Происходящий у нас на глазах кризис глобализма не может не вызывать тревогу: он делает невозможным, прежде всего, поддержание общего мирного состояния, которым все это время занимались учреждения международной юрисдикции, начиная с ООН. Кроме того, его усугубляют так называемые «неонационализмы» и «микронационализмы», когда мы имеем дело с нарушением единства государств. Это явление требует постоянного внимания ввиду негативных последствий, которые не сложно угадать и некоторые свидетельства которых сегодня уже налицо. Но перед нами встает новая, вероятно, еще более волнующая проблема: опасность анархии, которая может воцариться в международных отношениях.

Речь идет о совпадении по времени сразу нескольких факторов: призыва Трампа «Сделать Америку снова великой», намерений Си Цзиньпина «провести великое возрождение китайской нации», а также заявления Путина о том, что географические границы его страны уже границ ее интересов, и стремления вернуть «Великую Россию».

По сути как «микронационализмы», так и то, что мы называем «консервативным национализмом» (традиционные «великие державы») подвержены конфликту между современным глобализмом и воспоминаниями о суверенитете международного порядка, который разрушили войны. Между тем научно-технический прогресс сегодня требует реорганизации порядка посредством глобального управления.

Наиболее видное положение на глобальном уровне занимают три крупные державы. Но можно утверждать, что микронационализм сегодня охватывает «Национальный фронт» Марин Ле Пен, неустойчивый евросепаратизм Великобритании, действия Фрауке Петри с «Альтернативой для Германии» или Маттео Сальвини с итальянской «Лигой Севера» — все они прикладывают усилия к тому, чтобы солидаризироваться.

На этом фоне вопрос Каталонии оказывается проблемой не только для Испании, но и для Европейского союза, куда входим и мы.

При такой эрозии политического единства в ЕС мы не можем игнорировать упомянутых заявлений Америки, России и Китая, особенно речь Си Цзиньпина, произнесенную им в 2016 году, когда он высоко оценил глобализацию экономики и при этом высказался против мирового управления. Естественно, проблема продолжающейся миграции влияет на оборонительные тактики каждого вовлеченного сообщества вне зависимости от его размеров.

В этом процессе Китай выделяется среди прочих стран тем, что его идентичность непрерывно складывалась на протяжении тысячелетий, а в основе его политики лежит иерархия, которую будет непросто принять тем, кто верен идеалам ООН. Ведь в работе последней продолжает применяться право вето и сохраняется различие между решениями Генеральной Ассамблеи, которые служат рекомендациями, и резолюциями Совета Безопасности, которые носят характер императива.

В этой сложной ситуации, которая все чаще заставляет Генерального секретаря делать официальные заявления, пользуясь своим правом голоса и обязанностью призывать к достоверности, под угрозой оказывается в первую очередь Европейский союз с его миссией защиты и продвижения солидарности и единства членов. Эта работа уже не раз осложнялась различными обстоятельствами: сначала это было падение Берлинской стены, а теперь Брексит и вмешательство американского президента. Он откровенно стремится ослабить атлантическую солидарность, проявляя явное пренебрежение к встрече «Большой семерки», развязность во время визита в Великобританию, лицемерное отношение к обездоленным, а также принимая неожиданные решения (желание отделиться от соседей немыслимой стеной) и делая противоречащие друг другу заявления.

Рассадник так называемых популистских партий опасен и тем, что упомянутый треугольник амбиций может стать одной из причин внутренних разломов Евросоюза. Нам следует с удвоенным рвением заняться поиском альтернатив, дабы сохранить целостность европейского наследия и его ценность для общечеловеческого наследия. Для этого необходимо окончательно отказаться от каких бы то ни было амбициозных намерений вернуть Европе образ «Света мира» — она должна стать примером верного служения мировой эволюции в состоянии мира и единства.

Еще не ушло поколение, которое после окончания Второй мировой войны испытывало глубокую озабоченность тем, что так называемая холодная война — это лишь перемирие. Не закончились и кризисы, которые рассеяли многие надежды, связанные с падением Берлинской стены. Эти люди и поколение их потомков должны заявить о себе во всеуслышание и потребовать у тех, кто несет ответственность за будущее, пересмотра их намерений — ведь они не дают этим надеждам возродиться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.