В период непрекращающихся глобальных и региональных перемен председатель КНР Си Цзиньпинь поселил Восточный экономический форум. Его приезд во Владивосток не только способствовал продвижению направленных на модернизацию долгосрочных отношений между Россией и Китаем, но также имел большое значение для процесса глобализации и установления межрегионального сотрудничества.

Взаимодополняемость в глобальных делах

Разработка Дальнего Востока и Сибири началась российскими учеными несколько десятилетий назад. Этот район стал последней надеждой страны преодолеть упадок экономики, окрепнуть и осуществить амбиции крупного государства. В то время как европейская часть России находится под давлением со стороны западных стран, было решено развивать обширные отсталые территории на востоке, откуда должны были черпаться силы для будущего продолжительного развития.

За последние годы Путин сосредоточил все силы на востоке страны и произошедший там прогресс заставил взглянуть на данный регион по-новому.

В 2012 году было создано Министров по развитию Дальнего Востока. Данный правительственный орган стал олицетворять собой идею открытости этого региона. С 2012 года было создано 18 районов опережающего развития и свободный порт во Владивостоке. Были созданы законодательные нормативы, регулирующие иностранные инвестиции и безвозмездное предоставление гражданам России земельных участков. Таким образом за последние три года уровень развития Дальнего Востока превысил средней уровень по стране. Малонаселенный район, составляющий 5% всей территории страны, привлек 26% от полного объема иностранных инвестиций.

Развитие Дальнего Востока и Сибири оказало влияние как на развитие России и Северо-Восточной Азии, так и на весь азиатский континент и процесс глобализации в целом.

Минприроды согласовало создание нового государственного заказника на Ямале

Обширные территории Дальнего Востока — не только одним из источников будущего развития страны, они связаны с будущим всего азиатско-тихоокеанского региона. Вслед за продолжительным экономическим ростом, который наблюдался в Азии, возросли потребности среднего класса, составлявшего основу экономики. Из-за этого образовалась нехватка ресурсов, экологических условий и пространства. На этом фоне и сложились отношения взаимодополняемости между Дальним Востоком, Сибирью и Азией.

По статистике на один квадратный километр на Дальнем Востоке приходится менее одного человека, также там находится самое большое пресное озеро Байкал, в то время как население Китая составляет 20% от мирового, на территории страны располагается только 6% всей пресной воды и 8% пахотных земель. Несмотря на то, что природные ресурсы, находящиеся на территории страны, по закону принадлежат только этой стране, в ходе консультаций, на которые страны пошли добровольно и проводили честно, Китай и Россия открыли для себя небывалые перспективы сотрудничества. Что же касается Японии, стран АСЕАН и Корейского полуострова, то они особо остро нуждаются в энергоресурсах, земледельческой и лесной продукции, а также улучшении экологии; повышен спрос в этих регионах на сельскохозяйственную и животноводческую продукцию без ГМО. Поэтому взоры этих стран и устремились в сторону Сибири и Дальнего Востока.

Полигон для всестороннего сотрудничества

Стоит отметить, что в деле открытия миру Дальнего востока и Сибири Россия упорно придерживается стратегии укрепления всестороннего экономического сотрудничества. Из опыта экономического развития логически следует, что те районы ускоренного развития, которые выдержали конкуренцию с другими и не сильно зависят от какой-то конкретной системы смогут стать объектом интереса со стороны иностранных держав. Таким образом мы можем заключить, что международное сотрудничество на Дальнем Востоке может стать началом сотрудничества стран Северо-Восточной Азии в сфере экономики и безопасности.

Сейчас все зависит от выбора модели для будущего межрегионального развития. С одной стороны, основываясь на историческом опыте, это может быть тот детерминизм, которого придерживались страны, устанавливая Ялтинскую систему, или сплочение в условиях конкуренции и интеграция, где предпочтение отдается странам Европы, с помощью которого произошел подъем в Германия. В первом случае приходится пренебрегать желанием средних и малых стран осуществлять развитие внутренних и внешних дел самостоятельно, а во втором, внимание не обращается на вопрос о суверенитете азиатских стран и на опыт стран ЕС, перенесших трудности, связанные с «избытком суверенности». В то время как метод, применяемый ШОС для осуществления межрегионального сотрудничества, уже показал свою эффективность. И все же для установления такого сотрудничества необходимо немного больше времени и усилий. На долгом пути установления межрегионального сотрудничества еще встретится немало препятствий.

С другой стороны, кардинальные изменения в межрегиональной обстановке заключаются в следующем: в процессе установления сотрудничества факторы, затрудняющие его, наслаиваются и переплетаются.

Фермерское хозяйство "Кладовая солнца"

Во-первых, история России знает немало примеров, когда появившиеся возможности для сотрудничества использовались не сразу, о них не забывали и прилагали усилия по их использованию через некоторое время. Предположим, что в этом году представился случай, отложенный на будущее, что страна на время потеряла часть своих территорий, зато ее народ жив и стремиться возродить былое могущество. Сейчас стране как раз выпал такой шанс, взяв который за основу и приложив достаточно усилий в будущем можно получить добиться развития всей страны.

Во-вторых, перемены в ситуации на Корейском полуострове, могут искоренить оставшиеся настроения в духе Холодной войны. Готовность Ким Чен Ына во время президентского срока Трампа провести денуклиаризацию дает людям надежду на улучшение обстановки. В то же время в новостном агентстве «Франс Пресс» приводятся слова ведущего специалиста по вопросам Южной Кореи Андрея Ланькова: «Россия не принимает участие в развитии ситуации на Корейском полуострове», что расходится со следующими фактами: на протяжении многих лет ведется строительство железных дорог и трубопроводов из России на полуостров, а также осуществляется множество других планов в рамках экономического сотрудничества между Россией, Северной и Южной Кореей. А это значит, что обе Кореи возлагают большие надежды на сотрудничество с Россией.

В-третьих, российско-китайские отношения играют важную роль для соединения между собой двух описанных выше труднодостижимых возможностей. Если рассмотреть данную ситуацию, то получится, что многостороннее сотрудничество на Дальнем Востоке связывает Северо-Восточную Азию с такими факторами, как процесс социально-экономического развития всей России, делая его стабильным и предсказуемым. Сотрудничество со странами Корейского полуострова дает России больше времени на то, чтобы воспользоваться этой возможностью. Говоря о времени, нельзя не сказать, что обсуждение корейского вопроса предоставляет небывалые возможности для совместных действий в области развития безопасности. Таким образом Северо-Восточная Азия сможет избежать самую серьезную угрозу, базирующуюся на принципах холодной войны. С другой стороны, это дает новые возможности для развития и открытости внешнему миру Сибири и Дальнего Востока. В таком случае, Китай, будучи стратегическим партнеров и России, и Северной Кореи, сможет повысить уровень собственной значимости в данной ситуации.

Расширение «Азиатского Средиземного моря» на Север

В новых исторических условиях, когда поменялась обстановка в Сибири, на Дальнем Востоке и на Корейском полуострове, остается еще один важный фактор. Вместе с повышением роли северных морей новым долгосрочным критерием отбора становится сферы транспортировок и экономического сотрудничества в западной части тихоокеанского региона. Азиатско-тихоокеанский регион — это северные моря, прилегающие к Сибири и Дальнему Востоку, проход вдоль Японии, Корейский полуостров и вся западная часть Тихого океана, на Юге он доходит до Южно-китайского моря, стран АСЕАН и касается Австралии и Новой Зеландии. В этом районе всегда существовали и с большой вероятностью продолжат существовать возможности развития транспортной системы и экономического сотрудничества. В 2011 году французский ученый Франсуа Жипулю отметил, что оживление экономики в данном регионе можно сравнить с аналогичным явлением в Средиземном море, получается «Азиатское Средиземное море». Тогда Жипулю не имел в виду северную акваторию, его внимание было сосредоточено на водах к югу от Японии. В настоящее время значение северной акватории повысилось, особенно вслед за потеплением Северного Ледовитого океана. Перспектива сокращения трети новых рейсов в Европу и Азию ведет к тому, что «Азиатское Средиземное море» расширится и станет включать в себя Сибирь и Дальний Восток, что будет логично. Это будет касаться не только «морского Шелкового пути» и «арктического пояса Шелкового пути», но также и усиления сотрудничества и конкуренции между странами и регионами.

Последний фронт глобализации

Перед всем миром сейчас остро встал один вопрос: продолжать процесс глобализации или нет. От этого выбора не удастся уклониться ни одной стране. Количество новых возможностей, предоставленных открытием и развитием Сибири и Дальнего Востока, наводит на мысль, что поздно отказываться от этой идеи, глобализации не миновать. Но ведь можно ограничиться и успехом открытия миру Дальнего Востока и Сибири и не стремиться к неоглобализму по пути «Вашингтонского консенсуса». Модель «маленькое правительство — большой рынок» не соответствует такому затруднительному природному окружению и сложным задачам открытости внешнему миру. В ситуации существенных различий внутренних и внешних условий, продвижение стратегии слабого правительства не сможет принесли успеха в далекой перспективе.

В то же время за сотни лет Сибирь и Дальний Восток развились в самостоятельные территориальные образования, обеспечение безопасности которых составляет для России непростую задачу. Поэтому в деле развития и открытия Дальнего Востока и Сибири нельзя отказываться от принципов глобализации. С развитием транспортно-коммуникационной взаимосвязанности, у стран, участвующих в этом, появляются равные возможности. В то же время этот масштабный международный процесс по укреплению сотрудничества протекает на основе суверенного права, с согласия всех участвующих стран. С точки зрения международной политической экономии, процесс развития отсталого российского региона влияет на состояние всей страны. Если провести параллель с ходом глобализации в 80-90-х годах прошлого века, то такой сложный и длительный процесс отличается разнообразием аспектов, богатым содержанием, увеличением потребностей в сотрудничестве и взаимопонимании.

Таким образом отличительной чертой «новой» глобализации станет ее проявление на Дальнем Востоке и в Сибири. Существуют мнения, что одновременно не удастся достичь глобализации, демократизации и национализма. Возможно, приоритетные для одной страны цели развития окажутся недостижимыми, но Россия, новичок в глобальных делах, может стать исключением из правил. Может, у России и не получится добиться значительных успехов по всем трем направлениям, но всем видна непоколебимость позиции России в отношении национализма.

Понятие демократии в России отличается от западных стран, однако и в этом направлении наблюдаются некоторые сдвиги: в 2012 году Путин в третий раз одержал победу на президентских выборах, во время праздничной церемонии, на эмоциях, он заявил, что «демократия по-русски» — это не игрушки. Если России удастся продолжать процесс глобализации и вместе с тем изменить стратегию поведения правительства, частных и государственных субъектов, задействованных в процессе, установить новые виды сотрудничества, тогда можно смело прогнозировать успех открытости Дальнего Востока.

Восточно-Сибирская железная дорога

Затруднения внешнего и внутреннего характера в развитии Дальнего Востока

Великое дело развития Дальнего Востока и Сибири затронуло весь мир, его прошлое и настоящее, отразилось на ситуации внутри страны и между странами. Стоит отметить, что в день открытия Восточного экономического форума начались крупнейшие со времен холодной войны военные учения с участием Китая и Монголии. Не демонстрация ли это непримиримости России с Западом? Вряд ли. Как говорил бывший глава РЖД Якунин: почему бы России не продлить Транссибирскую магистраль до Берингова пролива, а оттуда до Аляски. Даже в самые трудные времена Россияне не перестают думать о будущих возможностях.

Конечно, мысли о светлом будущем не гарантируют его осуществления.

Во-первых, сможет ли Россия сделать упор на развитие Дальнего Востока в условиях ведения многомиллиардной торговли в Европой, и развить на этом основании еще более тесное сотрудничество со странами Азии. Дискуссии на этот счет ведутся в стране в настоящее время. Против развития Дальнего Востока и укрепления сотрудничества с Азией выступал уволенный из-за обвинения в коррупции бывший министр экономики Улюкаев. Однако под руководством Путина в стране укрепилась тенденция развития Дальнего Востока и усиления сотрудничества с Азией. Однако из-за споров о распределении ресурсов и выгоды остается неясным план построения сотрудничества по отдельным направлениям. Непреодолимой дилеммой остается территориальная принадлежность России как к Европе, так и к Азии.

Во-вторых, между правительствами всей страны и ее регионов еще не выработалось единого мнения: сделать развитие Дальнего Востока фронтом борьбы с Западом или употребить его богатства на благо страны, управлять им ради удовлетворения внутренних потребностей. Согласно опросу, более 40% жителей региона не довольны тем, что правительство не учитывает их интересы в данном вопросе, а более 30% опасаются наплыва в регион китайцев. Такое отношение жителей Дальнего Востока к центральному правительству вряд ли изменится в ближайшее время.

В-третьих, участие в развитии Дальнего Востока и Сибири не способствует смягчению контроля за иностранными инвестициями. Улучшение инвестиционного климата в дальневосточном регионе было проблемой на протяжение долгого времени. Инвесторы потянутся туда только после завершения этого процесса, иначе им придется бороться за получение выгоды от вложенных денег. Над этим вопросом еще предстоит поработать. Продвинуться в этом направлении возможно благодаря совместным исследованиям и поискам оптимальной модели сотрудничества, после чего станет возможным утвердить сферы сотрудничества, учитывая опыт прошлых лет. Такая работа потребует немало сил и времени.

У Китая уже есть многолетний опыт сотрудничества с развитыми западными рынками. Поможет ли это Китаю добиться успеха в непростых рыночных условиях данного региона? Если же двусторонне сотрудничество в этом регионе не удастся наладить таким странам как Россия и Китай, у которых существует преимущество в виде государственной поддержки, то об открытости региона другим странами и говорить нечего.

Пассажиры туристического поезда «Великий Чайный путь Маньчжурия - Сибирь»

В-четвертых, усиление степени открытости внешнему миру внутреннего рынка Китая также является частью установления сотрудничества на Дальнем Востоке. Россия проявила большой интерес к Китайской международной импортной выставке, которая пройдет в ноябре в Шанхае. Ведь эта выставка важна в качестве первых шагов в рамках открытости России. Для сотрудничества будет выбрано немного сфер, но Китай не оставляет надежды, что выбор сфер сотрудничества заставит страны действовать сообща. Что же касается США, то это может стать поводом обменяться обещаниями на будущее. Очевидно, что это повлияет на общую ситуацию в сфере производства. В долгосрочной перспективе взаимное уважение и распределение выгоды между тремя странами: Россией, США и Китаем существенно снизится или же, наоборот, устремится в сторону взаимовыгодных отношений.

В-пятых, поддержка открытости Дальнего Востока на высшем уровне вовсе не подразумевает успешное гуманитарное сотрудничество на остальных уровнях. Ведь давние обиды и небольшие недопонимания могут сильно и надолго отразиться на отношениях между странами. Россия и Китай должны быть готовыми, что без того сложные условия сотрудничества усугубятся критикой или сопротивлением третьих сторон, которыми в том числе могут оказаться партнеры по сотрудничеству. Однако многие ученые и специалисты твердо уверены, что обстановка для сотрудничества улучшится.

Дальний Восток и Восточная Сибирь уже давно перестали быть «фронтом холодной войны», но в отношении к новой глобализации, этот регион должен стать «последней линией фронта», что будет сделать непросто.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.