карты, а также битву внутри и вокруг него, однако вдали от камер и заявлений официальных лиц факты и баланс сил, похоже, сильно отличаются от того, что заявляется в СМИ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.